Иран—США: война нервов

02 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 2 марта-7 марта 2007г.
Отправить
Отправить

Нагнетание ситуации Ираном и вокруг Ирана, похоже, приближается к своему апогею. То, что вицепрези...

Нагнетание ситуации Ираном и вокруг Ирана, похоже, приближается к своему апогею. То, что вицепрезидент Соединенных Штатов Дик Чейни не исключает возможности военного влияния на Иран и заявляет, что «до сих пор все варианты рассматриваются» и американцы попросили Турцию предоставить воздушный коридор на случай операции в Иране, свидетельствует: последствия ядерного блефа могут закончиться для иранцев трагически.

Иранцы сознательно бросают вызов американской администрации и пятилетней стратегии президента Джорджа Буша «приоритетных», или, иначе говоря, «прогнозируемых» войн, которую он изложил после террористического нападения на Америку 11 сентября 2001 года. Буш не отказался от утверждения, что американское военное вмешательство где бы то ни было в мире оправданно, если враждебное государство развивает потенциал оружия массового поражения, которое потенциально может попасть в руки террористической группы, способной использовать ее против американских целей. Такое утверждение стало отправной точкой решения о вторжении в Ирак. Сегодня Буш подготовил похожий «оправдательный» пакет и для Ирана. Ведь трудно отрицать тот факт, что ныне Иран выступает в роли государственного спонсора терроризма, поддерживая террористические организации «Хезболла» в Ливане и «Хамас» на палестинских территориях.

Иран, каждый раз бросая вызов американцам, вместе с тем изо всех сил пытается убедить себя и своих сообщников в том, что США будут первыми, кто проиграет от конфронтации в регионе. Так, выступая на государственном иранском телевидении, иранский духовный лидер аятолла Али Хаменеи предупредил: Соединенные Штаты не способны будут достигнуть своей цели на Ближнем Востоке. По его мнению, факты свидетельствуют, что «зазнавшийся» фронт, возглавляемый США и их союзниками, будет основным, кто проиграет в регионе.

Впрочем, тестирование ситуации приобретает конкретные очертания. Так, как пишет со ссылкой на кувейтскую прессу влиятельная израильская газета Ha’aretz, три арабских государства Персидского залива — Катар, Оман и Объединенные Арабские Эмираты — готовы согласиться на пролет израильской военной авиации к иранским ядерным объектам. А кувейтская газета Al-Siyasa сообщила, что НАТО призывает Турцию не препятствовать пролету через ее территорию боевых самолетов к иранским ядерным центрам, а также открыть границу с Ираном для наземного вторжения со своей территории. Согласно кувейтской Arab Times, операция нападения TIRANNT может состояться когда угодно во временном отрезке между концом февраля и концом апреля. Для этого в США идентифицированы несколько тысяч целей в Иране.

Как сказал авторитетный израильский политолог Александр Этерман: «Ходят слухи, что Израиль попросил у американцев воздушный коридор над Ираком на случай, если он сам решит атаковать Иран. Неизвестно, в самом ли деле мы обратились с такой просьбой и в чем конкретно она заключается. Что касается отношения различных израильских кругов к идее атаковать Иран, то здесь фактически господствует одно мнение — бить и как можно сильнее. Расхождения существуют в другом — обладает ли Израиль соответствующими возможностями или нет. В соответствии с некоторыми источниками, США ударят по Ирану до конца каденции администрации Буша, даже если шансы добиться приемлемого результата будут небольшими. Таким образом, у нас могут быть «веселые» полтора года».

Очевидно, что в последнее время происходит активный обмен обвинениями между Ираном и США, что очень похоже на «психологическую войну», основанную не на голых фантазиях или заявлениях, а на реальных возможностях. Нужно заметить, что за день до обнародования сообщения о поисках «воздушного коридора» весь мир всколыхнула весть о запуске Ираном суборбитальной ракеты. Можно вспомнить, что запуск суборбитального комплекса и в СССР, и в США предшествовал запуску орбитального (то есть космического) аппарата. А это — не что иное, как возможность добраться до любой точки земного шара. Но уже сам запуск этого суборбитального комплекса свидетельствует о том, что Иран ныне, в принципе, технически способен достичь любой точки Соединенных Штатов. А тем более Израиля или Европы. Кто может нас убедить, что этот испытательный запуск проводился исключительно в мирных целях? Может, для подготовки будущих иранских полетов на Луну или Марс? Где нужно искать таких наивных потребителей этой иранской пропаганды?

Единственным открытым вопросом остается — насколько точно наведение такого запуска. Если принимать во внимание, что иранская ракетная программа базируется на технологиях, полученных от Северной Кореи, а КНДР получила их от России, то эти технологии должны быть примерно на уровне 50-х годов прошлого века. То есть погрешность наведения не может быть меньше, чем на несколько километров, а может — и больше, если существуют и другие каналы поступления таких технологий.

Однако эта «психологическая война нервов» рано или поздно должна завершиться либо капитуляцией одной из сторон, либо прямым столкновением. Поскольку Иран уверенно и упорно идет к окончательной конфронтации, можно сказать, что наиболее вероятным является военное столкновение. Будет ли оно проведено с территории Турции или других соседних стран — не столь важный вопрос. Хотя, отталкиваясь от прецедентов предшествующих кампаний, можно ожидать, что первый этап вторжения произойдет с моря. А сухопутное — будет уже вторым и третьим шагом.

Суть в том, что ныне фаза «холодной войны» с исламским терроризмом медленно, но очень верно перерастает в стадию открытой «горячей войны», которая сегодня, с учетом современных технологий, отнюдь не может носить локальный характер. Ведь и технологии, завязанные в этом противостоянии, и силы, в той или иной степени вовлеченные в него со своими интересами и непосредственной помощью и участием, носят не локальный, а глобальный характер.

Поскольку похоже, что Иран получил все базовые технологии, используемые в противостоянии с США, из одного источника — бывшего СССР и нынешней России, то можно сказать, что это противостояние не столь Соединенных Штатов и исламского терроризма, который сегодня в немалой степени воплощает Иран, а продолжение (или возобновление) бывшего противостояния все-таки США, но теперь — уже с Россией. Тем более что как раз накануне президент России Владимир Путин практически аналогичную доктрину озвучил в Мюнхене.

По этому поводу можно сделать очень интересный вывод: несмотря на экономическую и военную слабость России по сравнению с США, в этом конфликте Россия обладает стратегическим преимуществом. А именно преимуществом, которым обладали США во время вторжения СССР в Афганистан. То есть: если Россия на сегодняшний день является «игроком за шахматной доской», то Иран и США — фигуры на доске. Поэтому Россия имеет по крайне мере запасной ход в конфронтации с США, заключающийся в непосредственном вхождении в конфронтацию. Америка сделала большую ошибку, когда, обладая статусом «игрока», переместилась на «шахматную доску». К чему, видимо, и стремились силы, к этому ее подталкивавшие. Как изменить ситуацию — вопрос непростой, но над ним должны серьезно задуматься американские стратеги и аналитики.

Отдельным вопросом остаются временные рамки, в которых «холодное противостояние» может перерасти в «горячее», то есть в военный конфликт. Тут я не совсем могу согласиться с теми, кто считает, что война может начаться в ближайшие месяцы или в течение полутора лет. Дело в том, что по законам жанра война может начаться после исчерпания предыдущих фаз противостояния. А фаза «холодного противостояния» себя еще далеко не исчерпала. С этой точки зрения она не может себя исчерпать в течение примерно полугода. С другой стороны, говорящие о полутора годах — ошибаются. Поскольку администрация президента Джорджа Буша максимально может быть готова начать войну с Ираком в течение года, а быть может, даже десяти месяцев. Поэтому начало фазы «горячего противостояния» вероятно во временном промежутке от пяти до десяти месяцев, а не раньше или позже.

Хотя, конечно, могут возникнуть новые непредвиденные обстоятельства. Например, испытание Ираном каких-то других вооружений или вывода на орбиту космических аппаратов. Они, конечно, могут ускорить ход событий, но тогда исчерпается первая фаза. То есть в таком случае модель все равно не меняется.

Иран хочет обладать ядерным оружием, чтобы угрожать, запугивать и доминировать над Ближним Востоком. По сути, он все больше превращается в террористическое государство, которое, несмотря на самый лучший сценарий, обречено пожизненно находиться в «оси зла». К сожалению, переговоры мирового сообщества с Ираном потерпели неудачу, поскольку они приводят лишь к затягиванию времени, крайне нужного режиму иранских мулл для окончательного решения проблемы получения ядерного оружия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК