Английский пациент

24 ноября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 24 ноября-1 декабря 2006г.
Отправить
Отправить

Вечером 23 ноября Александр Литвиненко, бывший офицер ФСБ, бежавший в Британию в 2000 году, умер. Его шансы на выживание врачи оценивали, как 50 на 50, и отводили критический срок — три-четыре недели...

Вечером 23 ноября Александр Литвиненко, бывший офицер ФСБ, бежавший в Британию в 2000 году, умер. Его шансы на выживание врачи оценивали, как 50 на 50, и отводили критический срок — три-четыре недели. Организм не справился с отравляющим веществом. Ни доктора, ни токсикологи пока что не в состоянии четко обозначить причину смерти. Федеральная служба безопасности России категорически отрицает свою причастность.

Александр Литвиненко попал в больницу вечером 1 ноября. В течение 10 дней врачи лечили его от тяжелого пищевого отравления. И только после того, как пациент сам попросил проверить версию отравления, в его организме нашли соли таллия. Специальный отдел Скотленд-Ярда по борьбе с терроризмом начал расследование. У дверей палаты больного была выставлена круглосуточная вооруженная охрана.

Симптомы заболевания Литвиненко исследовал тот самый британский врач-токсиколог Джон Генри, который осенью 2004 года по фотографии Виктора Ющенко первым диагностировал отравление диоксином. Именно он через две недели болезни обнаружил, что содержание таллия в крови Литвиненко в три раза превышает допустимую норму, и заявил, что такая доза «потенциально смертельна».

В 1970-х годах таллий, относящийся к группе тяжелых металлов, не имеющий вкуса и запаха, использовался для изготовления крысиного яда, но затем от него отказались по причине высокой токсичности. Доктор Генри из медицинского колледжа Лондонского университета также предполагал наличие другого отравляющего вещества. К концу второй недели пребывания в клинике у пациента начались проблемы с речью, нарушение функции почек, интенсивное выпадение волос. 21 ноября перестал функционировать костный мозг, уровень лейкоцитов в крови упал до нуля, отказало сердце. Врачи заговорили о возможном отравлении одним из радиоактивных изотопов таллия. При этом эксперты предупреждали, что радиоактивный таллий обнаружить в организме человека практически невозможно. 23 ноября Литвиненко умер.

Согласно показаниям самого Александра Литвиненко, 1 ноября в недорогом японском суши-баре на Пикадилли-стрит он обедал с человеком, который сам попросил встречи с ним для передачи материалов, связанных с убийством российской журналистки Анны Политковской. К вечеру Литвиненко почувствовал симптомы отравления и оказался в больнице. Мифическим гостем-итальянцем оказался Марио Скарамелла, который участвует в парламентском расследовании деятельности КГБ в Италии. В начале этой недели на пресс-конференции в Риме он сообщил, что его разговор с Литвиненко длился всего 35 минут и речь шла об электронном письме, которое того встревожило. Сам же Литвиненко еще в первые дни следствия рассказывал журналистам, что в документах, переданных ему, «есть фамилия человека, возможно, причастного к убийству Анны Политковской».

Но оказалось, что Скарамелла не единственный, с кем в тот злополучный день встречался бывший фээсбэшник. За два часа до обеда в суши-баре одной из лондонских гостиниц он «пил чай» с двумя россиянами. По словам самого Литвиненко, он должен был встретиться со старым другом, но с удивлением увидел с ним незнакомого человека по имени Владимир. Старым другом еще по совместной службе в КГБ оказался некий Андрей Луговой. О нем пока известно, что он служил в 9-м управлении ФСБ (ранее КГБ), какое-то время работал в службе охраны российского премьер-министра. Есть также информация о том, что Литвиненко и Луговой когда-то работали вместе на телеканале ОРТ, принадлежавшем олигарху Борису Березовскому. Сам Березовский на вопросы о Луговом пока что не отвечает. По показаниям Литвиненко, Луговой и мифический «Владимир» приехали в Лондон якобы для подписания контрактов о предоставлении охраны богатым россиянам, проживающим в Британии. Сегодня они оба — главные подозреваемые в деле об убийстве Литвиненко. Правда, после покушения ни одного, ни другого в Лондоне не видели.

Как только бывшему офицеру ФСБ Александру Литвиненко был поставлен диагноз «отравление», взоры британских журналистов обратились в сторону его бывшей организации. На что российская служба внешней разведки (СВР) выступила с резким возражением, отрицая какую-либо возможность своей причастности к этому делу. Пресс-служба СВР заявила следующее: «Литвиненко — не тот человек, чтобы ради него омрачать двусторонние отношения. Занятие такой деятельностью абсолютно не в наших интересах».

Британская часть биографии Литвиненко начинается в ноябре 2000 года, когда бывший полковник ФСБ России прилетел в Лондон и попросил политического убежища для себя и своей семьи. Офицер ФСБ приобрел широкую известность летом 1998 года, когда с группой сослуживцев обвинил российские спецслужбы в подготовке покушения на медиамагната Бориса Березовского, тогда уже находящегося «в изгнании». Против Литвиненко было начато служебное расследование, его не раз арестовывали, он провел в тюрьме несколько месяцев. В ноябре 2000 года ему удалось бежать из России через Украину в Турцию с поддельным загранпаспортом. Добраться до Британии помог Александр Гольдфарб, в прошлом — еврейский диссидент, переводчик Андрея Сахарова, а затем американский гражданин и завкафедрой института здравоохранения в Нью-Йорке. Познакомил их Березовский.

В июне 2002 года Литвиненко был осужден в России на три с половиной года тюремного заключения условно — за служебные нарушения. А через месяц он дал показания (через телемост Лондон—Москва) российской общественной комиссии, расследующей взрывы жилых домов в Москве и Волгодонске в 1999 году, и заявил, что у него есть доказательства причастности к этим актам спецслужб России. В 2003 году Литвиненко публикует книгу «ФСБ взрывает Россию», в которой пишет, что российские спецслужбы организовали взрывы жилых домов — чтобы создать повод для разворачивания военной операции в Чечне, которая якобы помогла Путину, бывшему главе ФСБ, стать президентом России. Четырехтысячный тираж, напечатанный в Латвии, по дороге в Москву был изъят и, очевидно, уничтожен. Мнения тех, кому удалось прочитать книгу, в России разделились. Те, кто не поверил автору, посчитали, что главным ее заказчиком является Березовский.

Но даже несмотря на то, что заявления Литвиненко в России называли несерьезными, надуманными и даже ерундовыми, его личность почему-то сильно раздражала ФСБ. А ведь его нельзя назвать «классическим» перебежчиком, поскольку он никогда не был шпионом. Убежав на Запад, он не прихватил с собой секреты спецслужб, как в свое время это сделали Суворов или Гордиевский. Хотя Литвиненко действительно был сотрудником ФСБ, но работал в специально созданном отделе по борьбе с организованной преступностью. Он даже сам упоминал в своей книге, что западные разведки никогда им не интересовались.

Литвиненко получил политическое убежище в Великобритании в 2001 году,
а британским подданным стал осенью
2006-го.

В благополучной Британии не сразу отреагировали на отравление Александра Литвиненко. Но уже через две недели заговорили все и одновременно. Российская пресса, за исключением радиостанции «Эхо Москвы», новость игнорировала. Британские журналисты вспомнили имена многих жертв, которые, как считается, окончили земное существование не без помощи российских спецслужб. Так, в 1978 году на лондонском мосту Ватерлоо было совершено покушение на болгарского диссидента Георгия Маркова. Из зонтика ему в ногу выстрелили иголкой, отравленной рицином. Через пару дней Марков умер. Позже Олег Гордиевский, сбежавший офицер КГБ, подтвердил участие советских спецслужб в этом убийстве.

И КГБ, и ЧК, и другие репрессивные органы СССР всегда отрицали причастность к преступлениям за границей, даже при наличии улик. Потребовалось, например, 50 лет, чтобы КГБ признало: Троцкого в 1940 году убил их наемный агент.

Для сомневающихся в правонаследии ФСБ—КГБ британские массмедиа освежили память эпизодом февраля 2004 года, когда в столице Катара в результате взрыва автомобиля погиб бывший президент Чечни Зелимхан Яндарбиев. Следствие установило, что к убийству причастны два офицера ФСБ, работавшие в Катаре. Но уже через год, в результате массированного давления Москвы, эмир Катара освободил российских заключенных, и они благополучно отбыли на родину. Говорят также об отравлении кандидата в президенты Украины, даже несмотря на то, что в самой Украине об этом уже почти не вспоминают. И еще о попытке отравления Анны Политковской во время ее полета в Беслан.

Но интересно, что руководитель пресс-службы внешней разведки России Сергей Иванов сказал в интервью для «Эхо Москвы» следующее: «Начиная с 1959 года, когда был уничтожен украинский националист Бандера, советская разведка и преемник Первого главного управления КГБ СССР — Служба внешней разведки не ведет работы по физической ликвидации неугодных России лиц». Правильно. Однако пресс-секретарь почему-то не упомянул о свежеиспеченном законе России, принятом в июне сего года, который вновь разрешает спецслужбам ФСБ и ГРУ участвовать в операциях за пределами России, устранять террористов, например. Закон был принят, кстати, накануне саммита стран «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге, но никто из западных лидеров не обратил на него внимания. Тем более что сам российский президент Владимир Путин отлично справляется с ролью надежного союзника американского президента Джорджа Буша в войне с терроризмом.

Когда пару дней тому наконец-то скудно заговорила российская пресса, сразу прозвучали мысли о том, что обвинять ФСБ, Кремль и даже самого Путина нелепо, поскольку им от этого никакой выгоды нет. Особенно накануне саммита в Хельсинки «Россия — ЕС». Действительно, наивно было бы считать, что сам российский президент причастен к отравлению Литвиненко, соглашаются британские журналисты и тут же у некоторых британских СМИ меняется тональность, и они уже пускаются в пространные размышления о том, следует ли так «дразнить русского медведя». Financial Times, например, берет на себя роль взвешенного арбитра и даже журит таблоиды за дешевый карнавал въедливых заголовков.

Следствие по делу об отравлении-убийстве Александра Литвиненко вряд ли закончится судебным приговором исполнителям и заказчикам. Однако само это событие уже в новом качестве поставило на повестку дня вопрос «Россия и Запад» и вопрос о совместимости таких понятий, как Россия и демократия. Британский обозреватель Independent Доминик Лоусон пишет: «Большое заблуждение современных западных политиков состоит в том, что демократию они ставят на одну доску с цивилизацией... Проблема сегодняшней России не очень-то отличается от причин ее невзгод на всем протяжении истории. Этой страной всегда правят и правили люди, а не законы». Но это уже тема отдельного разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК