Марокко: очередное предвыборное обострение

8 октября, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №36, 8 октября-13 октября

7 октября в Марокко прошли очередные парламентские выборы. Волеизъявление граждан этой небольшой, но весьма важной для региональной архитектуры безопасности страны, которая на данный момент является одним из претендентов на лидерство в Северной Африке, суммирует пятилетнее правление правительства, возглавляемого представителями связанной с движением Братьев-мусульман Партии справедливости и развития, пришедшей к власти на волне протестов 2010–2011 гг.

7 октября в Марокко прошли очередные парламентские выборы. 

Волеизъявление граждан этой небольшой, но весьма важной для региональной архитектуры безопасности страны, которая на данный момент является одним из претендентов на лидерство в Северной Африке, суммирует пятилетнее правление правительства, возглавляемого представителями связанной с движением Братьев-мусульман Партии справедливости и развития, пришедшей к власти на волне протестов 2010–2011 гг.

Главным соперником исламистов на этот раз была близкая к королевскому двору Партия подлинности и модернизма (ППМ), которую формально относят к либеральным, но де-факто она является проводником политики короля. Ее лидер Фуад Али аль-Химма — экс-заместитель министра внутренних дел, а также близкий друг и единомышленник короля Мохаммеда VI.

В отличие от большинства стран, охваченных т.н. "Арабской весной", королевство смогло сравнительно нормально пережить протестные выступления. В этом большая заслуга действующего правящего монарха, согласившегося на принятие новой конституции. Среди прочего она предусматривает расширение полномочий парламента и премьер-министра, который выдвигается партией-победителем на выборах. Также конституция 2011 г. расширила права регионов и утвердила независимость судов. Тем не менее, король остается достаточно влиятельной фигурой в марокканской политике, сохраняя контроль над армией и всеми службами безопасности, внешней политикой и губернаторами.

Несмотря на это, на волне протестных настроений, как и в большинстве других стран Арабской весны, на парламентских выборах победу одержали исламисты. Именно тогда Партия справедливости и развития (ПСР), связанная с Братьями-мусульманами, выиграла и сформировала правящее сейчас правительство.

Однако исламисты со временем в значительной степени утратили завоеванные позиции. Виной тому стало как уменьшение внешней поддержки через общее ослабление Братьев-мусульман в регионе (особенно после военного переворота в Египте), так и внутренние марокканские споры. В частности, вскоре после выборов из правящей коалиции вышла светская Партия независимости. Как следствие, марокканские исламисты согласились не ставить своих людей на значительную часть ключевых постов в государстве. За первые три года пребывания ПСР у власти из 400 чел., назначенных на высокие государственные должности, лишь десяток были членами этой партии. Конечно, представители ПСР оправдываются тем, что в первую очередь обращают внимание на профессионализм, а не на партийную принадлежность.

Уже сейчас понятно, что ни роялисты, ни исламисты не смогут получить большинства в парламенте. Поэтому обе конкурирующие стороны пытаются привлечь на свою сторону другие мелкие партии, а те в свою очередь стараются извлечь максимум выгоды из этого. В частности, и ПСР, и ППМ уже заручились поддержкой социалистов: Партия прогресса и социализма выступает на стороне ПСР, ну а Социалистический союз народных сил — соответственно, ППМ. Большинство других партий ждут окончательных результатов, чтобы предложить свои голоса победителям в составе правящей коалиции.

К примеру, центристское "Национальное независимое объединение", которое так или иначе присутствовало в коалиции почти непрерывно с момента своего основания в 1978 г., скорее всего, присоединится к следующей правительственной коалиции, независимо от победителя. Другая откровенно роялистская и центристская партия — Конституционный союз имеет более конфронтационную позицию по отношению к ПСР и вряд ли присоединится к следующему правительству, если исламисты выиграют. Третья центристская партия, Народное движение, имеет более умеренную позицию по отношению к исламистам и уже в принципе согласилась быть частью коалиции во главе с ними. Тем не менее, они также готовы и к сотрудничеству с ППМ в случае их победы. Наконец, националистическая партия Истикляль, бывший член первой правящей коалиции ПСР, также сигнализирует о своей готовности работать с Братьями-мусульманами снова.

Уже сейчас ППМ заявила, что ни в коем случае не будет сотрудничать с исламистами и не хочет быть просто партнером по коалиции с ПСР, но стремится вытеснить исламистов и заменить их в качестве правящей партии. Таким образом, марокканское общество оказалось разделенным на два противоборствующих лагеря, которые ведут довольно грязное, хотя, по меркам арабского мира, привычное противостояние.

Как пример выделим события 25 июля, когда в прессу просочился список лиц, преимущественно государственных служащих, которые приобрели около 70 земельных участков неподалеку от Рабата по ценам гораздо ниже рыночных. Среди них были королевские советники, губернаторы и популярные политики, а также министр внутренних дел Мухаммед Хассад и министр финансов Мохамед Буссаиди. В среднем они заплатили по 350–370 марокканских дирхамов (36–38 долл.) за квадратный метр, в то время как рыночная стоимость составляет около 4500 дирхамов (465 долл.). Ситуация усугубилась тем, что на фоне общественного недовольства, вызванного скандалом, Рабатское городское агентство закрыло онлайн доступ к просмотру текущих цен на землю, а брокеры, знакомые с рынком недвижимости в этом районе, утверждали, что фактическая цена составляет 25 тыс. дирхамов (2600 долл.).

Кульминацией же противостояния стал прошедший 18 сентября марш около 9 тыс. протестующих, требовавших отставки действующего премьер-министра Абделя Бенкирана. ПСР неофициально обвинила ППМ и министерство внутренних дел в организации марша.

Картина ситуации, сложившейся в стране, была бы неполной без освещения отношения главы государства к сегодняшнему противостоянию. Как уже было упомянуто, правящий монарх является не последней по влиянию фигурой в Марокко. Стоит отметить, что на протяжении всей новейшей истории этой страны короли Марокко для контроля над политической жизнью в стране создавали партии-сателлиты с различными идеологическими платформами и использовали борьбу между ними и исламистами, чтобы самим занять позицию арбитра. В известной степени кабинет министров во главе с ПСР выгоден монархии, поскольку готов проводить непопулярные реформы. В частности, сейчас на повестке дня — реформы пенсионного обеспечения, правосудия, на проведение которых не решались предыдущие правительства. Если изменения исламистов окажутся успешными, поддержка правительства будет поставлена ​​в заслугу монархии, а если провалятся — король избежит прямой ответственности.

С другой стороны, усиление ПСР тоже нежелательно, так как позволит исламистам эффективнее отстаивать свои позиции по ведению внешней и внутренней политики, которые далеко не во всем совпадают с видением монарха, особенно учитывая глобальный размах деятельности Братьев-мусульман. Король де-факто эксклюзивно принимает решение по ряду долгосрочных и стратегических вопросов, начиная от внешней политики до крупных инфраструктурных проектов и статуса Западной Сахары. За все другие (как правило, краткосрочные) вопросы, как то бюджетно-налоговая политика, транспорт и туризм, ответственность несут парламент и правительство, таким образом имея возможность препятствовать политике монарха.

Поэтому неудивительно, что на данном этапе Мохаммед VI придерживается нейтралитета. К примеру, 30 июля, выступая с речью, он призвал избирателей действовать "с чистой совестью" и "иметь в виду интересы страны и граждан" во время предстоящих выборов: "Я призываю избирателей действовать в духе доброй совести и иметь в виду интересы страны и граждан в ходе выборов, независимо от соображений любого рода…я также призываю политические партии поддержать представителей, которые отвечают требованиям компетентности, добросовестности, ответственности и чуткости, чтобы служить гражданам"

Особенностью этих выборов также является и невозможность для обывателя ориентироваться на рейтинги партии. Причиной тому стал официальный запрет министерства внутренних дел от 23 августа на публикацию каких бы то ни было опросов общественного мнения касательно будущих выборов. Официальная формулировка — "чтобы сохранить доверие и прозрачность избирательного процесса". Тем не менее, по оценкам марокканских экспертов, ПСР может ожидать 25–30% голосов, ППМ — 25–27%, а миноритарные партии, в частности Национальное независимое объединение, Истикляль, Конституционный союз и Народное движение, могут рассчитывать на результаты от 5 до 10%.

Итоги прошедших выборов покажут, сможет ли Партия справедливости и развития, в частности, и Братья-мусульмане в целом вернуть себе былые позиции и реабилитироваться после ряда неудач в Египте, Тунисе и Ливии, доказав тем самым состоятельность своего виденья будущего мусульманского мира. От прошедших выборов зависит, сможет ли Марокко продолжить модернизацию и в перспективе стать лидером всего региона.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно