Геополитические пируэты Япония—КНР-2016

14 октября, 2016, 00:00 Распечатать

Интенсивность ядерных и ракетных испытаний КНДР в течение 2016 г. сделала эту тему одной из ключевых в проблематике безопасности в Восточной Азии, отодвинув на второй план остальные вопросы.

Интенсивность ядерных и ракетных испытаний КНДР в течение 2016 г. сделала эту тему одной из ключевых в проблематике безопасности в Восточной Азии, отодвинув на второй план остальные вопросы. 

В том числе — и взаимодействие между двумя самыми мощными государствами в регионе — Японией и КНР. Хотя, как известно, именно отношения между ключевыми игроками определяют параметры системы международных отношений. И поэтому пренебрегать отношениями между Токио и Пекином не просто нецелесообразно, но и опасно. 

Вместо пролога

Новый, 2016 год, Япония и КНР отпраздновали обменом любопытными заявлениями. В январе японское МИД сообщило Пекину, что в случае необходимости Токио будет привлекать корабли Морских сил самообороны (ВМФ Японии) для противодействия заходу китайских судов в территориальные воды вокруг спорных с КНР островов Сенкаку/Даоюйдао в Восточно-Китайском море. Причиной такого заявления стало то, что в декабре 2015 г. китайская лодка береговой охраны впервые зашла в территориальные воды вокруг упомянутых островов. МИД КНР ответило на это заявление декларацией о готовности решать все разногласия путем диалога. В то же время англоязычное проправительственное китайское издание The Global Times предупредило, что появление военных кораблей Японии около спорных островов заставит и КНР послать туда свой ВМФ. 

Заметим, что в начале года отношения между двумя странами находились едва ли не в самом лучшем состоянии за последние 5 лет. Это было результатом усилий сторон в течение 2014–2015 гг. для снижения градуса разногласий. Прежде всего, в ноябре 2014 г.была подписана совместная декларация из 4 пунктов. В этом документе Япония и КНР признали взаимную пользу двусторонних отношений стратегического характера, наличие разногласий относительно спорных островов Восточно-Китайского моря, и при этом они обязались не делать резких шагов, которые могли бы повредить двусторонним отношениям. Поэтому, несмотря на обмен заявлениями относительно островов Сенкаку/Даоюйдао в начале января, стороны с оптимизмом вошли в 2016 год.

Смещение внимания Японии на юг 

Параллельно с определенной стабилизацией и нормализацией отношений с Японией, в течение двух последних лет Пекин продолжал активную политику по установлению доминирования в Южно-Китайском море, создавая искусственные острова, с их последующей милитаризацией. Это, в свою очередь, стало беспокоить официальный Токио: ведь свобода судоходства в акватории этого моря — залог нормального функционирования японской экономики, зависящей от импорта сырья и экспорта готовой продукции. Как следствие, исходя из геостратегических императивов, Япония начала все больше втягиваться в территориальные споры в Южно-Китайском море. 

Прежде всего официальный Токио избрал стратегию усиления потенциала государств Юго-Восточной Азии, в противодействие агрессивной политике КНР. На практике это заключалось в передаче лодок береговой охраны Филиппинам и Вьетнаму, значительно уступавшим КНР в этом плане. Именно этот класс кораблей Пекин очень часто использует в своем варианте "гибридной войны": масштабное присутствие кораблей береговой охраны вместе с рыбаками нередко дает возможность КНР не просто подтверждать свои претензии, но и устанавливать контроль над спорными островами. Поэтому сначала Япония решила передать Филиппинам 10 лодок (длиной 44 м), поскольку Манила является самой слабой, а следовательно — и самой уязвимой в противостоянии с КНР. 

В феврале стало известно, что Токио и Манила договорились о передаче в аренду Филиппинам 5 самолетов ТС-90. Это разрешило бы Маниле лучше мониторить ситуацию в районе спорных островов Спратли и вокруг мелководья Скарборо. В ответ глава МИД КНР Ван И заявил, что у него нет особого оптимизма относительно возможности укрепления отношений с двуликой Японией. По его словам, с одной стороны, лидеры Японии говорят приятные вещи, а с другой — пытаются создать проблемы для КНР при любой возможности. Именно китайское внешнеполитическое ведомство напомнило Японии, что она не является участницей территориальных споров в Южно-Китайском море. На это секретарь правительства Японии Йошихиде Суга заявил, что Токио внимательно собирает и анализирует информацию о деятельности КНР в Южно-Китайском море. Также, по его мнению, все страны АСЕАН стремятся поддерживать свободу судоходства в Южно-Китайском море.

После этого, 3 апреля, японская подводная лодка и два эсминца посетили базу Субик Бей на Филиппинах. Любопытно, что подводные лодки Японии не заходили в порты Филиппин последние 15 лет. Целью, по данным правительственного источника, было продемонстрировать присутствие Японии в регионе. Затем эскадра отправилась во вьетнамский стратегический порт Камрань. Все это происходило на фоне опасений, что Пекин начнет преобразование мелководья Скарборо в искусственный остров, с дальнейшим размещением там ударных ракетных комплексов, систем ПВО и лодок ВМФ, а это создало бы непосредственную угрозу Филиппинам. Последствием таких шагов со стороны Токио стало то, что 30 апреля, во время встречи глав МИД КНР и Японии, Ван И заявил, что нормальными отношения между Пекином и Токио могут быть только в случае, если Япония перестанет разыгрывать карту китайской угрозы. Но, несмотря на такие ультиматумы, Япония решила продолжать политику усиления потенциала стран ЮВА по противодействию ревизионистской политике КНР, — именно это было одной из основных идей министра обороны Японии Джена Накатани во время ежегодного Шангри-Ла диалога по вопросам безопасности в Сингапуре в начале июня. 

Не содействовали взаимному доверию между Токио и Пекином и учения Малабар-2016, с участием США, Индии и Японии, состоявшиеся 7–15 июня в Филиппинском море. Дело в том, что Япония на постоянной основе присоединилась к этим учениям только в 2015 г. Обычно эти учения проводятся в Бенгальском заливе. В этом же году новое место проведения четко сигнализировало Пекину, что ситуация в соседствующих Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях представляет для этих трех стран особый интерес. 

Наконец, 12 июля Арбитражный суд в Гааге по иску Филиппин четко признал, что претензии КНР на 90% акватории Южно-Китайского моря не имеют под собой никаких юридических оснований. Как сообщил глава МИД Японии Фумио Кишида, решение Арбитражного суда является окончательным и юридически обязательным. Также и Синдзо Абэ 15 июля в Монголии на саммите Европа—Азия заявил китайскому визави Ли Кецяну, что предписания международного права следует уважать. Параллельно во время встречи премьер-министра Абэ с коллегой из СРВ Нгуен Суан Фуком оба четко сделали ударение на том, что решение Арбитражного суда является обязательным. На это премьер-министр КНР заявил, что Япония должна перестать вмешиваться в дела относительно Южно-Китайского моря и раздувать угрозу со стороны КНР. 

В то же время минобороны Японии решило усилить мониторинг ситуации в Восточно-Китайском море после решения Арбитражного суда, опасаясь провокаций со стороны КНР. Тем более что для такого шага были причины: 8 июня в 38 км от спорных островов Сенкаку/Даоюйдао прошел китайский эсминец Typе 052C. Это вызвало протесты со стороны Японии, ведь едва ли не впервые китайское военное судно прошло так близко от спорных островов. 

Асимметричный ответ КНР 

Как выяснилось, Япония недаром решила усилить внимание к району Восточно-Китайского моря. 6 августа 230 (!) рыболовецких судов и кораблей береговой охраны КНР зашли в территориальные воды вокруг спорных с Японией островов. Одновременно с этим КНР проводила учения ВМФ в Восточно-Китайском море. Участие в них, по данным китайских СМИ, принимали до 300 кораблей, в том числе самый современный эсминец Type 052D, корвет Type 056A и подводная лодка класса "Кило". Учения включали стрельбу ракетами, а основной их целью было отрабатывание ведения войны, основанной на широком использовании информации и массива данных. Фактически два эти события можно считать едиными учениями, ведь 300 кораблей, о которых писали СМИ КНР, получаются только при общем учете военных судов и гибридной флотилии вокруг спорных островов Сенкаку/Даоюйдао. 

Все это заставило Фумио Кишиду во время встречи с послом КНР заявить, что отношения значительно ухудшаются. КНР, по его словам, должна прекратить провокации и вывести из территориальных вод свои суда. Источники в правительстве Японии строили предположения, что такие масштабные провокации КНР являются попыткой продемонстрировать неудовольствие Поднебесной траекторией региональной политики Токио. Тогда же Япония вступает в переговоры с Филиппинами о возможности передачи двух крупных судов береговой охраны (длиной 90 метров), впридачу к 10 меньшим лодкам, о которых шла речь выше. А уже через неделю Япония передала первую из этих 10 лодок береговой охране Филиппин.

Таким образом, можно сказать, что КНР избрала именно Восточно-Китайское море, чтобы продемонстрировать военным способом всему миру свое неудовольствие решением Арбитражного суда по иску Филиппин. Широкомасштабные учения ВМФ КНР в августе можно рассматривать как сигнал непосредственно Японии о том, что действия Токио очень не нравятся официальному Пекину. Со своей стороны, Япония фактически продолжила избранную ею политику опосредствованной поддержки стран ЮВА в противостоянии с КНР за спорные острова Южно-Китайского моря.

Однако, как выяснилось, август приготовил еще два сюрприза. 14 августа стало известно, что Япония планирует до 2023 г. разработать новую ракету "земля— море" (фактически речь идет о противокорабельной ракете) с радиусом действия 300 км взамен существующей ракеты Type 88 с радиусом действия 200 км. Размещение этой ракеты на островах Рюкю позволит покрывать, в том числе, и спорные острова Сенкаку/Даоюйдао. Это даст возможность создать необходимый эффект сдерживания, усложнив для КНР возможность захватить эти острова. Такой шаг, в свою очередь, является лишь частью новой военной доктрины Японии, о которой Reuters сообщило в декабре 2015 г. 

В конце августа японские издания обнародовали еще одну сенсацию. Оказывается, еще в июне китайский посол Ченг Йонхуа во время встречи с представителями высшего политического руководства Японии четко заявил, что активное вовлечение Японии в территориальные споры в Южно-Китайском море является для китайского правительства "красной линией". В случае же отказа Токио принимать интересы Пекина во внимание его ответ, по словам посла, может быть, в том числе, и военным.

Интересно, что такой горячий август в отношениях между Японией и КНР не помешал проведению встречи между Си Цзиньпином и Синдзо Абэ на полях саммита G20 в Ханчжоу. Ведь обычно отказ проводить встречи на самом высшем уровне является одним из любимых способов Пекина сигнализировать о своем неудовольствии политикой Токио. Более того, Си Цзиньпин выразил убеждение, что обе страны должны отодвинуть свои разногласия и вернуть отношения в положительное русло. В том же ключе звучали и публичные заявления Синдзо Абэ во время встречи. Кроме того, стороны сообщили, что они решили ускорить создание механизма коммуникации (горячей линии) между военными ведомствами для предотвращения эскалации ситуации в случае гипотетического военного инцидента.

Но такая готовность Японии и КНР продолжать диалог, четко признавая наличие разногласий, не заставила Токио отказаться от идеи активной политики в Южно-Китайском море. 15 сентября новый министр обороны Японии Томоми Инада, выступая в вашингтонском аналитическом центре СSIS, сделала собственное сенсационное заявление! Она заявила, что Токио имеет намерение проводить тренировочное патрулирование с ВМФ США в Южно-Китайском море, а также многосторонние и двусторонние учения с прибрежными государствами. Таким образом, можно сказать, что Япония перешла "красную линию", о которой в июне говорил посол КНР в Токио. 29 сентября министерство обороны КНР заявило, что планы Японии проводить общее учебное патрулирование со США в Южно-Китайском море являются большой ошибкой. Следовательно, китайские военные не будут просто смотреть на эту ситуацию. 

Назад в будущее

Насколько можно понять, за последние 9 месяцев отношения Японии и КНР вновь вошли в фазу активного противостояния на уровне как риторики, так и военного строительства и маневрирования. Более того, географические масштабы этой региональной "Большой игры" расширились: впридачу к старому территориальному спору вокруг островов Сенкаку/Даоюйдао в Восточно-Китайском море, разногласия все больше начали касаться и ситуации в Южно-Китайском море. Как следствие, геополитический разлом между КНР и Японией охватывает на сегодняшний день большую часть Восточной Азии. 

С другой стороны, определенный оптимизм придает тот факт, что стороны выбирают формулу "соглашаться, не соглашаясь", как продемонстрировала встреча между Синдзо Абэ и Си Цзиньпином в сентябре. То есть стороны, признавая взаимные разногласия и их продолжительный характер, все же не свертывают диалог полностью, а, наоборот, пытаются создать механизмы предотвращения нежелательной эскалации в случае инцидента. Но только будущие шаги сторон смогут четко показать, насколько КНР и Япония готовы придать управляемый характер региональной конфронтации, ныне набирающей обороты. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно