Македония: к стабилизации — через изменение названия

23 февраля, 18:28 Распечатать Выпуск №7, 24 февраля-2 марта

Наиболее сложным из требований Евросоюза к Скопье является урегулирование спора с Грецией об официальном названии Республика Македония.

Уже долгое время после окончания "балканских войн" Македония, или бывшая Югославская Республика Македония, как пишут в международных документах, остается довольно нестабильной. 

Кроме внутренних проблем, связанных с партийным противостоянием и неурегулированными вопросами между этническими македонцами и албанцами, у страны есть также ряд внешнеполитической сложностей, в частности и относительно непризнания на официальном международном уровне ее конституционного названия — Республика Македония — из-за негативной позиции Греции. С начала этого года Афинам и Скопье удалось приблизиться к решению проблемы, но это не означает автоматического урегулирования всех внутренних противоречий. 

На пути к членству в НАТО и ЕС

Объявленная 6 февраля 2018 г. стратегия Еврокомиссии относительно расширения ЕС на Западные Балканы определяет четкую перспективу Македонии: ЕК готова дать рекомендации для начала переговоров о вступлении этой страны в ЕС, если она выполнит основные условия, а это — внутриполитическая стабильность, европейские реформы, соблюдение добрососедских отношений, соответствующая миграционная политика, урегулирование вопроса о названии страны. 

Наиболее сложным из требований Евросоюза к Скопье является урегулирование спора с Грецией об официальном названии Республика Македония. Похоже, новая македонская власть во главе с Социал-демократическим союзом Македонии (СДСМ) уверенно двигается к согласию с Афинами. Например, македонский вице-премьер-министр по европейским вопросам Буяр Османи заявил о возможности вступления страны в ЕС до 2025 г. вместе с Сербией и Черногорией. В свою очередь министр иностранных дел Македонии Никола Димитров высказал надежду, что его страна, которая еще с 2005 г. имеет статус страны — кандидата на членство в ЕС, уже в июне 2018-го услышит дату начала переговоров о вступлении. 

Похожая ситуация и с перспективами членства Македонии в НАТО, которое Скопье, если бы не спор с Грецией, могло приобрести еще в 2009 г. вместе с Хорватией и Албанией. Взаимодействие Македонии с альянсом в последнее время существенно активизировалось. Так, президент Македонии Георге Иванов в своем выступлении перед македонским парламентом в декабре 2017 г. заявил, что альянс может исправить ошибку и предоставить членство его стране. Премьер-министр страны Зоран Заев вообще делает оптимистичные прогнозы: в июле 2018 г. на саммите альянса Македония подпишет протокол о вступлении и до конца года станет 30-м членом НАТО. 

На быстрое приближение Македонии к членству надеются и в самом альянсе. Согласно Декларации Варшавского саммита НАТО 2016 г., условием является "достигнутое приемлемое для всех сторон решение относительно названия". Такие перспективы подтвердил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг во время своего визита в Скопье в январе 2018 г. Хотя и не забыл напомнить, что для этого очень важно поддерживать внутреннюю стабильность и придерживаться добрососедских отношений в Балканском регионе. 

Из стран НАТО в адрес Македонии тоже звучат заявления о поддержке — в частности от президента Турции Р.Эрдогана во время встречи 21 февраля этого года с президентом Ивановым и от федерального канцлера Германии А.Меркель в беседе с премьер-министром Заевым. 

Впрочем, не все так радуются быстрому продвижению Македонии к членству в НАТО. В соседней Сербии встревожены тем, что она окажется в окружении стран — членов альянса. Масла в огонь подливает Россия, предостерегая Белград от такого шага. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров в январе этого года заявил, что это США втягивают Македонию в НАТО. 

Недоразумение с соседями

Хотя громких конфликтов в отношениях с соседями у Македонии нет, но все равно еще имеются противоречия, которые не были урегулированы после получения страной независимости. 

Спорные вопросы Македонии с Сербией касаются преимущественно косовского вопроса, распределения наследия Югославии и религии. Белград довольно спокойно отреагировал на признание Македонией независимости Косово в 2008 г., но раскритиковал ратифицированное в 2009-м соглашение о демаркации границы между Македонией и Косово, которого достигли без участия сербской стороны. До этого времени Сербия не полностью выполнила условия подписанного в 2001 г. соглашения о правопреемственности и не передала Македонии определенных бывших югославских помещений за рубежом. 

Краеугольным камнем македонско-сербских отношений является непризнание Сербской православной церковью Македонской православной церкви (67% македонцев — православные), которая в 1958 г. объявила о своей автономии, а позже — и о независимости. Поэтому македонская церковь не получила автокефалии, что напоминает отношение РПЦ к УПЦ (КП). 

Практически единственной реальной проблемой в отношениях Македонии с Грецией является спор о названии страны, который продолжается со времени получения Македонией независимости в 1991 г. 

Конституционно закрепленное название Республика Македония Афины классифицировали как узурпацию названия ее исторической провинции на севере страны. Новое правительство Македонии, которое с 1 июня 2017 г. возглавил Зоран Заев, взяло курс на ускорение европейской и евроатлантической интеграции и достигло некоторых успехов в переговорах с Афинами. Уже проведен ряд ьесед на высшем уровне под эгидой ООН. В частности, 24 января 2018 г. в Давосе премьер Заев обсудил этот вопрос со своим греческим коллегой Алексисом Ципрасом. Македонская сторона заявила о готовности к компромиссам и в подтверждение уже изменила названия главного аэропорта и международной автомагистрали с "имени Александра Македонского" на "Международный аэропорт Скопье" и "Дружба" соответственно. 

Сейчас рассматривают пять вариантов названия — Республика Новая Македония, Республика Северная Македония, Республика Верхняя Македония, Республика Вардарская Македония и Республика Македония (Скопье). Каждая содержит слово "Македония", что является принципиальным для македонцев, которые опасаются возможного усиления албанского фактора, но отрицательно воспринимается в Греции, где в конце января — начале февраля состоялись многотысячные акции протеста. 

Протестующих поддерживает Элладская православная церковь, заявившая о категорическом непризнании любого названия, которое будет содержать слово "Македония".

Ключевыми противоречиями в двусторонних отношениях Македонии и Болгарии долго были территориальный и этнический споры. В Болгарии рассматривали Македонию и македонский язык частью своего народа и своего языка. Опять же благодаря активности премьера Заева 1 августа 2017 г. он и болгарский премьер-министр Бойко Борисов подписали соглашение, которое зафиксировало отсутствие взаимных территориальных претензий, невмешательство во внутренние дела и создание специальной комиссии по урегулированию спорных исторических вопросов. Таким образом Скопье удалось устранить "болгарский барьер" на пути к ЕС и НАТО. 

Отношения с Албанией выстраиваются преимущественно вокруг албанского национального меньшинства Македонии. Тирана открыто выступает в защиту как политических, так и социальных интересов этнических албанцев. Поэтому в нынешних условиях македонское правительство, на треть состоящее из политиков албанской национальности, максимально учитывает их нужды, во избежание еще одного препятствия на пути к членству в НАТО, членом которого является Албания. 

Внутренние противоречия и албанский фактор 

В прошлом году внимание международного сообщества было приковано к внутриполитическому кризису в Македонии, который достиг своего апогея 27 апреля 2017 г., когда сторонники Внутренней македонской революционной организации — Демократической партии за македонское национальное единство (ВМРО-ДПМНЕ), выступившие против вхождения албанских политиков в коалицию с македонской партией СДСМ, захватили македонский парламент. 

Находясь у власти с 2006 г., консервативная партия с националистической идеологией — ВМРО-ДПМНЕ — неохотно передала власть своему политическому оппоненту, проевропейскому СДСМ, во главе с Зораном Заевым. Открытая конфронтация продолжалась годами и выливалась в масштабные уличные акции и дестабилизацию ситуации в стране. Хотя по результатам внеочередных выборов 120 парламентариев в декабре 2016 г. больше мандатов (51) получила ВМРО-ДПМНЕ, коалицию, однако, сформировала СДСМ (49 мандатов) вместе с албанскими политическими силами — Демократическим союзом за интеграцию (10 мандатов) и Альянсом за албанцев (3 мандата) при поддержке Движения Беса (5 мандатов). 

Несмотря на сопротивление со стороны президента Г.Иванова, выходца из ВМРО-ДПМНЕ, парламент возглавил этнический албанец Талат Джафери, а правительство — этнический македонец Зоран Заев. Эту коалицию поддержали ЕС и США, считая, что это путь к внутреннему единству.

Во время прошлогоднего обострения ситуации в Македонии очертились позиции внешних игроков. 

США и ЕС настаивали на примирении и создании македонско-албанской коалиции. Такую коалицию официально поддержали и соседние Сербия и Албания, подчеркивая важность сохранения мира и стабильности в регионе. Вместе с тем в Сербии формировались группы в поддержку македонских протестующих из числа фанатов футбольных клубов "Рад" и "Црвена звезда", которые направлялись к Скопье. Россия фактически встала на сторону ВМРО-ДПМНЕ, а парламентское большинство назвала "самозванцами", обвинив ЕС и США в "грубом вмешательстве во внутренние дела этой страны" и содействии "великоалбанским устремлениям". 

Это заявление подтверждает заинтересованность Москвы в сохранении власти за ВМРО-ДПМНЕ, которая больше склоняется к диалогу с Москвой и поддерживает российские проекты на Балканах, в частности строительство газопровода "Турецкий поток". Вместе с тем балканские эксперты указали, что нельзя этот кризис считать спровоцированным Россией или преувеличивать роль Москвы, которая лишь пытается воспользоваться внутриполитическим кризисом в Македонии. 

Несмотря на сформированную в Македонии македонско-албанскую власть, албанский вопрос остается для страны актуальным. В Македонии проживает 25% этнических албанцев, хотя сами они заявляют, что их численность достигает уже 40%. Этнические албанцы и их политические лидеры довольно активно отстаивают свои права, занимая все больше должностей в государственных и местных органах власти. Хотя в македонском парламенте (120 депутатов) албанские политические силы представлены лишь 22 депутатами, спикером парламента, однако, избрали этнического албанца Джафери, а в правительство вошло восемь албанцев и 17 македонцев. 

Вариант коалиции с албанскими партиями отрицательно восприняли из-за того, что в обществе сохраняется некоторая настороженность относительно албанского меньшинства после кризиса 2001 г., когда косовские военизированные группы решили "помочь" албанскому меньшинству Македонии. Тогда кризис удалось урегулировать благодаря введению превентивной миссии НАТО и помощи Украины.

Главное на этом этапе, чтобы на фоне успешного урегулирования Македонией внешнеполитических споров не ухудшилась внутриполитическая ситуация, вероятность чего все еще сохраняется. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно