ПРОБЛЕМЫ РОСТА ЕВРОПЕЙСКОЙ КОНСТИТУЦИИ

25 июня, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 25 июня-2 июля 2004г.
Отправить
Отправить

На самом деле будущая конституция Европейского Союза на своем коротком веку уже преодолела несколько барьеров — и больших, и малых...

На самом деле будущая конституция Европейского Союза на своем коротком веку уже преодолела несколько барьеров — и больших, и малых. С самых первых дней, вернее, от написания первых ее строчек, она была окружена не только трепетной заботой творцов-создателей, но и пристальным вниманием будущих исполнителей — граждан Европейского Союза. Страны-члены ЕС все пытались разглядеть в нелегко рождающемся документе реальные плюсы и возможные минусы. Судя по всему, споры вокруг первой конституции Евросоюза еще весьма далеки от своего завершения.

Тем не менее, два года трудных переговоров завершились поздним вечером в пятницу 18 июня. Лидеры 25 государств, представляющие расширенный Евросоюз, поставили свои подписи под проектом первой конституции ЕС. Это, безусловно, общая «конституционная» победа, даже если кому-то она показалась сладкой, а кто-то ощутил ее горечь. Несомненно одно — на просторах ЕС свершилось историческое событие. Особенно, если вспомнить, что произошло оно всего через несколько дней после шокирующих выборов в Европейский парламент. Когда практически во всех странах ЕС — и на западе и на востоке — электорат продемонстрировал рекордно низкую явку на избирательные участки. К тому же неожиданно большой процент голосов получили евроскептики. На этом фоне лидеры ЕС просто вынуждены были продемонстрировать своим гражданам взаимопонимание и сплоченность.

Премьер-министр Ирландии Берти Ахерн по праву принимал поздравления, европейские коллеги стоя аплодировали ему. Именно Ирландия, председательствующая ныне в ЕС, приложила немалые усилия к тому, чтобы добиться наконец подписания общего документа, который призван упорядочить будущее сосуществование расширенной Европы. Ведь на прошлом саммите ЕС полугодичной давности, проходившем под руководством итальянского премьера Сильвио Берлускони, 15 лидеров старого состава ЕС потерпели полное фиаско в переговорном процессе и не смогли прийти к общему согласию. В основном из-за того, что малые страны ЕС напрочь отказывались поддерживать новый порядок распределения голосов при принятии решений.

Конечно, одобренный лидерами ЕС проект конституции отнюдь не идеален. Но как компромиссный вариант он оказался наиболее приемлемым для нового 450-миллионного Евросоюза. Увесистый, в 333 страницы, основной закон ЕС еще ожидают 25 ратификаций — в каждом национальном парламенте. Более того, как минимум в шести странах европейская конституция должна быть вынесена на всенародный референдум. И кто знает, сколько еще барьеров и просто мелких «подножек» возникнет на пути конституции ЕС к полноценной жизни.

Ирландия более чем серьезно готовилась к очередной попытке подписания конституционного проекта, надеясь сделать ее последней. Почти все острые углы, в которых сталкивались разновекторные интересы стран-членов ЕС, были сглажены и приведены к общему знаменателю. Так, относительно болезненного вопроса голосования решений, все согласились с принципом «двойного большинства», при котором решение будет считаться принятым, если его поддержат 55% стран ЕС, представляющие при этом не менее 65% населения Евросоюза. Удалось решить еще один ключевой момент, ранее вызывавший споры, о количестве членов исполнительного органа ЕС — Европейской комиссии. Если сегодня каждая из 25 стран представлена в ЕК одним еврокомиссаром, то к 2014 году их количество будет уменьшено до 18, а представительство стран будет происходить на основе ротации.

Согласно конституции, в Европейском Союзе будет усилен институт президентства. Если сегодня каждые полгода «власть» в ЕС меняется, предоставляя всем странам право на короткое президентство по-очереди, то в будущем предусмотрен пост постоянно действующего президента ЕС, с избранием на 2,5 года. Однако председательство стран не упраздняется, а модифицируется таким образом, что три страны будут исполнять полномочия в течение 18 месяцев. Данное новшество позволит малым странам, особенно из числа вновь принятых, которым будет явно не под силу справляться с руководящей миссией в одиночку, работать в альянсе с двумя более крупными членами ЕС. Кроме того, у Евросоюза появится свой собственный министр иностранных дел, для того чтобы усилить влияние и вес сообщества на международной арене. Он заменит существующую позицию еврокомиссара по международным связям. Возможным претендентом на пост министра называют испанца Хавьера Солану, бывшего генсека НАТО.

Стараниями Ирландии многие спорные вопросы были сведены к компромиссу. Но не все. Вопрос гармонизации налогообложения в рамках ЕС не первый год является причиной разногласий между европейскими партнерами. В этот раз британский премьер Тони Блэр был категоричен: Британия должна сохранить за собой право вето по вопросам налогообложения, внешней политики и обороны, социальной безопасности. А полномочия Европейского суда в экономической и социальной сферах должны быть ограничены.

Позиция Блэра, которая нашла поддержку среди новых стран-членов ЕС, не могла не вызвать раздражения у других «тяжеловесов» Европы, в первую очередь, у Франции и Германии. Скрепя сердце они вынуждены были уступить. Тем самым перечеркнув свои претензии на безоговорочное лидерство в расширенном Евросоюзе. Примечательно, что и британский премьер, и французский президент были единодушны в оценке исторического шага — первого подписания конституции ЕС. Ширак в обращении к нации сказал, что «конституция хороша и для Франции, и для Европы». А Блэр, вернувшись из Брюсселя в Лондон, заявил: «Это успех и для Британии, и для Европы».

Как отмечают обозреватели, на саммите отчетливо проявился раздел Евросоюза на два блока: «лагерь евроинтеграторов» под франко-германским началом и «атлантический фронт» во главе с Британией. Комментируя результаты брюссельского саммита, французская Le Figaro назвала Блэра «коварным евроскептиком, который представляется интернационалистом», и объяснила своим читателям, что главный парадокс Евросоюза состоит, дескать, в том, что делами в нем заправляет самая антиевропейская страна.

В то же время у себя на родине Блэр слывет неисправимым еврооптимистом. Он еще не успел вернуться из Брюсселя, как его уже обозвали «предателем национальных интересов», который самим фактом подписания проекта конституции чуть ли не лишил Британию национальной независимости. Однако премьер-министр чувствовал себя уверенно — он действительно выполнил данные избирателям обещания и не пошел на уступки ни по одному принципиально важному пункту. К тому же заявил, что именно жесткая позиция Британии пресекла процесс превращения Европы в супергосударство.

Теперь Блэр должен «продать» европейскую конституцию британскому народу в целом и своему, лейбористскому, избирателю в частности. Согласно разным опросам общественного мнения, за конституцию Евросоюза готовы проголосовать 22—25% британцев, в то время как против нее высказываются от 50 до 60%.

Единственный вопрос, по которому в Брюсселе не был достигнут компромисс, — кто станет преемником Романо Проди, завершающего свой пятилетний срок на посту председателя ЕК в октябре этого года. Всего, по словам Берти Ахерна, были рассмотрены девять кандидатур, но ни одна из них не набрала достаточной поддержки. И в этом вопросе в очередной раз столкнулись амбиции Британии и Франции. Первая лоббировала Криса Паттена, теперешнего еврокомиссара, видного британского консерватора. Тем более что его кандидатуру поддержала правоцентристская фракция Европарламента, ставшая в результате последних выборов самой многочисленной и влиятельной. Однако Франция сказала жесткое «нет» и мотивировала тем, что нельзя выбирать представителя страны, которая задействована не во всех сторонах деятельности ЕС (имея в виду еврозону и Шенгенское визовое соглашение, куда Британия не входит). В свою очередь Франция и Германия поддерживали кандидатуру бельгийского премьер-министра Гая Верховштадта. Но Британия не согласилась, подозревая бельгийца в излишней приверженности европейскому федерализму.

Таким образом, вопрос о председателе ЕК пока что отложен. Ненадолго, поскольку кандидатура должна быть названа не позже 20 июля. Посему премьер Берти Ахерн планирует собрать европейских лидеров на обед в последний день ирландского президентства — 30 июня. Уж очень хочется Ирландии, наряду с конституцией, записать в свой архив достижений также имя будущего главы Еврокомиссии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК