Израиль добился признания

17 августа, 2020, 17:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Повлияет ли соглашение между Тель-Авивом и Абу-Даби на безопасность в Ближневосточном регионе?

Израиль добился признания

На прошлой неделе президент США Дональд Трамп анонсировал заключение договоренностей между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами о нормализации двусторонних отношений. Стороны согласились с необходимостью подписать подготовленный при посредничестве Соединенных Штатов договор — так называемое Авраамское соглашение, направленное на оформление официальных контактов между ними. Таким образом ОАЭ должны стать третьей — после Египта и Иордании — арабской страной, которая признает Израиль и готова к развитию партнерства с Тель-Авивом.

В общем заявлении, опубликованном от лица президента Трампа, премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньягу и шейха Мохаммеда ибн Заида, подчеркивается чрезвычайное значение этого события. Его называют дипломатическим прорывом, который будет способствовать достижению мира на Ближнем Востоке. Впрочем, оно не свидетельствует о неожиданной трансформации в подходах участников к проблематике взаимных отношений, а лишь формализует уже существующее сотрудничество.

Арабо-израильское противостояние в последнее время теряет статус ключевого конфронтационного фактора ближневосточного региона. В условиях обострения геополитической борьбы между несколькими активными игроками Тель-Авив и арабские государства сталкиваются с общими угрозами. Скрытые консультации между ними по безопасностной проблематике активно развиваются. Поэтому некоторым сюрпризом стала продемонстрированная ОАЭ готовность формализовать наконец эти отношения, а не отказ от антагонизма и наличие общих интересов.

Установление прямых официальных контактов между Израилем и Эмиратами открывает широкий простор для развития взаимовыгодного партнерства. Впрочем, очерченные сферы сотрудничества, вроде инвестиционной деятельности, туризма, здравоохранения, не так важны, как декларативное оформление политического взаимодействия. Это вполне отвечает интересам США, которые хотят обеспечить нормализацию отношений между своими ближневосточными союзниками. Израиль также заинтересован в ослаблении дипломатической блокады, установленной против него большинством арабского мира.

Эмираты в этих условиях, с одной стороны, хотят продемонстрировать Вашингтону свою полезность и договороспособность. С другой — они добились от Тель-Авива некоторой платы за достижение согласия. Ведь Израиль обязался на ближайшее время отказаться от планов аннексировать Западный берег реки Иордан, которые активно продвигал Нетаньягу. Именно это подчеркивает власть ОАЭ, подавая обязательство Израиля как свою победу. Эмираты подчеркивают, что своими действиями способствовали решению кризисного вопроса, в последние месяцы дестабилизировавшего регион.

Впрочем, складывается впечатление, что в Абу-Даби преувеличивают свои успехи. Трамп и Нетаньягу могли вполне сознательно разыграть карту аннексии, чтобы принудить ОАЭ к компромиссу. Ведь, если не учитывать нереализованные планы последнего полугодия, то оказывается, что Израиль практически ничего не потерял от соглашения с Эмиратами, получая довольно мощный бонус на дипломатической арене.

Нельзя исключать, что Нетаньягу действительно некоторое время стремился аннексировать Западный берег. Впрочем, негативная реакция на международной арене, неготовность Трампа поддержать эту инициативу в условиях избирательных гонок в США, неопределенность их результата сделали невозможной реализацию этой инициативы. При таких условиях израильский премьер-министр мог просто «снять» неликвидный актив, получая конкретные результаты в краткосрочной перспективе.

Для Нетаньягу это особенно важно с точки зрения личного имиджа, в условиях внутренней турбулентности в Израиле. Ему нужны весомые и мгновенные успехи, которые он может продемонстрировать электорату. Соглашение с ОАЭ вполне отвечает такой стратегии: несмотря на негативную реакцию на отказ от аннексии со стороны части правых сил, большинство израильтян считает результаты договоренностей с Абу-Даби достижением премьера.

При этом сам Нетаньягу подчеркивает, что никоим образом не отказывается от прав на землю, которую считает израильской. Он хочет убедить внутреннюю аудиторию в том, что лишь временно отложил вопрос Западного берега, но его позиция остается неизменной. Это означает, что проблема не решена и, во всяком случае, появится в будущем.

Как бы там ни было, но сейчас международное сообщество с оптимизмом смотрит на договоренности Израиля и ОАЭ, рассматривая их как шаг к решению многолетнего арабо-израильского конфликта. Хотя бы временную деэскалацию проблемы Западного берега приветствуют также акторы, последовательно выступавшие за мирное урегулирование ситуации на Ближнем Востоке, — ООН, Великобритания, Франция и Германия. Ее положительно восприняли страны ближневосточного пространства, связанные с коалицией арабских государств под эгидой Саудовской Аравии. Конструктивность договоренностей отметили в Египте (который является близким союзником ОАЭ) и Бахрейне (остающемся последовательным партнером Эр-Рияда).

Сама Саудовская Аравия воздерживается от комментариев. Не секрет, что королевство (как и ОАЭ) в последние годы поддерживает контакты с Тель-Авивом. Впрочем, амбициозное стремление саудитов к лидерству в исламском мире требует от них осторожности в высказываниях. Арабская улица традиционно настроена против Израиля. Так что Саудовская Аравия не намерена портить себе имидж среди целевой аудитории, на которую хочет распространить свое влияние. Хотя очевидно будет продолжать скрытые консультации с израильтянами, направленные на противодействие общим угрозам.

Естественно, что против нормализации израильско-эмиратских отношений выступают государства, чьи действия в пределах регионального пространства вызывают обеспокоенность как у Тель-Авива, так и у лидеров арабского мира. Речь идет об Иране и Турции, которые продолжают борьбу за гегемонию на Ближнем Востоке.

Иранский экспансионизм — сегодня основной дестабилизирующий фактор для региона. Тегеран продвигает свои интересы в других государствах, активно участвуя в региональных конфликтах и поддерживая разные прокси-группировки. Он представляет главную угрозу безопасности Израиля, которая актуализируется в условиях усиления иранских позиций в Сирии, в непосредственной близости к израильской границе. Параллельно Иран поддерживает и вооружает повстанцев-хуситов в Йемене, против которых воюет коалиция стран во главе с Саудовской Аравией и ОАЭ.

Турецкая Республика становится еще одним общим оппонентом для Израиля и Эмиратов. За счет критики израильской политики Анкара старается обеспечить себе популярность в исламском мире. Между странами есть и рациональные разногласия в вопросе добычи и транзита энергоресурсов в Восточном Средиземноморье. Противостояние Турции и ОАЭ по проблеме Катара, в рамках гражданских конфликтов в Ливии и Сирии, тоже последовательно обостряется, имея все шансы перерасти в прямое столкновение (ведь именно самолеты Эмиратов считаются потенциальными исполнителями в начале июля атаки на ливийскую базу «Аль-Ватия», где были развернуты турецкие комплексы ПВО).

В таких условиях лидеры Ирана и Турции единодушно осуждают израильско-эмиратские договоренности, понимая, что налаживание отношений между несколькими оппонентами прежде всего подрывает их позиции в регионе. Действия Тель-Авива и Абу-Даби называют огромной ошибкой, лицемерием и изменой палестинским интересам. В стремлении достичь своих целей Тегеран и Анкара прикрываются лозунгом палестинского дела, осуждая ОАЭ за отказ от принципов религиозной солидарности.

Ясное дело, сами палестинцы тоже крайне отрицательно отнеслись к нормализации отношений между Израилем и Эмиратами. Для них дипломатическая блокада остается важным инструментом международного давления на Тель-Авив, что дает им шансы на развитие независимого государства. Впрочем, действия ОАЭ фактически нарушают принципы Арабской мирной инициативы, которая с 2002 года формировала позицию арабского мира, состоявшую в признании Израиля лишь в ответ на существенные уступки по палестинскому вопросу. Как ХАМАС, так и ФАТХ воспринимают политику Абу-Даби как удар в спину, который поощряет израильских оккупантов продолжать свою преступную деятельность.

Но вряд ли их позиция на что-то повлияет. Палестинцы снова оказались заложниками геополитической игры, ведущейся на Ближнем Востоке. Ситуацию усложняет тот факт, что их интересы мало кого волнуют, а палестинский вопрос, несмотря на его очевидную остроту, отступает в тень перед актуализацией других безопасных проблем и угроз.

Договоренности между Израилем и ОАЭ еще раз подтверждают очевидный факт: ближневосточное пространство сейчас является ареной активной борьбы нескольких влиятельных центров силы. Организованные с участием Соединенных Штатов арабо-израильские контакты становятся логичным ответом на агрессивные действия Ирана и трансформацию внешней политики Турции. Они подтверждают новый подход к союзническим отношениям на Ближнем Востоке. К сожалению, это не означает реальной стабилизации региона. Лишь оформляет изменение конфигурации противостояния.

Читайте также другие статьи Николая Замикулы. 

 

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК