Скованные одной цепью

2 марта, 22:32 Распечатать Выпуск №8-9, 3 марта-16 марта

Почему конфликт в медицинском университете касается нас всех.

© Соцсети

Не нужно быть медиком, чтобы понимать: не обеспечив здоровья на клеточном уровне, нет смысла лечить и реформировать больной организм. 

Без обеспечения качественного, некоррумпированного медицинского образования не может быть никакой медицинской реформы. Вопрос подготовки медицинских кадров — это вопрос национальной безопасности. Ибо практически во всей системе образования уходит компетенция врачей ввиду коррупции и ненадлежащих требований университетов к своим выпускникам. С этим нельзя мириться. В вопросе качества медицинского образования не должно быть компромиссов и полумер. И конфликт, в центре которого оказался лучший медицинский университет страны, в этом смысле очень показателен и поучителен.

Несмотря на то, что входные двери университета были закрыты на замки и цепи, все мы увидели прорвавшиеся наружу болезни сферы медицинского образования. То, как будет решен конфликт, покажет, изменится ли что-то в медицине или все останется по-прежнему.

Недавно ZN.UA при поддержке КМИС проводило социологический опрос украинцев (см. "Кровотечение", № 3 от 27.01). Среди прочего мы попросили оценить рост или, наоборот, падение профессионализма у специалистов разных профессий. Наибольшее падение профессионализма сограждане отметили у медиков (28,5% респондентов).

Наверное, каждый из нас не раз сталкивался с тем, как трудно найти хорошего врача. Болеть — это страшно, потому что ты не знаешь, можешь ли доверять своему врачу. О какой уж тут медреформе может идти речь?

В Минздраве это понимают. "Мы считаем, что без изменений в медицинском образовании не будет медицинской реформы, — говорит заместитель министра Александр Линчевский. — Изменения мы начали постепенно: вводим норму 150 баллов за внешнее независимое оценивание (ВНО) при поступлении, широкий конкурс, а сейчас займемся реформированием единых государственных квалификационных экзаменов "Крок". Новый порядок их проведения, который мы рассчитываем принять весной, сделает невозможной продажу дипломов, будет стимулировать вузы работать качественно, ведь важен будет результат". 

Вот вокруг экзаменов "Крок" и разгорелся сейчас скандал в Национальном медицинском университете им. Богомольца (НМУ). Эти экзамены — своеобразное медицинское ВНО, их проводит Центр тестирования. Руководство НМУ им. Богомольца не подписало договор с Центром, поэтому студенты-стоматологи экзамен не сдавали. 

Экзамены "Крок" проводятся в Украине с 1999 г. Будущие медики сдают их несколько раз на протяжении учебы в вузе. Из-за того, что в медуниверситете сдача государственных квалификационных экзаменов была сорвана, Министерство здравоохранения решило разобраться в причинах этого и создало специальную комиссию. А на время ее работы временно отстранило от должности и ректора вуза Екатерину Амосову, и директора Центра тестирования Ирину Булах. В ответ руководство вуза и некоторые студенты и преподаватели объявили о бессрочной забастовке. Но, начав ее... заявили о ее сворачивании. 

Стороны конфликта объясняют его причину по-разному. Сторонники ректора медуниверситета заявляют: медицинский университет хотят поставить на колени. Екатерина Амосова, обращаясь к участникам забастовки, сказала: "Сегодня наше университетское сообщество не побоялось взять на себя тяжелую миссию отстаивать право на университетскую автономию и самоуправление... Вся Украина услышала протест свободного самоуправляемого сообщества против произвола МЗ своими приказами назначать временно на место законно избранного университетским сообществом ректора удобного для себя человека".

В Министерстве здравоохранения подчеркивают: срыв единого квалификационного экзамена — это недопустимо, НМУ единственный из 13 медицинских вузов, где такое произошло. "Это не конфликт министерства и медуниверситета, — говорит Александр Линчевский. — Министерство создало комиссию, поскольку должно разобраться, что произошло и что делать дальше. Центр тестирования далеко не безгрешен, к нему тоже есть вопросы. Мы имеем претензии к каждой из сторон. Но наша задача — не допустить неуча к медицине, к пациенту! И не важно, как фамилия ректора, и как называется университет".

Есть и еще одна версия причин скандала. Минздрав заявил об ужесточении экзаменов. 

Например, в прошлом году уже апробировали международные экзамены USMLE для интернов, которые успешно сдали лишь три процента (!) участников. Если заработают все новации от МЗ, то лицензионные экзамены, проводимые несколько раз за время обучения, могут стать действенным инструментом борьбы с коррупцией. А она, как часто утверждают те, кто учился в медицинских вузах, процветает буйным цветом. Врач, купивший экзамен по анатомии и не отличающий щитовидную железу от вилочковой — это страшно. 

Собирая материал для статьи о конфликте в НМУ, я встречалась со студентами и преподавателями университета. Рассказывая о ситуации в вузе, на условиях анонимности они озвучили расценки на "услуги": сдача экзамена "Крок" стоит от 1 до 4 тыс. долл., сдача обыкновенного экзамена — 300—400 долл., должность профессора — до 50 тыс. долл.".

Я попросила ректора Екатерину Амосову прокомментировать эту информацию и ответить на вопрос, согласна ли она с утверждением, что в НМУ существует коррупция. Вот что ответила ректор: "Удивлена предполагаемой связью (поправьте, если я вас неправильно поняла) между нынешними событиями в нашем университете и коррупцией. Это свежая идея, подобно той, которую я сегодня услышала на одном из эфиров, что администрация сорвала Крок-1 стоматологов из страха, что они его плохо сдадут. До этого не боялись, а вот сейчас вдруг испугались... Пытаться опровергать анонимные источники, которые боятся назвать свои имена, опасаясь расправы, — дело заведомо проигрышное, по понятным причинам. 

Начну по порядку — с пресловутого экзамена "Крок". Это тестовый экзамен, который во всех медвузах организует и проводит независимая государственная организация "Центр тестирования" при МЗ, и независимость эта — реальная. Поэтому вопрос лучше переадресовать к директору Центра. Относительно 300—400 долл. за экзамен в НМУ — разве что в эксклюзивных случаях последней пересдачи. Но "источникам", вероятно, виднее. Я бы предложила спросить об этом наших студентов, можно и на ФБ... Был бы больше охват… По 50 тыс долл. за "профессора" — вот этот вопрос мне ближе всего. И зачисление на должность профессора приказом по вузу перед избранием претендента по конкурсу на Ученом совете, и включение в повестку дня совета для проведения тайного голосования — прерогатива ректора. С 2014-го по сейчас — моя. За эти четыре года приходилось много чего о себе слышать, но такое — впервые. Очевидно, вопрос звучит так: Беру ли я, или кто-то за моей спиной, за "подобное" деньги и в каком размере? Нет". Ректор также отметила, что в вузе проводится анонимное анкетирование студентов. 

Председатель ГО "Молодежное правозащитное агентство", заместитель руководителя секретариата Национального агентства по обеспечению качества высшего образования Никита Андреев говорит о том, что к нему поступала информация о коррупции в НМУ им. Богомольца: "Ко мне как к главе правозащитной организации обращались студенты медуниверситета им. Богомольца с жалобами на взятки и неправомерные действия преподавателей. Студенты обращались к нам, потому что Студпарламент никак не реагировал на их жалобы. Они жаловались, что этот орган самоуправления превратился в придаток администрации и не защищает их права. Этот же парламент молчал, когда руководство вуза ввело для студентов платные отработки пропущенных занятий, что является нарушением прав студентов. И сейчас, когда студенты возмущены тем, что из-за забастовки их неправомерно лишили права учиться, Студпарламент тоже не протестует. Даже наоборот — от лица всех студентов поддерживает забастовку. Это высшая степень манипуляции — всех, кто не пришел на пары, назвать забастовщиками. Забастовка — это когда протестующие ведут активные действия: выходят со своими требованиями, пикетируют".

"Все, что сейчас делает медуниверситет им. Богомольца — цирк шапито, — считает ведущий аналитик аналитического центра CEDOS Егор Стадный. — Однако то, что Минздрав отстранил ректора, ни к чему не приведет. Потому что следующего ректора все рано будет выбирать коллектив. А яблоко от яблони далеко не падает. Все эти схемы — на них живет много студентов и преподавателей. Это же не монголо-татарское иго, которое Минздрав сбросит, и все заживут по-другому".

Не будем вдаваться в детали и юридические тонкости конфликта между НМУ им. Богомольца и Центром тестирования (или МЗ). Здесь у каждой стороны заготовлена куча бумаг и объяснений. О них в последнее время сказано достаточно. Важно другое: конфликт обнажил серьезные проблемы, и теперь у нас есть только два пути: либо их решать, либо забыть о реформах навсегда.

Во-первых, конфликт показал, что часто наши вузы превращаются в феодальную вотчину, прикрываясь правом автономии. Вотчину, больше похожую на закрытую ракушку, куда заказан вход чужим. И такая ситуация не только в медицинских учебных заведениях. Недаром Министерство образования в своей Коммуникационной стратегии отмечает, что у ректоров феодальное мышление, и они воспринимают автономию как власть, а не как ответственность. (см. ZN.UA от 17.11.2017 г., "Воспитать спикеров, поддержать агентов и найти бюджет на ТВ-рекламу").

Очевидно, Минздрав наступил на больную мозоль, вмешавшись в жизнь университета и отстранив ректора, пускай даже временно. Но ведь это обязанность министерства: разобраться, почему в одном отдельно взятом университете были сорваны государственные квалификационные экзамены. Кроме того, университет — это не частная фирма, и кто здесь может не пускать студентов и преподавателей в аудитории? Поэтому Минобразования совершенно справедливо выступило с заявлением о том, что считает "недопустимым срыв учебного процесса, происходящий административным путем в НМУ им. Богомольца".

Как оказалось, мнения многих "забастовщиков" даже не спросили. Об этом рассказывали студенты-медики на брифинге в Украинском кризисном медиацентре. "Большинство студентов пришли сегодня на пары, увидели закрытые корпуса с цепями и растерянных преподавателей. Сама забастовка была объявлена без учета мнения как студенческого коллектива, так и коллектива сотрудников", — сказала студентка Оксана Михайлюк. "Нас оставили без выбора — поддерживать забастовку или нет. Мы этого не хотим. Мы хотим учиться", — подчеркнула студентка Мария Копоть.

И как же все это увязывается со свободой и автономией самоуправляемого сообщества, которую защищают бастующие? Ведь студенты — не подневольные люди.

Да, мы за свободу университетов, за то, чтобы у них было право автономии. Но где грань между свободой и вседозволенностью, автономией и феодализмом? 

"Все вылилось в публичную плоскость — говорит основатель платфомы онлайн-курсов "Prometheus" Иван Примаченко, — и Минздрав не побоялся назвать вещи своими именами, поднять шум, сделать проверку и не спустить все на тормозах компромиссов и договоренностей. Этот прецедент важен, он демонстрирует, насколько сложна реальная ситуация, и насколько важно принять меры по ее исправлению. В других университетах (и не только медицинских) есть много негативных процессов, о которых знают только студенты. Но они ничего не скажут вслух, потому что боятся".

Преподаватели НМУ им. Богомольца, с которыми я общалась, признались: "Переживаем, что окружающие поверят красивым байкам о том, что все хорошо, что весь университет выступает за ректора единым фронтом. Люди должны понять, что здесь заложники. С другой стороны, мы понимаем, что если мы, преподаватели элитного вуза, это пропустим, если не встанем на свою защиту, если промолчим, то это значит, что либо мы — часть этой системы, либо мы ее принимаем, разделяем все это и позволяем поступать с собой как с рабами".

Слышать это было грустно и стыдно. Стыдно за анонимную смелость "преподавателей элитного вуза"; стыдно за молчание студентов, стремящихся к обладанию дипломом, а не знаниями; за копеечные зарплаты преподавателей, толкающие их к побочному заработку… Стыдно, когда выполняя журналистский закон, требующий приводить два мнения, приходится сталкивать лбами трусость и ложь.

Во-вторых, ситуация в НМУ им. Богомольца заставила задуматься о слабых местах в организации экзаменов "Крок".Они накопились за много лет.И эти прогалины нужно срочно заполнять, если мы возлагаем на медицинское ВНО большие надежды в борьбе за качество медицинского образования.

"У Минздрава есть два инструмента влияния на жизнь вузов: финансирование и лицензионные экзамены "Крок", — отмечает Егор Стадный. — И, к сожалению, за полтора года руководство МЗ ними не воспользовалось. Проблемы с проведением экзаменов "Крок" накопились еще с 1999 г., когда они были введены".

Этих проблем несколько.

Финансирование.

Сейчас за экзамены "Крок" платят Центру тестирования сами университеты. Поштучно за каждого студента. Некоторые вузы расплачиваются по бартеру: предоставляют в счет оплаты экзаменов свои помещения. 

"По моему мнению, это конфликт интересов, — говорит Егор Стадный. — Университеты не заинтересованы в том, чтобы лицензионные экзамены "Крок" проверяли реальное положение дел и объективно определяли уровень подготовки будущих медиков. Кто же будет оплачивать петлю себе на шею? Государство построило кривую схему финансирования "Кроков", и руководство университета им. Богомольца этим воспользовалось в конфликте с Минздравом". 

Ректор НМУ Екатерина Амосова так объясняет ситуацию на своей странице в Фейсбуке: "МЗ вообще не выделил бюджетных денег на лицензионное тестирование студентов и интернов, обучающихся за счет бюджета. Это оставляет два варианта. Вариант первый: оплачивать услуги Центра по проведению лицензионных экзаменов за счет средств, которые вуз зарабатывает на контрактных студентах — что нарушает закон, поскольку является нецелевым использованием бюджетных средств. Вариант второй: не идти на нарушения финансовой дисциплины — и сорвать лицензионные экзамены! Оба варианта являются основаниями для расторжения "владельцем" контракта с ректором. Но, если по сценарию второму "взрывается бомба", как сейчас, то по сценарию первому есть шанс "договориться" с проверяющими органами ... Мы написали два письма с ходатайством о внесении соответствующих изменений в смету, которые остались без ответа". 

Понятное дело, финансирования всегда не хватает, и Минздраву просто неоткуда было взять дополнительные средства для экзаменов. Очевидно, нужно, чтобы Центр тестирования при МЗ финансировался напрямую из государственного бюджета, как и Украинский центр оценивания качества образования, организовывающий тестирование в школах. 

На то, что необходимо урегулировать нормативную базу проведения государственных лицензионных экзаменов, обратил внимание правительства и Антимонопольный комитет Украины.

Заместитель министра здравоохранения Александр Линчевский, комментируя ситуацию, отметил, что в проекте постановления Кабмина и новом положении о "Кроках", подготовленном министерством, предусмотрено финансирование экзаменов напрямую из государственного бюджета. Есть шанс, что впервые с 1999 г. проблема будет решена. Проект проходит общественное обсуждение, а затем должен быть утвержден Кабмином.

Процедура проведения экзаменов "Крок".

Она должна быть защищена от недоброчестности так же, как ВНО. "Сейчас во время экзамена "Крок" в аудитории сидят по 60 человек и один наблюдатель (редко два)", — говорит Егор Стадный. — "Для сравнения: на ЗНО сидят 15 человек в аудитории и два наблюдателя (один — перед абитуриентами, другой — сзади)".

Наполнение тестов "Крок".

"Задания тестов пишутся преподавателями медицинских вузов на колене за копейки. И эти задания плохо отделяют сильных студентов от слабых, поэтому, собственно, "Кроки" не отсеивают бездарей, которые не могут быть врачами. Также существует практика двух пересдач, благодаря которой опять же "Кроки" сдать очень легко", — считает Егор Стадный. 

Как сообщили мне в министерстве здравоохранения, экспертиза тестовых заданий "Крок" проходит на опорных кафедрах университетов. Большинство опорных кафедр — это кафедры НМУ им. Богомольца.

В Минздраве признают, что система "Кроков" требует улучшений. Именно поэтому МЗ хочет изменить наполнение тестов, сделать их четырехкомпонентными. В единый государственный экзамен будут входить, кроме обновленного теста "Крок", международные экзамены IFOM (американский экзамен на знание основ медицины по фундаментальным и клиническим дисциплинам) и OSCE (демонстрирование практических навыков на реальном объекте — человеке или муляже), а также профессиональный английский. "Все это есть в проекте Положения о "Кроке", которое должно быть утверждено Кабмином. Сейчас идет согласование документа с Минфином", — говорит Александр Линчевский.

Да, без денег никуда. Ведь для того, чтобы разработать новые качественные тесты, соответствующие международным стандартам, нужно приглашать специалистов. А это стоит далеко не копейки. Да и новые процедуры тестирования требуют расходов — дополнительные аудитории, большое количество наблюдателей и т.д. Найдутся ли они в бюджете? Надеемся, что чиновники Минздрава смогут отыскать необходимые средства. 

"Мы меняем медицинское образование и сталкиваемся с сумасшедшим сопротивлением старой системы, — продолжает Александр Линчевский. — Новый экзамен "Крок" приведет к тому, что теперь диплом не будет покупаться и продаваться. Всем, кто выступает против изменений, я говорю: подождем, пока у вас что-то заболит, и вы вспомните о медицинском образовании. Моя персональная втянутость в эту историю состоит в том, что теперешние студенты, возможно, будут когда-то оперировать моих детей, и я хочу, чтобы они были хорошими врачами. Поэтому война за реформу медицинского образования должна быть войной каждого".

Скандал с НМУ им. Богомольца обрастает новыми звеньями, несмотря на то, что официально объявлено об окончании забастовки. Сюда уже втянуты и депутаты, и правительство. Как сообщают СМИ, недавно члены Кабмина получили СМС с требованием уволить министра здравоохранения, поскольку МЗ "посягнул на святое". Но святое — это не ректор одного отдельно взятого университета, не депутат и не министр. Святое —это человеческая жизнь, а она зависит от врача. Поэтому дайте нашим будущим врачам хорошее образование. Как это будет сделано — отдельная тема. Но то, что пора изменений наступила, что пора разорвать старые цепи и строить новую медицину на клеточном уровне — это точно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 6
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно