Британские сюрпризы

15 мая, 2015, 00:00 Распечатать

После выборов лидеру консерваторов достался, как ни парадоксально, разрушенный политический ландшафт Британии, где лишь он один — победитель, а вся оппозиция и даже бывшие партнеры — разгромлены и посрамлены. Однако на горизонте у Дэвида Кэмерона — глубокие разногласия в стране, и не меньшие — в Евросоюзе. Вряд ли жизнь премьер-министра будет простой. Зато политика Британии станет совсем нескучной.

 

На состоявшихся 7 мая парламентских выборах в Великобритании сюрпризов было два — партия консерваторов и Шотландская националистическая партия (SNP). 

Тори, вопреки всем прогнозам, набрали больше, чем даже сами ожидали — 331 из 650 мест в Палате общин. Теперь они не нуждаются ни в каких коалиционных партнерах и последующие пять лет будут самостоятельно проводить британскую политику. А шотландские националисты, проиграв прошлогодний плебисцит за независимость Шотландии, в этот раз взяли 56 из 59 причитающихся Шотландии мест, став третьей по величине парламентской партией. 

Тяжелое бремя победы

С 1992 года, после правления Маргарет Тэтчер, консерваторам еще ни разу не удавалось заручиться абсолютным большинством голосов. А сам Дэвид Кэмерон добился того, что не удавалось ни одному его предшественнику: будучи премьер-министром, он улучшил результаты своей партии и выиграл большинство мест в нижней палате парламента.

Лидеру консерваторов Дэвиду Кэмерону, старому новому премьер-министру, придется выполнить предвыборные обещания. Все и сполна. Главное из них — это референдум о членстве Великобритании в Евросоюзе. Кэмерон, собственно, и не отказывается. Первый день после победы премьер назвал в твиттере "самым сладким", а в первом коротком выступлении у дверей своей штаб-квартиры на Даунинг-стрит, 10 заверил, что будет строить "единую страну для всех британцев", говорил о росте экономики, новых рабочих местах и надежных пенсиях, а обещанный референдум проведет через два года, в 2017-м.

Уже в понедельник Дэвид Кэмерон объявил о начале переговоров с Брюсселем относительно прав и возможностей Британии в рамках ЕС. Он считает, что безоговорочная победа консерваторов на выборах дает ему мандат на пересмотр отношений с ЕС, то есть на более жесткую позицию. В частности, британский премьер настаивает на принятии законов, которые запретят гражданам стран ЕС пользоваться государственными льготами Великобритании. Выполнение Евросоюзом таких требований, считают эксперты, нужно Кэмерону для осуществления собственной стратегии предстоящего референдума. Поговаривают, что он вообще хочет провести его раньше намеченного срока. 

Симпатии избирателей тори заработали, прежде всего, успехами в экономической политике. Действительно, экономика Британии сегодня в удовлетворительном состоянии. Консерваторы оставались верны "заветам Тэтчер" и во время кризиса последовательно сокращали социальные затраты. Их лозунг о том, что людей надо стимулировать на поиски работы, а не держать на пособиях всю жизнь, как ни странно, поддерживают многие граждане страны. Эксперты подчеркивают, что победу консерваторам принесли не только их традиционные богатые и выше среднего достатка избиратели. Средний класс, который за прошедшую пятилетку не стал жить хуже, тоже голосовал за тори.

Однако вопрос в устойчивости и длительности экономического роста. Некоторые эксперты, например, предрекают за периодом подъема возникновение мыльных пузырей в инвестиционном бизнесе или на рынке недвижимости.

Кроме того, политика жесткой экономии поставит под удар социальные пособия и Национальную систему здравоохранения. Так часто бывало в Британии, что недовольство граждан заставляло правительство менять "на ходу" предвыборные программы на реальные планы.

Череда отставок

Патетические, но неверные предвыборные прогнозы совсем сбили с толку лидера лейбористов Эдварда Милибэнда, потому что обещали ему как минимум равное с консерваторами количество мест в парламенте. Более того, вплоть до последнего дня он видел себя победителем и серьезно готовился выбирать партнера по правящей коалиции. Потеря более 100 мест (а лейбористы получили всего 232 места) больно ударила не только по лидеру, но и по самой партии лейбористов. Уже давно она не испытывала такого провала. Еще пребывая в горьком замешательстве от случившегося, подавая, по традиции, в отставку, Милибэнд назвал ночь подсчета голосов "очень трудной и обидной".

На самом деле, как считают эксперты газеты Times, "избиратели высказались за благоразумие в сфере налогообложения". Они решили, что Милибэнд и его партия не знают, каким путем вести дальше страну. Стратегия отказа от центристской политики, нападки на богатых и заигрывание с левыми провалились. По всей стране, кроме Лондона, лейбористы потерпели сокрушительное фиаско. И даже в Шотландии, где их позиции всегда были сильны, они "отдали" свои голоса SNP.

Уже накануне выборов рейтинг либеральных демократов составлял всего 10%, то есть в два раза меньше, чем на предыдущих выборах 2010 года. Они потеряли доверие избирателя не только потому, что впряглись в правящую коалицию и утратили протестный имидж левой партии. Но еще и потому, что лидер либдемов Ник Клегг поддержал консерваторов при голосовании за троекратное повышение платы за обучение в британских вузах, чем нарушил предвыборное обещание. В отличие от украинского избирателя британский такие вещи помнит.

Ник Клегг, тем не менее, и дальше заявлял, что либеральные демократы будут вести переговоры с партией, получившей наибольшее количество голосов. Такая всеядность не пригодилась. Вместо имевшихся 57 мест либдемы получили в Палате общин всего восемь. Для лидера партии, бывшей не так давно третьей по величине в Британии, ночь выборов стала политической катастрофой; он назвал такой провал "мрачными временами" и подал в отставку.

Еще одна неожиданность выборов — всего одно место в Палате общин для Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP). И это притом, что около 13% населения поддерживает этих праворадикалов, построивших свою политику на нетерпимости к иммигрантам. А "виновата" мажоритарная система выборов. Агрессивный и многоговорящий лидер партии Найджел Фарадж (кстати, апологет Путина и его политики), проиграл выборы в своем округе и не прошел в новый состав парламента. Как и обещал, собрался в отставку. Но партия побоялась утратить такого яркого лидера и большинством голосов прошение об отставке не приняла. Фарадж останется у руля UKIP и продолжит "радовать" Британию нетрафаретными ксенофобскими выступлениями.

Отставки лидеров партий предвещают, по логике, большие перемены в политике Британии. Для проигравших наступят времена осмысления случившегося. И кто знает, возможно, вновь избранные лидеры поведут совершенно иного стиля внутреннюю политику этой приверженной традициям страны. Во всяком случае, им стоит вспомнить неудачные поиски лидера консерваторов, бывших в оппозиции долгие 13 лет во времена правления лейбористов Блэра и Брауна, пока не нашелся Кэмерон, приведший партию к первому выигрышу 2010 года, а в 2015-м — к сокрушительной победе.

Выигрыш проигравших

Шотландские националисты, объединившись в одну партию — SNP, благодаря особенностям избирательной системы заняли 56 мест из 59 "шотландских" в Палате общин. Потому что за них проголосовали те 45% избирателей, которые хотели независимости, предоставив своим кандидатам непропорциональное присутствие в парламенте. А те 55% голосов, которые обеспечили в прошлом году сохранение Шотландии в составе Королевства, распорошились между разными другими партиями — тори, лейбористами, либеральными демократами, и потому получили всего три места.

Никола Стерджен, нынешний лидер SNP, в ходе предвыборной гонки не раз призывала лейбористов объединиться и "не допустить тори на Даунинг-стрит". Эд Милибэнд не прислушался: он был слишком уверен в победе своей партии. В результате — выиграли консерваторы.

45-летняя Никола Стерджен — новое лицо на политической арене Великобритании. За последний год, являясь первым министром Шотландии плюс лидером националистической партии, она зарекомендовала себя как "стойкий политический боец". В Шотландии, можно сказать, ее обожают, ибо смогла убедить людей, что их проблемы она принимает близко к сердцу. И даже у многих англичан этот харизматичный политик вызывает симпатию. Да и ведет она себя как вдумчивый и опытный лидер. Например, понятно, что вопрос шотландского референдума о независимости никуда не делся, несомненно, он возникнет вновь. Но Стерджен уверяет, что не хочет повторным референдумом искушать судьбу. Вместо этого намерена жестоко бороться с центральной властью за обещанную децентрализацию.

Будущее, как ни парадоксально, за победителями — Кэмероном и Стерджен. Их партии по многим вопросам занимают абсолютно разные позиции. Главная интрига заключается в том, как смогут в одном политическом пространстве сосуществовать этих два политика и останется ли в результате Соединенное Королевство в нынешних границах. Исход этого политического противостояния не известен пока никому.

Непредвиденный европейский ландшафт

Состоявшиеся в мае 2015-го парламентские выборы крепко встряхнули страну. Такого накала политических страстей, по мнению обозревателей, Британия не знала со времен "падения Маргарет Тэтчер" в 1990-м и триумфа Тони Блэра на выборах 1997-го после 18 лет пребывания в оппозиции его Лейбористской партии.

Главный нынешний вопрос — как поведет себя бизнес. Уже сегодня, в ожидании референдума по ЕС, многие крупные компании, как британские, так и международные, задумываются о модели собственного поведения в непредсказуемом будущем. Уже сегодня обещанный референдум порождает неопределенность в деловой сфере и создает риски для инвестиций. Ведь инвесторы, как известно, рассчитывают на 20 лет вперед. Бизнес "глубоко взволнован", ибо не понимает, между какими вариантами придется выбирать.

Но главное, последние опросы общественного мнения свидетельствуют, что большинство британцев — 46% — предпочитают остаться в ЕС. А вот за выход из Евросоюза проголосовали бы 36% опрошенных.

В этом контексте еще одной болевой точкой для нового правительства консерваторов станет Шотландия. Которая, вероятнее всего, сделает выбор в пользу своей независимости, если Великобритания решится покинуть ЕС.

Вся надежда на Кэмерона и его способность провести референдум так, чтобы Британия не вышла из ЕС. Многие обозреватели говорят, что он обладает, как в свое время Тони Блэр, даром убеждения. Но справится ли он с давлением радикального крыла собственной партии? А также с Партией независимости (UKIP), которая, несмотря на единственное место в парламенте, не теряет своих приверженцев среди народа.

После выборов лидеру консерваторов достался, как ни парадоксально, разрушенный политический ландшафт Британии, где лишь он один — победитель, а вся оппозиция и даже бывшие партнеры — разгромлены и посрамлены. Однако на горизонте у Дэвида Кэмерона — глубокие разногласия в стране, и не меньшие — в Евросоюзе. Вряд ли жизнь премьер-министра будет простой. Зато политика Британии станет совсем нескучной.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно