Новый мировой беспорядок: добро пожаловать

9 сентября, 11:01 Распечатать Выпуск №33, 8 сентября-14 сентября

Становится очевидным, что традиционные многосторонние альянсы и союзы утрачивают свою значимость. 

Мы живем в эпоху перемен, глубинные причины и последствия которых еще предстоит осознать. 

Старое доброе мироустройство, основанное на либеральных ценностях, многосторонних институтах и уважении к международному праву, стремительно сменяется новым недобрым и нелиберальным хаосом. Опросы общественного мнения, и особенно это заметно в Европе, показывают значительный рост недоверия к демократическим институтам, неприятие наднационального, распространение изоляционистских тенденций. С каждым днем все яснее проявляются характерные черты будущего мирового беспорядка. Вызывающий отвращение приезд Путина на свадьбу австрийского министра, как и более серьезные аспекты взаимодействия основных центров силы вроде введения президентом США торговых пошлин против Канады, Китая или ЕС без привлечения механизмов ВТО — из их числа. Не отстают и региональные лидеры, к примеру Турция, закупающая у России бесполезные в стране — члене НАТО комплексы С-400 и воюющая одновременно против ИГИЛ и против курдов, которые также сражаются против ИГИЛ. Выход США из соглашения с Ираном ставит Вашингтон в крайне двусмысленное положение, когда его союзники (ЕС и, особенно, Британия) оказываются по одну сторону баррикад с его противниками — Россией и Китаем. Ракетное оружие, которое раньше было привилегией только "тяжеловесов", сегодня изготавливается даже в Секторе Газа, а северокорейские хакеры ничем не уступают российским, израильским или китайским. 

Лучшие умы человечества пытаются ответить на вопрос: как могло случиться, что менее чем через три десятка лет после развала СССР победитель в холодной войне — либеральный мировой порядок — стал повсеместно сворачиваться, уступая дорогу популизму, национализму и даже автократии? Отдельные примеры возникающего хаоса кажутся разобщенными и изолированными, однако при более пристальном рассмотрении все же можно выделить ряд общих тенденций, определяющих новую картину мира.

Прежде всего, становится очевидным, что традиционные многосторонние альянсы и союзы утрачивают свою значимость. Договоренности, достигнутые в прошедший исторический период на многостороннем уровне, все чаще ставятся под сомнение действиями ведущих стран, а многие региональные структуры просто парализованы двусторонними конфликтами среди своих членов (ярчайший пример — ОЧЭС) или превращены в инструмент доминирования одной страны (ЕврАзЭС, ОДКБ). Международные организации повсеместно становятся предметом манипуляций (один скандал с разоблачением российских шпионов в рядах миссии ОБСЕ в ОРДЛО чего стоит), ареной соревнований по уплате членских взносов и политического лоббизма (достаточно вспомнить поведение РФ в СЕ и ПАСЕ или факт голосования в ЮНЕСКО по вопросу об историчности претензий Израиля на Иерусалим). Функционирование даже таких фундаментальных институций как ЕС и НАТО расшатывается противоречивыми действиями отдельных стран. Общепринятое понимание того, чем государства-члены готовы жертвовать на индивидуальном уровне ради достижения общих целей, теряет смысл. В наше время Венгрия может позволить себе заявить, что ни при каких обстоятельствах не будет принимать беженцев вопреки политике солидарности ЕС, а Трамп ставит под сомнение применение статьи 5 Вашингтонского договора в связи с принятием в члены НАТО Черногории. При решении самых острых проблем современности договоренности в суженных рамках, как, к примеру, трехсторонний "союз" Россия—Иран—Турция в контексте проблемы Сирии или соглашение "5+1" по Ирану, становятся предпочтительней фундаментальных многосторонних форматов, сформированных в послевоенный период именно с целью предотвращения конфликтов и законного применения силы. Разумеется, подобные примеры встречались и ранее, однако отличие нынешнего этапа в том, что неспособность основных многосторонних институтов решать острые проблемы и регулировать конфликты достигла беспрецедентного уровня. Грузия, Украина, Сирия, Йемен, Иран, Северная Корея — вот неполный перечень примеров. Попробуйте преодолеть право вето России в ООН или требование консенсуса в ОБСЕ, если сама Россия является страной-агрессором.

Вторым характерным признаком является тотальное неуважение к международному праву. Договоры, подписанные на бумаге, ратифицированные и получившие силу закона, нарушаются с такой же легкостью, как устные договоренности, которые невозможно ни доказать, ни опровергнуть. При этом все чаще основными нарушителями договоров, признанных всеми или значительным числом государств, являются те страны, которые должны стоять на их страже. Россия — член Совета безопасности ООН — является главным разрушителем фундаментальных основ системы международной безопасности, а США — до недавнего времени лидер свободного мира и главный промоутер глобализации — с завидной настойчивостью нарушают нормы ВТО, накладывая торговые ограничения по своей воле, не считаясь с существующими правовыми нормами и процедурами. Односторонние действия по выходу из действующих соглашений предпринимаются с невиданной доселе легкостью, а ведь даже один подобный шаг способен полностью разрушить всю архитектуру таких договоров.

Третьей характерной особенностью является углубление разрыва между декларируемыми ценностями и конкретными шагами, которые страны предпринимают в своих эгоистичных целях или даже в целях всеобщего блага. Каким бы кровожадным не был диктатор, если его политика не выходит за рамки его территории, и если он не угрожает уничтожить Израиль, США и весь остальной мир, мировое сообщество ничего не может (или не желает) предпринять, чтобы обуздать кровавый режим. Камбоджа, целый ряд африканских государств, КНДР, Сирия — вот некоторые примеры. Если бы Саддам Хусейн не атаковал Кувейт и не запускал "скады" по Израилю, то правил бы и поныне, сколько бы иракских курдов ни погибло от этнических чисток в северных провинциях страны.

Невозможно также отрицать тенденцию к обострению противоречий между странами, по своему экономическому и (или) военному потенциалу относящимися к числу основных центров силы, и теми государствами, которые бурно развиваются и достаточно окрепли, чтобы занять свое место под мировым солнцем. Наиболее ярким примером в данном контексте является взаимодействие США и ЕС с Китаем. В системе координат Запада Китай занял теперь место основного противника, причем не только экономического или военного, но и идеологического. Нынешняя администрация США обвиняет Китай во всех возможных грехах, совершенно не обращая внимания на факты и весьма категорические декларации китайского руководства об отсутствии каких-либо экспансионистских претензий на мировое господство. Брюссель и Вашингтон резко ограничивают возможности для китайских инвестиций, критикуя при этом китайскую практику вмешательства государства в экономику. Если западный банк отбирает залоговую собственность в счет погашения просроченного кредита — это правовой путь, а если то же самое делает Китай — это неправомочно. Лидеры КНР совершенно обоснованно говорят о несправедливой политике "сдерживания Китая", которая не имеет ничего общего с предполагаемыми нарушениями мирового правопорядка со стороны Пекина. Если есть доказательства нарушения прав интеллектуальной собственности, Брюссель и Вашингтон должны подать на КНР в международные суды, а если имеются основания считать, что Пекин осуществляет неправомерное субсидирование экономики, — направить жалобы в ВТО. Вместо этого со стороны США вводятся односторонние торговые пошлины, обоснованность которых никто даже не удосуживается объяснить, а ЕС запрещает транснациональным корпорациям из Китая приобретать сколько-нибудь значимые пакеты акций европейских компаний. 

Фактическое отсутствие эффективных инструментов наказания нарушителей международных норм и правил, договоров и взятых на себя обязательств порождает безнаказанность и ощущение изменчивости. Ложь, всегда присутствовавшая в международной политике, достигла масштабов нормальной практики, стала обычным инструментом ежедневного взаимодействия. Место официальных каналов связи между государствами все чаще занимает Твиттер, а Фейсбук превратился в поле электоральных битв и "пузырей" дезинформации. Твит, который может исходить с поддельного аккаунта-клона, способен обрушить рынки, привести в движение армии, вызвать обострение межгосударственных отношений даже в том случае, если обнародованная информация или угроза еще не подтверждена по традиционным каналам. Все чаще становится крайне проблематичным отличить официальную позицию от ложной, и это очень затрудняет понимание реального состояния дел. Самый свежий пример — обнаружение "Майкрософтом" поддельных копий сайтов нескольких исследовательских центров США умеренно республиканской направленности, созданных российскими хакерами для размещения подложных пропагандистских материалов. Есть основания считать, что на самом деле подобных сайтов — тысячи. Искусственно созданная паника в Фейсбуке может спровоцировать массовые волнения, политический или валютный кризис, что уж говорить о более чувствительных вопросах ключевых проблем современности. Решение этой проблемы, кроме введения жестких ограничений, до сих пор не найдено.

Нормальной практикой, которая ранее не была уж столь очевидной, стало проведение переговоров на высшем уровне в режиме один на один, когда лидеры демократических государств обходятся без ноуттейкеров, а часто и без переводчиков. В некоторых случаях, как во время последней встречи канцлера Германии и президента России, они даже отказываются от пресс-конференций. Интимность подобных переговоров является ненормальной практикой, поскольку никому не известно, о чем договариваются политики, которым народ доверил власть. Уровень глав государств и правительств не предполагает подобной интимности, если впоследствии они не хотят быть обвиненными в закулисных договоренностях. Разумеется, когда речь идет о государственных секретах или крайне чувствительных вопросах, чрезмерная публичность является неуместной. Однако "Северный поток-2" или позиция Берлина по поводу миротворческой миссии ООН в Украине касаются не только Германии и РФ. В нынешней ситуации мы, как и все остальные заинтересованные стороны, вынуждены полагаться только на слова Меркель, поскольку словам Путина верить никак не возможно.

Для Украины новый мировой беспорядок — это серьезный вызов. В условиях хаоса основными действующими лицами являются те, кто этот хаос пытается сеять, и те, кто стоит на страже порядка. Наблюдающие со стороны могут пострадать и от тех, и от других. Так и в нашем случае — агрессия России против Украины направлена не только против Киева, но и против Вашингтона, который, увы, конфликтует не только с нашими врагами, но и с партнерами. Самый простой рецепт выхода из такой ситуации — в каждом конкретном случае действовать в наших национальных интересах (которые, однако, надо бы еще четко формулировать). Но это теория. А вот практика: два наших стратегических партнера — США и Турция — вошли в зону конфликта, да еще при том, что Турция беспрецедентно сблизилась с Россией. В какой мере мы должны учитывать позицию США? В Вашингтоне рассматривают Иран как главного спонсора международного терроризма, вводят удушающие экономику ИРИ санкции, в то время как Россия, Китай, Турция и ЕС настаивают на сохранении режима диалога и взаимодействия. Какова в этих условиях наша позиция по Ирану? Никем не запрещенная поставка украинских авиационных двигателей в Китай вызвала критику в американских СМИ, хотя использоваться эти двигатели будут на тренировочных, а не боевых самолетах. Как будет воспринято в Вашингтоне расширение присутствия Китая в украинской экономике? Да и вообще — должны ли мы кого-то спрашивать?

Realpolitik — штука сложная. Проводить самостоятельную политику, балансируя на точках пересечения норм международного права, двусторонних интересов и партнерских обязательств, может только сильное государство со сформировавшейся политической системой и нормально функционирующей экономикой. Международные отношения возникают не за границей, они начинаются дома. Мы должны быть готовыми к тому, что отношения США и ЕС будут оставаться напряженными и после Трампа (как, кстати, они насчитывали целый ряд проблемных вопросов задолго до его избрания, вспомним, для примера, вторжение в Ирак или палестинскую проблему), отношения ЕС и России буду теплеть, если только Путин не решится на новую военную авантюру где-нибудь на Балканах или на Балтике, а в Москве не оставят попыток вернуть Украину "в постсоветское стойло" до тех пор, пока империя существует в ее нынешних границах и статусе. Цели европейской и евроатлантической интеграции прекрасны и неизменны, вот только ЕС и НАТО сейчас сами на распутье и, как показывает недавняя статья министра иностранных дел Германии Хайко Мааса в Handelsblatt, начали публичный диалог о новом грядущем мироустройстве. Генри Киссинджер назвал "иронией" то, что именно Дональд Трамп стал той движущей силой, которая вскрыла опухоль накопившихся противоречий. По мнению Мааса, "объединенная Европа" вполне может стать контрбалансом односторонним действиям США, в то время как США вполне способны поддерживать трансатлантических партнеров в их трудную минуту. При этом, правда, он призывает создать собственную европейскую систему банковских платежей типа SWIFT, европейский валютный фонд, призывает к учету позиций "младших" членов европейской семьи и, разумеется, ни слова не говорит о готовящемся предательстве этих самых интересов через строительство "Северного потока-2". Хорошо, что размышления на тему очертаний будущего мирового порядка начались, плохо, что пока они протекают в рамках стандартной модели "кристаллической структуры" мироустройства. Нас ожидает новый мировой беспорядок, который будет сильно отличаться от Бреттон-Вудской модели. Он мог бы стать продуктом еще одной мировой войны, однако история, похоже, нашла более цивилизованный путь. Украина оказалась в самом центре шторма, устояла и имеет шанс быть услышанной. У нас даже имеется 42,5 миллиона рецептов, что именно для этого нужно сделать. Пора начинать диалог. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно