СЕКРЕТНЫЙ ФОНД КАЗАХСКОГО ПРЕЗИДЕНТА

12 апреля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 14, 12 апреля-19 апреля 2002г.
Отправить
Отправить

В политическом лексиконе СНГ появилось новое словечко — «Казахгейт». Так называют антикоррупцио...

В политическом лексиконе СНГ появилось новое словечко — «Казахгейт». Так называют антикоррупционное расследование швейцарских правоохранительных органов и министерства юстиции США в отношении высших должностных лиц Казахстана, якобы имеющих тайные незаконные счета в зарубежных банках.

Как оказалось, скандал этот имеет длинные корни. 28 января подал в отставку премьер-министр Казахстана Касымжомарт Токаев, и, по Конституции страны, в отставку ушло все правительство. Политического кризиса в западном понимании этих слов, однако, в республике не произошло. Уже к концу дня президент Назарбаев назначил (а парламент утвердил) нового премьер-министра — Имангали Тасмагамбетова, занимавшего в предыдущем правительстве пост вице-премьера. А тремя днями позже к присяге был приведен новый кабинет министров, сохранивший 80 процентов прежнего состава. Вот, казалось бы, и вся история.

Но у нее есть своя витиеватая предыстория, которая выглядит намного интереснее. Казахстанский феномен политической жизни сложился таким образом, что премьер-министры здесь задерживались на своем посту, как правило, не дольше двух лет. В условиях посткоммунистического тоталитаризма частая смена правительств, министров, глав областных администраций является для первого руководителя одним из способов удержаться на своем посту. На первый взгляд, речь шла и на этот раз просто об очередной ротации.

Существовало, однако, одно «но». В прошлом году Токаев «прославился» тем, что отказался зарегистрировать оппозиционную партию «Демократический выбор Казахстана», в связи с чем страна оказалась на грани политического кризиса.

Феномен новой казахской оппозиции требует своего пояснения. Как и в большинстве центрально-азиатских республик СНГ, бизнес в Казахстане делали главным образом дети и племянники партийной элиты, — в стране даже появился такой термин «экономика племянников». Чтобы найти компромисс между своим кланом и интересами экономики, президент Назарбаев допустил в свое время этих «племянников» в государственную власть. Они же со временем окрепли и стали использовать государственную службу для упрочения своего бизнеса. Началась естественная борьба между выросшей национальной буржуазией и членами правящей семьи, основанная на конфликте интересов.

Впервые о ней открыто заговорили в ноябре прошлого года, когда возникло открытое противостояние между зятем президента Назарбаева Рахатом Алиевым (занимавшим в то время второй по значимости пост в Комитете национальной безопасности, бывшем КГБ) и группой молодых казахских политиков, получивших название «младотюрков» Казахстана, возглавляемых бывшим уже акимом, или губернатором Павлодарской области Галымжаном Жакияновым.

Так называемые «младотюрки» — это национальная буржуазия, которая выросла главным образом на монопольной торговле спиртными напитками. Однако власть их не допустила к природным богатствам Казахстана — цветными металлами здесь ворочают другие дельцы, а нефть находится в руках иностранных компаний. Сегодня младотюрки понимают, что пришло время политическими методами защитить свое богатство, нажитое на простом бизнесе. Они все активнее вступают в борьбу с «племянниками и зятьями», то есть с кланом или «семьей» президента.

В результате подковерных игр Алиев попал в немилость и был отстранен от должности. Но и все входящие в правительство «младотюрки», включая Жакиянова, были уволены со своих постов. В ответ на это «Форум демократических сил» Казахстана организовал мощнейшую демонстрацию протеста, какой еще не было в современной казахской истории. Тогда со всего Казахстана в центр Алматы съехались люди, требовавшие отставки правительства и открыто критиковавшие Назарбаева.

По мнению большинства экспертов, Токаев сыграл в этом конфликте роль громоотвода. Он выступил против участников «Демвыбора», назвав их интриганами и «киндер-сюрпризами» от политики. И тогда же предложил президенту отправить в отставку тех министров, которые вошли в эту организацию. В противном случае глава правительства грозил сложить с себя полномочия премьера.

Таким образом, отставка Токаева была во многом попыткой Назарбаева найти компромисс в отношениях с молодыми реформаторами. Президенту понадобился новый глава правительства. Теперь Тасмагамбетов должен сделать то, что не удалось его предшественнику: примирить старое поколение с новым, бизнес с политикой, представителей бывшей партноменклатуры, чье влияние все еще сильно в окружении президента, и младореформаторов.

Но и оппозиционерам следовало указать их место. Сначала был арестован бывший министр энергетики, а ныне — один из активных оппозиционных деятелей Мухтар Аблязов. Ему предъявили обвинение в злоупотреблении служебными полномочиями и незаконном осуществлении предпринимательской деятельности. Сразу же после этого закрылись все местные газеты и телеканалы, контролируемые Аблязовым.

Одновременно казахские правоохранительные органы активно начали расследование деятельности Жакиянова на посту акима. Очень скоро появилась информация о том, что бывший глава области нанес ущерб государству во время приватизации ряда промышленных объектов — ему вменяется в вину предоставление преимуществ неким частным компаниям без проведения соответствующих тендеров и иных процедур. Сам Жакиянов и его соратники по оппозиции заявляют, что уголовное дело сфабриковано, и власти таким образом преследуют его за политическую деятельность.

На прошлой неделе полиция попыталась арестовать лидера оппозиции, но он сумел укрыться во французском посольстве и заявил, что не покинет его до тех пор, пока преследования не прекратятся. Всю неделю шли напряженные переговоры между западными посольствами и властями Казахстана.

В конце концов Жакиянову были даны гарантии не только со стороны заместителя министра иностранных дел Казахстана и министра юстиции, но и со стороны послов четырех стран — США, Великобритании, Франции и Германии. Главы представительств пообещали следить за тем, как казахстанские власти будут выполнять условия этого компромиссного соглашения — не заключать Жакиянова под стражу до суда. Лидер оппозиционного объединения покинул французское посольство и был взят под домашний арест.

Искать политического убежища за рубежом был вынужден еще один оппозиционный лидер, экс-премьер Казахстана Акежан Кажегельдин. У себя на родине он был заочно осужден на 10 лет за финансовые махинации за рубежом и незаконное хранение оружия и теперь руководит своими сторонниками в одной из западных стран.

Долгое время казахское руководство «в упор не замечало» «Казахгейт». И только на прошлой неделе премьер страны впервые высказался по этому поводу. Отвечая в нижней палате парламента на депутатский запрос об этом деле, Тасмагамбетов заявил, что если и существуют какие-то счета, приписываемые главе Казахстана Нурсултану Назарбаеву, «то это сделано с целью опорочить имя президента». Слухи же об этом распространяются опальным Кажегельдином. По словам Тасмагамбетова, Нурсултан Назарбаев обратился ко всем банкам мира и попросил их в случае, если кто-то открыл счета с целью опорочить его имя, перечислить средства с них в фонд города Астаны.

В то же время глава правительства Казахстана признал существование особого засекреченного правительственного валютного фонда, размещенного на счетах в западных банках. Тасмагамбетов признал, что средства этого фонда использовались для финансирования бюджетных расходов без ведома парламента страны, но это несколько раз спасало Казахстан от банкротства.

По словам премьер-министра, решение о создании фонда было принято президентом без согласования с парламентом, потому что президент не рассчитывал найти поддержку идеи создания стабилизационного фонда у депутатов. Секретный заграничный фонд был основан в 1996 году на средства от продажи 20% акций Казахстана в «Тенгизшевройле». Государство тогда получило за них от американской Mobil (сейчас Exon-Mobil) около 1 млрд. долларов. Исключительным правом распоряжаться счетами в иностранном банке, на которые перевели деньги фонда, были наделены нацбанк и минфин.

По информации Тасмагамбетова, средства фонда использовались дважды — в 1997 году для погашения полумиллиардного долга правительства перед пенсионерами и годом позже — для нейтрализации последствий российского экономического кризиса. А после принятия в 2001 году закона о Национальном фонде власти решили перечислить остаток средств с секретных счетов в Нацфонд. Премьер не уточнил, было ли выполнено это решение и сколько средств оставалось в секретном фонде на тот момент, а вопрос ему депутаты по традиции не задавали.

Итак, подведем итоги. Казахский экс-премьер, обвиненный в финансовых злоупотреблениях, находит себе пристанище за границей и получает ореол оппозиционера, которого власть пытается упрятать за решетку, обвиняя в совершении экономических преступлений. С его сторонниками в Казахстане расправляются таким же способом. И все это происходит на фоне закрытия оппозиционных средств массовой информации, перемещений в правительстве и «подковерной» борьбы казахских олигархических групп. В самый напряженный момент на Западе появляются обвинения против президента и его окружения в незаконном хранении колоссальных средств на счетах зарубежных банков. Такое впечатление, что на казахской политической сцене вот-вот должен появиться поддиванный диктофон и в эфире начнут гулять афоризмы из задушевных бесед президента Назарбаева со своим окружением.

Поиск стороны, заинтересованной в политической дестабилизации Казахстана, не оставляет нам особого выбора. В отличие от Украины, московский вектор источника скандала здесь можно смело отбрасывать. Казахское руководство Россию сегодня вполне устраивает. И не случайно в тот день, когда Тасмагамбетов выступал в парламенте страны с информацией о секретном фонде Назарбаева, газета «Известия» поместила на своих страницах объемный материал о достижениях Казахстана за годы независимости. Его «гвоздем» было развернутое интервью с Нурсултаном Абишевичем, в котором он представал перед читателями не иначе как отцом казахской нации.

С другой стороны, смена руководства Казахстана была бы чрезвычайно выгодной для тех же Соединенных Штатов, закрепившихся в других центрально-азиатских государствах СНГ и жаждущих расширить сферу своего влияния в регионе.

Однако вероятность резкого изменения ситуации в этой стране практически равна нулю. Появившиеся в последнее время редкие «оппозиционные звездочки» на политическом небосклоне Казахстана не смогут в ближайшем будущем затмить на нем ослепительный свет «солнца» — власти Нурсултана Назарбаева.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК