ИРАК: ТЯЖЕЛЫЙ ГОД ПОЗАДИ. ЧТО ДАЛЬШЕ?

26 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 12, 26 марта-2 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

Американская оккупация Ирака положила начало новому этапу развития международных отношений, который характеризуется усилением однополярного мирового порядка под верховенством США...

Американская оккупация Ирака положила начало новому этапу развития международных отношений, который характеризуется усилением однополярного мирового порядка под верховенством США. Впервые в новейшей истории Соединенные Штаты бросили вызов мировому сообществу, включая даже своих ближайших союзников по НАТО, и перешли к единоличным действиям с целью изменения правящего режима в суверенной стране. Оккупацией Ирака Вашингтон хотел показать кто в мире хозяин. На наш взгляд, это была основная цель иракской кампании США, по сравнению с которой все другие — установление стратегического контроля над ближневосточным регионом, устранение режима Саддама Хусейна, внедрение на Ближнем Востоке демократии в американском понимании — кажутся второстепенными. Относительно же борьбы с международным терроризмом и угрозой применения саддамовским Ираком оружия массового поражения, то это выглядит больше как повод и средство реализации основной цели — достижения господствующего положения США как на Ближнем Востоке, так и во всем мире. Тема нефти занимает важное место в контексте войны в Ираке. Однако иракская нефть — сопутствующая цель, хоть и очень важная для США в перспективном измерении.

С оккупацией Ирака закончился период, начавшийся после развала Советского Союза и социалистического лагеря. К сожалению, он не стал началом эпохи взаимопонимания и согласия в мире, на что можно было надеяться после прекращения холодной войны. Противостояние капиталистического и коммунистического лагерей закончилось, но мир не стал безопаснее и стабильнее, поскольку, как и ранее, примат силы превалирует над разумом, доброй волей. Борьба за перераспределение природных ресурсов и сфер влияния в мире продолжается и набирает новые формы.

Для демонстрации силы Ирак был избран американской администрацией очень удачно. Похоже, начиная с 1991 года, США удерживали Ирак в тисках международных санкций именно для этой роли. Одиозность режима С. Хусейна, его деспотический характер, бессмысленные военные авантюры против Ирана и Кувейта в значительной мере ослабили арабское и международное сопротивление американским планам относительно Ирака.

Как все начиналось...

Решение об устранении режима Саддама Хусейна было принято администрацией Дж. Буша-младшего практически с начала ее появления в Белом доме. Террористические акции 11 сентября 2001 года в США привели к усилению влияния радикального крыла консерваторов и неоконсерваторов («ястребов») на формирование новой концепции американской внешней политики. Последняя базируется на том постулате, что США достаточно могущественны, чтобы даже без помощи союзников изменять международную ситуацию в каком-либо регионе мира с целью гарантирования безопасности США и защиты американских интересов. Ирак стал лабораторией практического применения так называемой «доктрины Буша», которая заменяет ряд доктрин времен холодной войны, объединенных «стратегией сдерживания». «Советская угроза» в «доктрине Буша» заменяется «террористической угрозой», однако рецепт ее устранения остается тем же — изменение внутреннего устройства стран, являющихся источником угрозы. Превентивные войны в «доктрине Буша» рассматриваются как полностью легитимные опережающие удары.

Практически за год до начала боевых действий в Ираке США начали проводить психологическую войну против режима Хусейна. Благодаря усилиям США, блокада Ирака постоянно возрастала. В мае 2002 года США проводят через РБ ООН резолюцию 1409 о так называемых «умных санкциях», которые предусматривали усиление режима запрещения на поставки в Ирак товаров двойного использования. Выступление президента США перед ГА ООН в сентябре 2002 года не оставляло сомнений относительно решительности американской администрации устранить режим С. Хусейна даже ценой раскола в ООН и НАТО.

После того как в августе 2002 года Багдад безоговорочно согласился на возвращение в Ирак международных инспекторов для поиска оружия массового поражения, США заняли позицию, приведшую к затягиванию возобновления их деятельности в Ираке. США настаивали на принятии новой резолюции СБ ООН, которая бы включала положение об автоматическом применении вооруженной силы в случае, если Багдад будет чинить препятствия работе международных инспекторов. Но стараниями постоянных членов СБ ООН — Франции, Китая и России — это положение было исключено из американского проекта резолюции СБ ООН 1441, принятой 8 ноября 2002. Некоторые эксперты, и среди них советник британского правительства П. Голдсмит, считают, что эта резолюция все-таки предусматривает применение вооруженной силы, поскольку в ней перечисляются предыдущие резолюции СБ ООН относительно Ирака, где речь идет о применении силы против диктаторского режима.

Сразу после того как в конце ноября 2002 года международные эксперты приступили к проведению инспекции в Ираке, США начали подвергать сомнению целесообразность их деятельности и в конце концов вынудили оставить Ирак перед началом боевых операций в этой стране. 17 марта 2003 года глава комиссии ООН по вооружениям Ханс Бликс должен был сделать доклад об отсутствии оружия массового поражения в Ираке. Однако это не входило в планы Вашингтона, который через три дня начал оккупацию Ирака под предлогом ликвидации атомного оружия, которое не найдено по сей день. Недавно в интервью лондонской газете «Индепендент» Х. Бликс заявил, что «война США и Великобритании против Ирака была незаконной».

Против американских планов относительно Ирака в той или иной мере выступили Россия, Китай, Франция, Германия, Иран, Турция, арабские и исламские страны. Они призывали придерживаться международного права, предоставлять преимущество мирным, дипломатическим способам урегулирования конфликта. Во многих столицах мира, включая Вашингтон, проходили многотысячные демонстрации протеста против войны в Ираке, которых не было со времен вьетнамской войны. Международное сообщество волновала не столько судьба иракского режима, сколько перспектива неограниченной гегемонии США и дестабилизации установившегося мирового порядка. Однако, учитывая целый ряд причин, среди которых экономические занимают особое место, странам Западной Европы, прежде всего Франции и Германии, а также России и Китаю не удалось занять единодушную и последовательную позицию с целью заблокирования американских планов относительно Ирака. Ни одна из этих стран не могла себе позволить испортить отношения с США ради саддамовского Ирака. Лидеры «старой Европы» понимали, что открытый раскол в ООН и НАТО мог бы иметь намного большие негативные последствия для мировой стабильности, чем оккупация Ирака.

Достаточно сомнительно, что заявление главы новоизбранного испанского правительства Хосе Сапатеро о выведении испанского контингента из Ирака может усилить сегодня европейскую оппозицию политике США в Ираке. Скорее, новая позиция Мадрида побудит Вашингтон передать управление войсками коалиции Объединенным нациям. Очевидно, предусматривая такую перспективу, генсек ООН Кофи Аннан обратился к Х.Сапатеро воздержаться от выведения испанского контингента из Ирака.

Определенное разочарование результатами пребывания Польши в рядах коалиции выразил даже президент А.Квасьневский, отметив недавно, что его страна была неправильно проинформирована в вопросе об оружии массового поражения в Ираке. Как известно, невзирая на то, что под командованием Польши находятся девять тысяч военнослужащих коалиции на юге Ирака, из которых две с половиной тысячи — поляки, надежды Варшавы получить широкий доступ к участию в реализации проектов восстановления Ирака не оправдались. Вместе с тем Квасьневский считает, что в данный момент нецелесообразно выводить польские войска из Ирака.

Позиция испанских социалистов активизировала также пацифистские заявления украинских социалистов и коммунистов. Однако, на наш взгляд, вывод сейчас украинских миротворцев из Ирака будет иметь негативные последствия для интересов Украины не только в этой стране, но и на Ближнем Востоке.

Оккупация

Не прибегая к деталям хода военных операций в Ираке с 20 марта по 9 апреля 2003 года, следует отметить, что их результат нетрудно предусмотреть с самого начала ввиду фантастического технологического преимущества союзников над иракцами. Американским и британским войскам с их самой современной военной техникой противостояла деморализованная иракская армия с устаревшим вооружением, у которой не было никаких шансов защитить обнищавшую за тринадцать лет экономической блокады и политической изоляции страну с агонизирующим диктаторским режимом. Учитывая огромную диспропорцию иракских войск и войск коалиции, говорить о какой-то «победе» просто абсурдно.

Однако в первые две недели военных операций создавалось впечатление, что война в Ираке будет затяжной и продлится по крайней мере несколько месяцев. В этот период саддамовская пропаганда, главным героем которой стал министр информации М. ас-Саххаф, смогла привлечь на свою сторону симпатии части мирового сообщества, особенно арабских и мусульманских стран. Тысячи арабских добровольцев ринулись в Ирак защищать «братский иракский народ от новейших крестоносцев». Антиамериканские настроения в арабском мире, и не только в нем, достигли своего апогея. Однако внезапная капитуляция режима С.Хусейна вызывала шок среди «арабской улицы», глубокое разочарование и осознание своего бессилия. Для рядовых арабов американская оккупация Ирака стала еще одним из многих унижений с 1948 года, еще одним триумфом Запада, «победой сионизма и его порождения Израиля». Крах саддамовского режима наиболее трагически был воспринят среди палестинцев, поскольку Ирак был их опорой в борьбе за свои права. В результате войны в Ираке увеличилось количество арабов, которые, находясь в состоянии отчаяния, будут прибегать к экстремизму и терроризму. Президент Египта Х.Мубарак отмечал, что американская оккупация Ирака приведет к появлению сотен новых бин ладенов. Похоже, этот прогноз осуществляется.

Кое-кто может не согласиться с правомерностью употребления выражения «американская оккупация», аргументируя это тем, что на сегодня в Ираке находятся военные контингенты 34 стран, и их количество постоянно растет. Однако не будем забывать, что оккупировали эту страну все-таки американцы вместе с британцами, а подавляющее большинство государств, в том числе и Украина, присоединилось к коалиции уже после активных боевых действий и не с целью усиления оккупационного режима, а чтобы его прекратить, оказав помощь в стабилизации ситуации и создании условий для возобновления суверенитета Ирака. Несколько государств, которые за исключением Великобритании, оказали сугубо символическую военную помощь Соединенным Штатам в оккупации Ирака, сложно назвать коалицией. В отличие от «оккупационной» «стабилизационная» коалиция является легитимной, поскольку получила поддержку со стороны ООН, в частности, принятием резолюции СБ ООН 1511 от 17 октября 2003 г., что предусматривает создание многонациональных миротворческих сил, основой которых, очевидно, и станут впоследствии войска нынешней коалиции. Нетрудно представить, в каком состоянии оказалась бы американо-британская коалиция, если бы на помощь Ираку не пришло еще 30 государств.

Некоторые аналитики допускают в принципе возможность устранения диктаторских режимов в мире вооруженным путем извне, считая это благом для угнетаемых народов. Однако такая «теория» неминуемо создает ряд проблем в сфере международного права: критерии определения «диктаторских режимов», делегирование демократическим режимам «права наводить порядок в мире» и тому подобное. К тому же свобода не может быть получена в качестве подарка, она может быть лишь добыта теми, кто ее заслуживает.

В последнее время усилились попытки США перевести часть груза поддержки безопасности в Ираке на другие страны. Соединенные Штаты пытаются привлечь НАТО и Европейский Союз к стабилизационным процессам в Ираке. В то же время в Вашингтоне рассматриваются планы уменьшения американского контингента в Ираке со 120 до 105 тысяч солдат, при этом планируется вывод американских войск за пределы больших городов и их сосредоточение в удаленных от населенных пунктов гарнизонах. Главная цель этих планов — свести к минимуму потери среди американских солдат от террористических акций.

Война после войны

Стабилизировать ситуацию в Ираке оказалось намного сложнее, чем его оккупировать. Американцы там столкнулись с тем, чего они больше всего боялись — с так называемой асимметричной, или партизанской, войной. В результате ее в Ираке погибло больше американских солдат, чем во время активных боевых действий: на время написания статьи погибли около 550 американских солдат и приблизительно 3000 были ранены.

В значительной мере от характера движения сопротивления будет зависеть развитие ситуации в Ираке и вокруг него в ближайшее время. В состав движения сопротивления входят разнообразные политические силы: баасисты (прежние члены правящей партии Баас), представители клана С. Хусейна, местные мусульманские группировки, остатки иракской армии и сил безопасности, арабские добровольцы и боевики «Аль-Каиды». Учитывая такую пестроту движения сопротивления, наличие одного руководящего центра для координации действий отмеченных группировок представляется маловероятным. Общая численность партизан и боевиков оценивается американским командованием в 3—5 тыс. человек, большинство из которых иракцы. Число иностранцев не превышает 200—300 человек, в основном это арабы.

Назвать все эти группировки сторонниками саддамовского режима невозможно, поскольку в их среде есть силы, особенно шииты и радикальные суниты, которые в свое время находились в оппозиции к С. Хусейну. Арест последнего не привел к снижению активности партизан и террористов. Более того, после освобождения от тени прежнего диктатора иракское движение сопротивления оккупационным властям даже усилилось. Это свидетельствует о том, что иракское сопротивление является не столько просаддамовским, сколько антиоккупационным. Называть всех представителей движения сопротивления просто террористами, как это делают американцы, было бы упрощением ситуации. Всегда во всем мире какая-нибудь чужеземная оккупация вызывала естественное и справедливое движение сопротивления. И не следует исключать, что в ряды иракского движения сопротивления могут вливаться люди из патриотических соображений. Каждый понимает патриотизм по-своему, но всех патриотов объединяет одна общая черта — они хотят видеть свою страну свободной от иностранного господства.

Серьезным фактором, дестабилизирующим ситуацию в Ираке, стала активность иностранных боевиков, в первую очередь смертников (шахидов). Именно иностранные шахиды нанесли наибольшие потери личному составу оккупационных войск и местной полиции. По некоторым данным, на момент начала американской оккупации в Ираке насчитывалось около 6 тысяч арабских добровольцев, в основном палестинцев, сирийцев, иорданцев и ливанцев. Однако после падения Багдада большинство добровольцев оказались в американском плену. Значительная часть из них была вывезена в свои страны теми же американцами. Очевидно, спустя некоторое время, когда границы Ирака будут охраняться лучше, чем сегодня, количество иностранных боевиков значительно уменьшится.

Невзирая на то что большинство иракцев воспринимают американо-британские войска как оккупационные, это не означает, что движение сопротивления, жертвами которого преимущественно становятся иракские граждане, вызывает симпатии иракского населения. Иракцы устали от длительных войн, саддамовского деспотизма и многолетней международной блокады, и, как все люди, стремятся к нормальной жизни. В этом смысле вооруженное движение сопротивления в Ираке, действительно больше напоминающее хаотическую террористическую деятельность, не может рассчитывать на широкую поддержку со стороны иракского населения и поэтому не имеет будущего. Очевидно, со временем борьба за суверенитет Ирака будет больше переходить в политическую плоскость.

Политический процесс

Основные проблемы внутриполитической ситуации в Ираке — это переход власти от временной коалиционной администрации к легитимному и признанному всеми основными политическими силами иракскому правительству, поддержка межэтнического согласия, создание приемлемой модели государственного строя и сохранения целостности Ирака.

Следует отметить, что в процессе внутриполитического урегулирования в Ираке роль ООН постоянно растет. Если к началу оккупации Ирака администрация Дж. Буша пыталась приуменьшить роль ООН в урегулировании иракского кризиса, продемонстрировать ее «несостоятельность и неэффективность», то в период стабилизации в Ираке Вашингтон изменил свою тактику и начал всячески поощрять ООН принимать как можно большее участие в процессе восстановления Ирака.

Группа экспертов ООН под руководством специального советника Лахдара Брахими после изучения ситуации в Ираке в феврале с.г. пришла к выводу, что выборы в иракский парламент невозможно провести до передачи власти от коалиционной администрации иракскому правительству до 30 июня с.г. Эксперты ООН разграничивают парламентские выборы в Ираке и процесс передачи власти иракцам. При этом эксперты ООН рекомендуют провести общие выборы, а не выборы комиссий в мухафазах (губерниях), как предлагает коалиционная администрация и временное иракское правительство. Лидер шиитов аятолла Али ас-Систани назвал эти выводы экспертов ООН «большой победой». В то же время между лидерами основных политических сил в Ираке пока еще нет согласия относительно того, какому именно иракскому правительству должны быть переданы властные функции от коалиционной администрации, поскольку любое иракское правительство, сформированное до проведения парламентских выборов, практически не будет иметь необходимой легитимности. По мнению Л.Брахими, в случае, если лидеры иракских политических сил не найдут пути к компромиссу, в стране может разразиться гражданская война.

После террористических акций в начале марта в Кербеле и Багдаде, в результате которых погибли сотни иракских шиитов, группа экспертов ООН вернулась в Нью-Йорк. Однако, как заявил 19 марта генсек ООН К.Аннан, в ответ на обращение правящего совета Ирака и временной коалиционной администрации группа экспертов ООН вскоре опять вернется в Ирак с целью предоставления помощи в формировании нового иракского правительства до 30 июня с.г.

Подписание 8 марта с.г. «Закона об управлении государством на переходный период», или временной конституции Ирака, стало значительным шагом на пути консолидации основных политических и этно-конфессиональных сил Ирака — арабов, курдов и туркменов. Согласно этому документу, Ирак будет демократической республикой на основе федерализма. Согласованы сроки общих выборов в парламент — до 31 января 2005 г. Конституция предусматривает формирование «федерального правительства» Ирака на переходный период.

Представители курдов добились включения положения, которое предусматривает утверждение или не утверждение статей будущей постоянной конституции двумя третями избирателей в трех мухафазах, что на практике будет означать предоставление курдам права вето при принятии будущей постоянной конституции. Это положение вызывает наибольшие возражения со стороны шиитов, численность которых составляет около 70 процентов всего иракского населения. Ислам провозглашается государственной религией страны, а также источником формирования законодательных норм страны. Предложение лидеров шиитов относительно создания Исламской Республики в Ираке — наподобие соседнего Ирана — не получило поддержки со стороны других представителей временного правительства Ирака.

Уже через несколько дней после подписания временной конституции против нее выступило высшее шиитское духовенство и политические лидеры иракских туркменов. Главный лидер иракских шиитов аятолла Али ас-Систани критически отозвался о подписании временной конституции. На протяжении марта в Багдаде, Неджефе и Карбеле проиходили многотысячные шиитские демонстрации протеста против временной конституции.

Лидеры ведущих курдских партий открыто требуют расширить нынешние границы созданного еще во времена С.Хусейна Курдского автономного района. При этом особенный акцент делается на необходимости включения в его состав богатого нефтью города Киркука, который намечается сделать столицей автономии. Курды настаивают на создании самостоятельного совета министров, курдских вооруженных формирований, предоставлении им полного контроля над добычей нефти на своей территории и права вето на размещение войск центрального правительства в автономии. Кроме того, уже собрано свыше 1,7 млн. подписей населения региона в поддержку проведения референдума о полной независимости иракского Курдистана. Такая перспектива вызывает обеспокоенность в соседней Турции, курдское население которой также стремится иметь независимое государственное образование. Ситуация в иракском Курдистане вызывала беспорядки даже среди сирийских курдов, которые до этого времени не проявляли особенной политической активности.

Национальный туркменский фронт Ирака считает, что временная конституция не учитывает интересы туркменского меньшинства. Лидеры Фронта объявили о создании Иракского Туркменистана со столицей в Киркуке. То, что и курды, и туркмены одновременно претендуют на Киркук, не в последнюю очередь связано с тем, что этот город расположен в центре одного из самых богатых месторождений нефти в Ираке.

Лидеры трехмиллионного туркменского меньшинства требуют официально признать туркменов третьей этнической группой в Ираке после арабов и курдов, а также предоставить туркменскому языку статус официального наряду с арабским и курдским. Туркмены требуют вывода всех курдских вооруженных группировок из «туркменского города Киркука».

Постепенно усиливается противоборство между сунитами и шиитами, которое чаще всего проявляется в форме физического уничтожения политических и религиозных деятелей обоих общин. Устраиваются взрывы штаб-квартир политических партий и организаций, мечетей обеих сторон.

В целом внутриполитическая ситуация в Ираке напоминает начало гражданской войны. При этом главным сдерживающим фактором выступает иностранное военное присутствие. Сегодня, когда большинство иракского населения больше боится гражданской войны, чем оккупантов, отношение к иностранному военному присутствию становится более толерантным, чем это было еще полгода назад. Из этого вытекает, что иностранные миротворческие войска будут находиться на территории Ирака столько, сколько будет нужно для полной стабилизации и нормализации ситуации в стране, по крайней мере до того момента, когда иракцы будут в состоянии сами поддерживать порядок в своей стране. Сейчас иракские силы безопасности насчитывают около 200 тысяч полицейских, однако их роль пока еще недостаточно эффективна.

«Реконструкция» Ближнего Востока

В канун оккупации Ирака арабские режимы очутились в чрезвычайно трудном положении. С одной стороны на них оказывали давление народные низы, требуя поддержки «братского Ирака», с другой — США, требуя предоставить арабские территории для дислокации американо-британских войск. Соединенным Штатам удалось усилить изоляцию Ирака от арабских стран. Особенно такая деятельность активизировалась после попытки примирения иракского режима с арабскими странами в рамках работы Бейрутского саммита Лиги арабских государств (ЛАГ) в марте 2002 года.

ЛАГ проявила полную несостоятельность повлиять на развитие событий и лишний раз продемонстрировала отсутствие единства среди арабских стран. Арабы не осмелились принять ни одной антиамериканской резолюции, хотя звучали отдельные призывы применить к США нефтяное эмбарго и торговый бойкот, как это было в 1973 году. Можно сказать, что арабы практически «сдали» С. Хусейна. Довольно саркастически и самокритично о позиции арабских режимов относительно войны в Ираке высказался спикер ливанского парламента Набег Берри: «Арабы — как стадо баранов. Когда американский мясник забирает одного из них, чтобы забить, остальные продолжают спокойно жевать, не догадываясь, что завтра придет очередь другого барана...».

Свалив режим Саддама Хусейна в Ираке, Белый дом стремится реализовать более масштабный план, а именно — «усмирить» Ближний Восток путем установления там проамериканской демократии. Ирак — лишь первый шаг на этом пути. В своем обращении к нации 22 марта Дж. Буш, в частности, сказал, что, «наблюдая процессы в Ираке, народы Ближнего Востока будут иметь наглядное представление о том, какой (привлекательной) может быть жизнь в свободной стране».

Авторы программы «реконструкции» Ближнего Востока исходят из того, что американская демократия универсальна, обеспечивает модернизацию, процветание, справедливость и диалог культур. Однако большинство наблюдателей сходится на том, что попытки США навязать свои принципы Ближневосточному региону приведут к последствиям, противоположным желаемым, то есть к усилению в нем нестабильности, фундаментализма и терроризма.

На протяжении последних недель Вашингтон значительно активизировал разъяснительную кампанию относительно проекта «реконструкции» Ближнего Востока. Так, в начале марта с.г. помощник госсекретаря США
М. Гроссман посетил ведущие арабские страны и Турцию, а также встретился в Брюсселе с министрами иностранных дел Евросоюза с целью продвижения идеи создания «Большого Ближнего Востока». Американский проект демократизации Ближнего Востока, в частности, декларирует необходимость проведения демократических реформ, экономической либерализации «ради борьбы с бедностью и отсталостью, которые порождают терроризм». Президент США Дж.Буш намерен предложить вопрос «реконструкции» Ближнего Востока в повестку дня следующей встречи «большой восьмерки» в июне с.г. в Си-Айленде (штат Джорджия, США).

В соответствии с программой «реконструкции» Ближнего Востока должно быть создано такое сообщество, которое бы полностью отвечало интересам США и Израиля в этом регионе. Основной замысел этой программы сформулирован таким образом: «решение палестинской проблемы через Багдад». Первая фаза «реконструкции» Ближнего Востока заключается в создании в Багдаде режимной демократии. После этого или параллельно администрация Дж. Буша планирует «взяться» за другие арабские страны. По мнению американских стратегов, пребывание нефтяных ресурсов в руках монархий арабских стран Персидского залива является причиной основных проблем в арабском мире, в частности распространения терроризма. С целью принудить Эр-Рияд укротить антиамериканские и антиизраильские исламистские группировки Вашингтон планирует наращивать использование иракской нефти за счет уменьшения зависимости от саудовской, что позволит усилить давление на саудитов.

На втором этапе реализации программы предусматривается усиление давления на Иран и Сирию, чтобы заставить их прекратить предоставление помощи различным палестинским группировкам. Если этого давления будет недостаточно, то не исключается возможность устранения правящих режимов в Дамаске и Тегеране по иракскому или другому сценарию. Американские стратеги прогнозируют, что после ослабления поддержки со стороны Сирии и Ирана радикальные палестинские группировки «Хамас», «Исламский джихад», «Хизболла» и другие утратят возможность вести эффективную и серьезную борьбу против Израиля. Они также надеются, что ослабление деятельности экстремистских палестинских группировок в свою очередь приведет к прекращению интифады, что, как ожидается, должно вынудить палестинское руководство пойти на компромисс с Израилем.

Похоже, что упомянутая программа дает заметные сбои уже на первом этапе ее реализации — при создании в Ираке проамериканского режима. Слабым местом комплексной программы США по «реконструкции» Ближневосточного региона является то, что она не поддерживается ни правительствами, ни народами арабских стран, а также Ирана и даже Турции. Единственная страна, которая не только поддерживает эту программу, но и всячески подталкивает США к ее реализации, — это Израиль, который считает себя «островком прозападной демократии среди автократического арабского моря».

Учитывая особенности политики, экономики и стиля жизни на Ближнем Востоке, кажется маловероятным, что «американская модель демократии» может иметь там будущее. Большинство арабских лидеров довольно скептически воспринимают жизнеспособность американской модели демократии на арабской почве. По их мнению, процесс демократизации и перестройки в арабских обществах назрел, однако он должен реализоваться усилиями самих этих обществ, а не навязываться Соединенными Штатами в виде готовых клише и стандартов, без учета особенностей как всего Ближнего Востока, так и каждой страны в отдельности. В противовес американской инициативе Египет, Саудовская Аравия и Сирия выдвинули свою программу реформирования арабских обществ, которую планируется обсудить во время саммита ЛАГ в Тунисе в конце марта с.г. На этом саммите также предусмотрено обсуждение концепции реформирования ЛАГ.

Что дальше?

Если учитывать, какое большое значение имел Ближний Восток для США после Второй мировой войны и имеет сейчас, то становится ясно: ничто не смогло бы воспрепятствовать американским планам относительно Ирака. По подсчетам американского экономиста Томаса Стоффера, за период с 1945 г. по 2002 г. США потратили до 2,9 трлн. долларов (по ценам 2002 года) на поддержку стабильности на Ближнем Востоке, точнее — своих креатур и союзников. Например, за этот период Израиль получил 247 млрд. долл., Египет — 139 млрд. долл., Турция — 159 млрд. долл.

Развивались бы события вокруг Ирака по нынешнему сценарию, если бы не было терактов 11 сентября? На наш взгляд, если бы не было 11 сентября, то было бы что-то другое. Характер поведения США на международной арене определяется прежде всего внутренней логикой развития новейшей американской империи. События 11 сентября стали лишь катализатором этого процесса.

Очевидно, любой президент США, будучи на месте Дж. Буша, воспользовался бы возможностью усилить влияние своей страны на Ближнем Востоке путем установления контроля над Ираком. Отличия могли быть лишь в формах реализации этой цели — в большей или меньшей мере согласования этого вопроса с союзниками США и соблюдения легитимности в рамках ООН.

По случаю годовщины оккупации Ирака президент США Дж. Буш и ведущие члены его администрации выступили с многочисленными заявлениями и речами, в которых утверждали, что в результате осуществления год назад операции «Свобода Ирака» иракский народ был освобожден от тирании и стал на путь свободного демократического развития. Много в эти дни говорилось о восстановлении Ирака, обеспечении прав человека в этой стране, перспективах экономического развития и социального прогресса. Однако реальная ситуация здесь все еще остается неопределенной и трудно сказать сейчас, как она будет развиваться дальше и к чему может привести.

Развитие ситуации в Ираке будет зависеть от того, удастся ли коалиции вместе с иракцами подавить движение сопротивления и террористическую деятельность, чтобы гарантировать безопасность и стабильность в этой стране. Очевидно, ставка лишь на применение силы здесь не поможет. Главное, направить политический процесс в конструктивном направлении, повысить уровень жизни иракцев и дать им возможность самим определять свою судьбу. Многое будет зависеть от способности иракских политических и религиозных лидеров найти консенсус относительно путей и форм возрождения суверенного иракского государства, избежать гражданской войны, сберечь целостность страны.

Если же вооруженное сопротивление в Ираке будет продолжаться в последующие месяцы, то это практически сделает невозможным деятельность иракских временных органов власти, парализует конституционный процесс, приведет к краху ближневосточной политики Дж. Буша и, соответственно, ослабит его шансы накануне президентских выборов.

Нет сомнения в том, что даже после формальной передачи власти новому иракскому правительству США сохранят свой контроль в Ираке в сфере как политики, так и экономики. Доказательством этого являются планы открытия наибольшего в мире американского посольства в Ираке, которое будет насчитывать около 3000 сотрудников. Не исключено, что временная коалиционная администрация будет трансформирована в совещательный аппарат при иракском правительстве. То есть будут приниматься все возможные меры для создания и поддержки в Ираке проамериканского правящего режима с целью гарантирования американского контроля над энергетическими ресурсами этой страны и использования Ирака как плацдарма для укрепления стратегических позиций США на Ближнем Востоке. Проблема остается лишь в том, понравится ли такая перспектива всем иракцам?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК