Гармалой от коронавируса

7 апреля, 15:00 Распечатать

Как в Центральной Азии борются с пандемией COVID-19.

© skynews.com.au

Страны Центральной Азии, несмотря на географическую близость к Китаю и страх быстрой миграции болезни, в течение длительного времени оставались вне волны пандемии. Тенденции распространения COVID-19 стали яркой иллюстрацией интенсивности экономических и гуманитарных контактов. Как подтвердила карта перенесения болезни, несмотря на риторику об активном вовлечении в проект "Один пояс — один путь", связи Центральной Азии с Поднебесной до сих пор остаются на уровне периферии по сравнению с "мировым ядром".

Так что пока вирус распространялся с территории Китая по развитым странам вместе с потоками туристов и трудовых мигрантов, пяти центральноазиатским государствам удалось пересидеть на обочине мировых тенденций. Правда, они одними из первых закрыли свои границы с КНР, хотя и понимали, что это приведет к сбою в поставках товаров и негативным экономическим последствиям в ближайшем будущем, и посадили на строгий карантин соотечественников, вернувшихся из провинции Хубэй и материкового Китая в целом. А и так закрытый Туркменистан вообще запретил своим гражданам покидать территорию страны.

Первые случаи заражения в Центральной Азии были зафиксированы 13 марта в Казахстане, затем 15 марта — в Узбекистане, а 18 марта — в Кыргызстане. Таджикистан и Туркменистан утверждают, что в их странах до сих пор не выявлены больные COVID-19. В этом проявляется еще одна особенность стран Центральной Азии: несмотря на общее советское прошлое и компактное географическое соседство, а значит, попытки экспертов и политиков объединить их в один цельный регион, распространение коронавирусной инфекции проиллюстрировало довольно низкий уровень интегрированности между странами, а также разный социально-экономический уровень жизни людей.

Если в богатые природными ресурсами Казахстан и Узбекистан COVID-19 завезли из Германии и Франции местные элиты и обеспеченные граждане, то в небогатом Кыргызстане, где среди населения возрастает влияние религиозного мусульманского фактора, первыми инфицированными стали трое местных, вернувшихся из Саудовской Аравии после осуществления малого хаджа.

Очевидно, что жесткое и быстрое введение карантина, закрытие границ и прекращение авиасообщения, к которым без промедлений прибегли правительства этих стран, было вызвано не только желанием предотвратить распространение эпидемии, но и осознанием проблем медицинской системы и недостаточным оснащением больниц. Таким образом, основные меры, направленные на борьбу с коронавирусом, были направлены на ограничение мобильности и уменьшение контактов между людьми.

Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан почти сразу после выявления инфицированных ввели у себя в странах чрезвычайное положение, при этом не особенно учитывая экономические последствия такого шага. Так, в результате остановки работы сферы услуг, по оценкам экспертов, от 500 тысяч до 1,5 миллиона человек только в Казахстане могут полностью или частично потерять доход, а 3 миллиона внутренних трудовых мигрантов — работу из-за закрытия городов.

Также правительство Казахстана объявило призыв военнообязанных на специальные трехмесячные сборы для укомплектования территориальных войск, действующих в пределах и интересах тех административно-территориальных единиц, где они разворачиваются, "в связи с необходимостью эффективной защиты здоровья соотечественников". А для экономической поддержки граждан глава государства Касым-Жомарт Токаев анонсировал установление фиксированной надбавки медицинским работникам, задействованным в противоэпидемических мерах, индексацию пенсий и госпособий, поддержку фермерских хозяйств, малого и среднего бизнеса, а также ежемесячные выплаты лицам, потерявшим доход из-за введения чрезвычайного положения, на сумму 94 долл. Со своей стороны, общественный фонд Нурсултана Назарбаева уже собрал 29,5 млн долл. для уязвимых слоев населения в условиях пандемии. Однако объем запретных мер все же в несколько раз превышает объем установленной государством поддержки.

В Узбекистане правительство пообещало медикам, инфицировавшимся COVID-19 от пациентов, компенсацию в сумме 10,4 тыс. долл., а медработникам, задействованным в лечении больных, ежемесячные поощрительные выплаты (врачам по 2,6 тыс. долл., медсестрам —1,5 тыс., санитарным работникам — 1 тыс.). Сам же взялся за реализацию амбициозного плана — создание мобильной карантинной зоны на 10 тысяч мест из специально оборудованных контейнеров недалеко от Ташкента. Анонсировалось, что строительство займет всего пять дней, но, согласно сообщениям СМИ, за восемь дней строители оборудовали полторы тысячи мест для прохождения людьми обязательного двухнедельного карантина.

Пока что в стране действует строгий режим самоизоляции для всех граждан, запрет движения авто без специальных пропусков, в Ташкенте заработал Единый координационный центр по доставке пожилым и неимущим людям помощи в виде продуктовых наборов и лекарств. Аналогичные центры начали создавать и в других городах после того, как власть "ради контроля над соблюдением санитарных норм и требований карантина" запретила индивидуальные благотворительные акции и взяла под контроль деятельность волонтерских групп, которые действовали через социальные сети.

Кыргызстану тоже не удалось избежать появления коронавируса, даже несмотря на создание еще в конце января Республиканского штаба по предотвращению проникновения на территорию страны и недопущению дальнейшего распространения коронавирусной инфекции. Однако борьба с внешними угрозами занесения коронавируса оказалась неэффективной, и когда болезнь все-таки завезли из стран, отнесенных к третьей категории риска, власть взялась за внутренние ограничения. Постепенно от блокирования сел с первыми инфицированными, когда больных стало 14 человек, перешли к режиму чрезвычайной ситуации. Но уже на следующий день премьер-министр заявил о неэффективности этого режима, и в стране было объявлено чрезвычайное положение.

Еще до начала эпидемии вице-премьер страны Алтынай Омурбекова заявила, что потери бюджета из-за COVID-19 могут составить 274 млн долл., и объявила о сокращении расходов бюджета и переходе на режим жесткой экономии. При том что уже сегодня власти не хватает средств на текущие нужды, чтобы обеспечить должные условия для помещенных на карантин граждан, а мэрия Бишкека призывает горожан помогать медикам и милиционерам сухпайками, масками, другими предметами первой необходимости. Президент Сооронбай Жээнбеков отдал свою мартовскую зарплату в специально созданный фонд для борьбы с коронавирусом, но этот символический жест без помощи международных доноров, к которым обратилась страна, не сможет спасти ситуацию.

Соседний Таджикистан продолжает утверждать, что в стране нет коронавируса. Конечно, под скептическими взглядами со стороны мирового сообщества и при настороженном недоверии собственных граждан.

На прошлой неделе правительство страны даже заручилось поддержкой постоянного представителя ВОЗ, который подтвердил отсутствие официально выявленных случаев заболевания, но все же подчеркнул необходимость мониторинга ситуации, учитывая состояние медицины и методику проведения тестов. Однако уже в начале этой недели, после смерти от пневмонии 60-летнего мужчины, управление здравоохранения Согдийской области вынуждено снова оправдываться, что тест на коронавирус покойного был отрицательным, а из проведенных в стране трех тысяч тестов ни один не показал положительный результат.

Несмотря на то, что Таджикистан уже получил от Всемирного банка 11,7 млн долл. грантового финансирования для реагирования на угрозу пандемии COVID-19 в рамках разработанной правительственной программы профилактических мер и на мировом уровне рассматривается как экономически уязвимая страна с низким уровнем медицины, правительство не спешит вводить общий карантин (даже для школьников и студентов), а также не отказывается от проведения массовых мероприятий. Власть страны проигнорировала рекомендации ВОЗ и в марте отпраздновала Навруз с 12 тысячами участников, среди которых присутствовал и президент Эмомали Рахмон.

Пока же из принимаемых мер действуют разве что двухнедельный карантинный режим для новоприбывших и закрытие границ с ограничением авиа- и наземного сообщения, зато распространяются разные теории неуязвимости Таджикистана: от изолированности от международных туристических и транспортных потоков до выработанного иммунитета в результате декабрьской вспышки гриппа с тяжелыми симптомами и традиции осуществлять ежедневный пятикратный намаз с тщательным омовением всех частей тела, то есть с отличной гигиеной вследствие этого. Сказали свое слово и специалисты. Так, врач-эпидемиолог доктор медицинских наук Михаил Фаворов высказал свое допущение, что растение гармала обыкновенная, которой в Центральной Азии издавна окуривают и обеззараживают помещения, спасает страны "монгольского треугольника" от коронавируса.

О чудодейственных свойствах гармалы заговорило и Государственное информационное агентство Туркменистана. На заседании правительства президент Туркменистана призвал использовать национальные методы профилактики разных инфекционных заболеваний, среди которых, кроме гармалы, упоминал и красный перец. Глава государства описал целебные свойства этих растений в своем многотомном труде "Лекарственные растения Туркменистана", так что вице-премьер Пурли Агамурадов и министр здравоохранения Нурмухаммед Аманнепесов получили задание организовать среди населения разъяснительную работу по осуществлению соответствующих профилактических мер.

Кроме того, по сообщению международной организации "Репортеры без границ", слово "коронавирус" в стране под запретом, а соответственно, и любая информация, связанная с распространением болезни. Зато в стране проходят массовые мероприятия с участием Гурбангулы Бердымухамедова, а за ношение маски или разговоры о пандемии могут арестовать. "Радио Азатлык", ссылаясь на анонимные источники в инфекционной больнице в Чоганлы, сообщило о возможных случаях поражения коронавирусной инфекцией, но власть страны эту информацию категорически отрицает.

Между тем в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане, которые официально говорят об эпидемии и решили побороть ее жесткими ограничительными мерами, количество инфицированных увеличивается. Есть первые летальные случаи. Страны ввели чрезвычайное положение, чтобы сдержать распространение инфекции, но главный вызов все же ожидает правительства этих государств впереди.

Россия, куда миллионы узбеков, киргизов, таджиков едут на заработки, объявила о закрытии границ до 1 мая. На сегодняшний день многие из них остались без средств к существованию или заблокированы на границе и в аэропортах из-за отмены железнодорожного и авиасообщения. Проблема возвращения своих граждан домой сразу упирается в другую: как обеспечить их средствами к существованию и работой. Ведь карантинные ограничения и общемировые экономические последствия от пандемии могут вызвать рост безработицы в самой России, таким образом осложнить положение сумевших удержаться трудовых мигрантов и заставить многих из них вернуться домой, при этом не дав отправиться на заработки тем, кто традиционно планировал ехать на сезонные работы этой весной.

И пока эксперты говорят о возможных социальных взрывах, связанных с экономическими последствиями пандемии, страны Центральной Азии заняты борьбой с коронавирусом. Или его отрицанием.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №1288, 28 марта-3 апреля Архив номеров | Последние статьи < >
Вам также будет интересно