Почем звание лорда для партийных спонсоров?

16 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 6, 16 февраля-23 февраля 2007г.
Отправить
Отправить

Скоро год, как Британия наблюдает за развитием скандала о финансировании правящей лейбористской партии...

Скоро год, как Британия наблюдает за развитием скандала о финансировании правящей лейбористской партии. В марте 2006-го на страницы газет просочилась информация о том, что несколько частных лиц тайно предоставили кредиты лейбористам на проведение предвыборной кампании якобы в обмен на места в палате лордов британского парламента. Под давлением общественного мнения, подогреваемого неугомонными журналистами, тогда же было начато расследование, которое может завершиться уже к концу текущего месяца. Сейчас трудно сказать, чем закончится очередное «избиение» лейбористов, на кого будет возложена ответственность и понесет ли кто-то суровое наказание. Как последствия скандала скажутся на политической судьбе партии и ее правительства, решит британский избиратель. Для нас же интересен сам прецедент, поскольку лидеров правящей партии допрашивают в качестве свидетелей, следствие же ведется одним из полицейских подразделений, а не парламентскими комитетами, комиссиями или прочими «высокими» спецобразованиями.

Нельзя сказать, что тема о миллионах и партийной кассе является новой для политического ландшафта Британии, и для лейбористов в частности. В 1997 году, памятном для них сокрушительной победой на всеобщих выборах, партия лейбористов получила около миллиона фунтов стерлингов от владельца автогонок «Формула-1» Берни Экклстоуна. В обмен на эту услугу было сделано исключение из закона — для магната был снят запрет на спонсорство табачными компаниями спортивных соревнований. В результате скандала партия вынуждена была вернуть деньги их хозяину.

Следующий инцидент на эту же тему приключился уже на четвертом году правления лейбористов — в январе 2001 года. Кто-то сообщил журналистам, что некий таинственный почитатель идеалов партии пожертвовал в партийную казну 2 млн. фунтов стерлингов. Лейбористы оказалось в затруднительном положении: ведь именно они обещали своим избирателям сделать партийную политику «белее белого» и даже приняли соответствующий закон. Согласно ему имена частных лиц, жертвующих любой партии свыше 5 тысяч фунтов стерлингов, должны оглашаться публично, перечисления из-за рубежа запрещаются совсем, а кредитование разрешается на коммерческих условиях. Дабы общество было в состоянии контролировать последующие отношения между идейными спонсорами кредиторами-бизнесменами и партией, тем более правящей. В конце концов несколько дней тотального прессинга и имя неведомого благодетеля было раскрыто: им оказался издатель, миллионер лорд Хэмплин, который, кстати, свой титул лорда получил при содействии лейбористов двумя годами раньше.

Инцидент не перерос в полномасштабный скандал лишь потому, что лейбористы обладали на то время еще достаточно высоким процентом электоральной поддержки. Формальное объяснение было найдено: закон о прозрачности партийных взносов еще не вступил в силу. Автор вклада с задержкой в несколько дней все-таки объявился. Общественное мнение более-менее успокоилось.

Но с тех пор прошло долгих шесть лет. За это время лейбористы смогли еще дважды победить на всеобщих выборах и несколько раз проиграть избирательные кампании в местные органы. А также умудрились обрасти немалым количеством крупных и мелких скандалов разной тематики. И по мере того как лейбористская партия не справлялась с возложенными на себя обязательствами и число ее сторонников уменьшалось, противники все пристальнее рассматривали моральную составляющую в политике премьер-министра и его команды.

Последний скандал из вялотекущего старта разогрелся в течение года до кипящей кульминации, каковой стали полицейские допросы премьер-министра и даже кратковременные аресты его сподвижников. Скандал вполне может стать финальной точкой в карьере британского премьера Тони Блэра. Нет, он не уйдет с поста по этой причине, о чем сам же и предупредил. Однако именно подозрительные ассоциации о «продаже титулов» ознаменуют конец эпохи Блэра, а не позитивные достижения, которые, без сомнения, имели место.

Итак, «дело о 14 млн. фунтов стерлингов» разгорелось весной прошлого года. Газетчики преподнесли историю так, что некие миллионеры, желающие стать пэрами, пытались ссудить правящую партию, не нарушая при этом закона, и даже якобы не надеялись на выплату предоставленных частных кредитов. Казначей лейбористской партии Джек Дроуми заверял, что абсолютно ничего не знает о подобной практике. На что премьер Тони Блэр отреагировал укоризненной фразой, что именно казначей «должен знать обо всех поступлениях в партийную кассу». На страницах газет разгорелась дискуссия о законности или незаконности таких пожертвований в фонды партий. Кое-кто из доноров решил «выйти на публику», дабы возмущенно объяснить, что кредиты давались не ради корыстной завуалированной цели, а исключительно по бизнес-мотивам, ну и, конечно же, на дело, «в которое они верят».

Дабы перекрыть скандальную волну в самом начале, исполком лейбористской партии пообещал срочно разработать новые правила, способствующие максимальной прозрачности о процессе наполнения партийных касс. А спикер палаты лордов лорд Фалконер, по совместительству личный друг Блэра, предложил вообще запретить тайные пожертвования и ссуды, и частично замещать их поступлениями из госказны.

Замять скандал у правящей партии не получилось. Следствие все-таки было начато, и уже через три месяца, в июле, был арестован ближайший сподвижник Тони Блэра лорд Майкл Леви. Именно он отвечал за сбор средств во время избирательной кампании лейбористов. Леви явился в полицейский участок для допроса, где и был арестован на один день, а затем отпущен под залог. Полицейские утверждали, что арест Леви был ключевым этапом в расследовании, а сам он и его соратники возмущались излишними «театральными» жестами, поскольку лорд, заявляя о своей непричастности, все же не отказывался сотрудничать с полицией.

Арест высокопоставленного члена правящей партии, пусть даже на один день, удивил самих британцев. Тем не менее он случился как раз после того, как один из кредиторов выступил с сенсационным заявлением. Британец индийского происхождения Гулам Нун, крупнейший производитель индийских полуфабрикатов, рассказал о том, что одолжил лейбористской партии 250 тысяч фунтов стерлингов на выборы. Никакого криминала в таком шаге нет, так делают все партии в предвыборные периоды. Однако Нун заявил, что именно лорд Леви посоветовал ему не упоминать об этом кредите в бумагах, подаваемых на рассмотрение вопросов о титулах. Неизвестно, что подвигло кредитора на признание, возможно даже примитивное чувство обиды, поскольку о существовании кредита стало известно и Нуну было отказано в предоставлении титула лорда.

Как известно, дворянским титулом в Британии формально награждает монарх, сегодня это королева Елизавета II. Однако списки кандидатов составляются в правительстве. Кроме того, отсутствие декларации о кредитовании партии не является нарушением закона, и имена кредиторов могут не обнародоваться. Другое дело — добровольные пожертвования в партийные кассы. Еще в 1925 году в Британии был принят закон, запрещающий торговлю титулами. И появился он именно потому, что тогдаший премьер-министр страны, знаменитый Ллойд Джордж, был уличен в банальной продаже почетных званий и титулов.

Очередной всплеск в деле о титулах пришелся на ноябрь 2006-го. Тогда к ответу были призваны ключевые фигуры лейбористской партии. Так, от министра финансов страны и наиболее вероятного преемника Блэра на премьерском посту Гордона Брауна полиция потребовала дать письменные показания по делу о титулах. Такие же требования были выдвинуты к вице-премьеру Джону Прескоту и бывшему министру здравоохранения Алану Милбурну, главе избирательного штаба лейбористов на выборах 2005 года. Браун уже не раз заявлял, что, будучи министром финансов, он отвечает за финансовое состояние государства и никак не мог быть задействован в процессе наполнения партийной кассы. Кроме того, в качестве свидетелей были привлечены несколько десятков политиков и бизнесменов. Следствие стремительно набирало обороты, и британцы стали живо обсуждать, как скоро очередь дойдет до самого Тони Блэра.

Ровно через месяц, в середине декабря, в офис премьер-министра на Даунинг-стрит прибыли следователи по делу о предоставлении дворянских титулов. Блэра допросили в качестве свидетеля. По сообщениям полиции, во время допроса премьер не был официально предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний. По мнению британских обозревателей, сей факт может означать, что полиция не намерена предъявлять премьер-министру каких-либо обвинений. Тем не менее, каким бы формальным не был допрос, для британской публики, впрочем, как и для правящей партии и ее лидера, сам факт его проведения — знаковое событие.

Тони Блэр стал первым в истории Британии действующим премьер-министром, которого допросила полиция в рамках следствия. У его предшественников также бывали проблемы с законом, не без этого. В качестве наиболее яркого примера вспоминают сегодня Дэвида Ллойда-Джорджа, премьера Британии в 1916–1922 гг. Однако, как говорят историки, его допрашивали в должности министра финансов, до премьерства.

За первым допросом Блэра последовал второй, в конце января, по просьбе полиции он долго держался в секрете. Сообщалось также, что Блэр встретился со следователями опять на Даунинг-стрит и только в присутствии стенографиста, без адвокатов. Вскоре появилось официальное заявление Скотленд-Ярда, в котором подчеркивалось, что премьер-министр был допрошен исключительно как свидетель «с целью разъяснения некоторых деталей».

На сегодняшний день по делу о титулах под арестом побывали четыре человека. Причем упоминавшийся ранее лорд Леви, ответственный за наполнение партийной кассы лейбористов, был задержан дважды — в июле и в январе. Плюс еще один крупный спонсор лейбористов сэр Кристофер Эванс — миллионер, бизнесмен в области биотехнологий, многолетний спонсор лейбористской партии, Дез Смит — директор одной из лондонский школ, участвовавший в образовательных проектах лейбористов и ведущий политический советник премьер-министра Рут Тернер. Аресты были краткосрочными, всех задержанных отпустили под залог без предъявления обвинений.

Полицию прежде всего интересует, как составлялись списки на получение дворянских титулов, что знали об этом руководители лейбористской партии, а также имело ли место обещание титулов взамен кредитов. Подозрение основывается на том, что все, спонсоры и кредиторы, давшие лейбористам суммы более миллиона фунтов стерлингов на избирательную кампанию, затем оказались кандидатами на получение титулов. Для оппонентов Тони Блэра, и прежде всего внутри партии, данный факт свидетельствует о том, что он обманул избирателей, которым обещал установить максимальную прозрачность в вопросах партийного финансирования. Сторонники действующего премьера говорят о том, что данная практика — лишь часть давно принятой процедуры.

Действительно, лейбористы не скрывают, что получили 14 млн. фунтов стерлингов в качестве кредитов от частных лиц, которые предпочитали быть не названными. Так же поступали и другие партии. Консерваторы признали, что в период последней избирательной кампании кредитование их партийной казны достигло 16 млн. фунтов, а третья парламентская партия — либерально-демократическая — получила аналогичным путем 850 тысяч фунтов. Вопрос в том, действительно ли правящая партия получала кредиты на коммерческой основе, или кредиторы таким образом пытались купить места в палате лордов, иными словами — политическое влияние.

Партия консерваторов, кстати, не спешит активно уличать своих политических оппонентов и раскручивать скандал. По той простой причине, что полицейское расследование в равной степени касается и тех кредитов, за счет которых тори организовывали свою избирательную кампанию. Поэтому в качестве свидетеля на допрос был вызван также Майкл Ховард, бывший лидером консервативной партии в период выборов 2005 года. Таким интересным образом сегодня две противоборствующие политические силы оказались по одну сторону вопроса. Поскольку и консерваторы, и лейбористы одинаково зависят от частных пожертвований и кредитов, обе партии имеют свою квоту на выдвижение кандидатов для получения дворянских титулов, и потому обвинения в скрытых корыстных сделках звучат в адрес каждой из них.

И все-таки для правящих лейбористов и лично для Тони Блэра «удар следствием» гораздо больнее, чем для консерваторов. Как известно, лейбористы выиграли выборы 1997 года не только за счет правильных лозунгов и социально востребованных обещаний. А во многом еще и потому, что консерваторы за 18 лет пребывания у власти изрядно утомили страну многочисленными скандалами. И вот на те же грабли наступают сегодня лейбористы. Что, впрочем, неизбежно в ситуации, когда одна политическая сила долгое время пребывает у власти. Происходит процесс, когда запасы стойкости истощаются, самоуверенность сменяет жажду победы, а вседозволенность берет верх над бдительностью.

Последние социологические опросы показывают стремительное падение рейтинга лейбористов. Разрыв между ними и консерваторами составляет 10% в пользу последних. И сегодня не только обозреватели и эксперты, но и рядовые члены правящей партии говорят о том, что если в партии не произойдут радикальные перемены, итог следующих парламентских выборов предопределен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК