Кровотечение

27 января, 18:47 Распечатать Выпуск №3, 27 января-2 февраля

Почему украинцы покидают свою страну.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Мир меняется, а вместе с ним и причины миграции. Если ранее, в 90 процентах случаев, население из родных стран выталкивали бедность, гонения, голод и эпидемии, то сейчас, в 60 процентах, его манят возможности развитых стран.

Ни для кого не секрет, что каждый день наша страна становится на несколько ученых глупее, рукастых мужиков беспомощнее, активных бизнесменов безынициативнее, стоящих медиков незащищеннее, лучших выпускников бесперспективнее, сердобольных женщин неухоженнее… Почему? Сколько их еще, сидящих на чемоданах? Что это за люди? Каковы их взгляды? Каковы ценности? На какой срок они готовы уехать? От кого? Куда? А все ли сделали, чтобы не уезжать?

Мы спросили об этом у страны. "Зеркало недели. Украина" признательно Киевскому международному институту социологии, который помог нам получить ответы.

"Ну, нет, извините, — сказали нам в молодой и продвинутой бизнес-ассоциации, — мы не можем быть спонсорами проводимого вами исследования, ведь в нем слишком много политических вопросов, в которых нет необходимости для изучения причин, по которым украинцы покидают свою страну". 

Но ZN.UA абсолютно убеждено, что у каждой причины есть причина. Корень многих наших проблем, понуждающих украинцев к отъезду, не просто в пассивности подавляющего большинства, а в отсутствии навыков объединения для достижения общих созидательных целей. 

Почти 90% населения не видит необходимости в гражданской активности или даже не понимает, о чем идет речь.

Когда встроиться в поток взяток за экзамены и курсовые в мединституте проще, чем поднять студенческий бунт; когда договориться с кумом об исключении для себя легче, чем с единомышленниками контролировать местный бюджет; когда отказаться от любимой профессии безопаснее, чем организовать профсоюз и добиться человеческих условий от работодателя; когда отсидеться дома спокойнее, чем вместе с соседями застопорить незаконную стройку во дворе; когда себе дешевле не оформляться на работу, не платить налоги и повеситься на шею других налогоплательщиков своей липовой субсидией; когда продать свой голос или не пойти на выборы не так морочливо, как контролировать законность проведения кампании, голосования и подсчета голосов… Отсутствие активности критично тормозит превращение территории с населением в государство с гражданами. Гражданская пассивность возвращается бумерангом в виде безграмотных медиков; аттестатов и дипломов вместо знаний; коррумпированных чиновников; окон, выходящих на чью-то стену; "мивинных" доходов; птичьих прав и звериных аппетитов власти. Одним словом всего того, от чего хотят уехать остатки тех, кем славилась Украина — дешевые белые и качественные синие воротнички.

По разным данным, за пределами Украины зарабатывают на жизнь от шести до восьми миллионов наших граждан. Впрочем, частично уже не только наших ибо тенденция "уехать, заработать и вернуться" перерастает в "уехать, устроиться и остаться". Даже официальная статистика отражает этот тренд — количество зарегистрированных безработных за 2017 год сократилось с 429 тыс. человек в январе до 354 тыс. в декабре, но количество вакансий на украинском рынке труда, наоборот, за этот же период выросло с 47 до 50,5 тысяч (Госслужбазанятости). Из тех, кто еще не сел в поезда и маршрутки уходящие на Запад и Восток — почти 30% живут с мыслью о том, что это необходимо сделать. 64% заявили, что не задумывались о том, чтобы выехать из Украины. 

Препарируя полученные цифры, мы сталкиваемся с предсказуемой, но от этого не менее тревожной картиной: из имеющих намерение покинуть Украину 55% — молодые люди в возрасте от 18 до 29 лет; 44% — от 30 до 39 лет; 33% — 40–50-летние. Страна в ее нынешнем состоянии не может закрыть эту брешь. Острая нехватка интеллектуалов, высококлассных специалистов и людей с руками, выросшими не из нижних плечей, ощущается Украиной уже сегодня. Из тех, кто готов искать счастье на чужбине, 40% — люди с высшим образованием; 27,6% — со средним специальным; 23,2% — со средним и 17,8% — с неполным средним образованием. 

Международная организация по миграции отмечает, что среди изученных ею стран юго-востока Европы, украинцы составляют наибольшую долю трудовых мигрантов с высшим образованием (исследование 2016 года). И именно в этом видят главную угрозу для Украины, стремительно теряющей образованных и опытных специалистов (инженеров, врачей, специалистов ІТ-сектора, агрономов и преподавателей). Более того, для самих людей это тоже губительно, ведь квалифицированные трудовые мигранты теряют со временем свои навыки, т.к. часто занимаются "непрофильной" деятельностью — один из трех украинских мигрантов с высшим образованием выполняет работу, не требующую такой высокой квалификации.

Как показал опрос КМИС, 53% из тех, кто уже имеет опыт работы за границей, хотят его повторить снова, а вот 43% добывавших хлеб на чужбине не хотят возвращаться к такому опыту опять. 

40% строящих планы на выезд были за границей как туристы; 42% — побывали в зарубежных командировках и (внимание!) 45,5% из тех, кто задумывается о том, чтобы выехать из Украины — учились за рубежом, а значит, получили достаточно (а порой сравнительно) качественные знания. И только 23% смелых из числа никогда не покидавших Украину, готовы вслед за друзьями, соседями и сослуживцами попытать счастья за рубежом.

Задумываются о том, чтобы выехать из Украины 32% всего мужского населения страны и 27% — женского. Наиболее уязвим Западный регион — 34% его жителей строят планы на отъезд. В центральном — такие планы вынашивают 27%, 29% — на Юге страны и каждый четвертый житель Востока. 

Лучшей жизни ищут, в основном, жители маленьких городков, 34,5% которых задумываются об отъезде; за ними готов последовать каждый третий житель больших городов (от 100 до 500 тыс. населения); 30% горожан полумиллионников и миллионников косятся в сторону границы; 26% — готовы оставить село; 25% — поселки. 

Учитывая миллионы уже отбывших, и понимая масштаб намеревающихся, становится ясным, что человеческое кровотечение приобрело масштаб угрозы национальной безопасности. Во всем мире, скажете вы, миграция в тренде, включая ряд самых развитых стран. И мы не будем спорить. Молодежь ездит по миру за рабочими местами, низкими налогами, новыми впечатлениями. Но если из Великобритании кто-то уезжает, например в США, то на его место приезжает поляк, чью соту в Польше закупоривает украинец. А кто приезжает в Украину? Кто перельется к нам, восполняя потерянную кровь? И это вопрос не праздного национального любопытства. Это вопрос профессионального и культурного уровня донорской крови. Однако ответа на него ни количественного, ни качественного у нашей страны нет. 

По прогнозам Института демографии и социальных исследований НАН Украины, если показатели рождаемости, продолжительности жизни и миграции останутся неизменными, то к 2050 году в Украине останется не более 32 млн жителей, при этом доля граждан старше 60 лет вырастет в полтора раза. И это с учетом только демографического фактора, без миграционной убыли.

Кто-то скажет, что задумываться об отъезде не то же самое, что быть к нему готовым. Многие мечтают о стройных блондинках, обучении в Гарварде, океанской вилле и разговоре без свидетелей с тренером национальной футбольной сборной. Но не все решаются подойти к снаряду. Именно поэтому следующий вопрос, заданный нами, звучал так: "Готовы ли вы выехать из Украины?"  

Странное дело, готовых уехать из страны оказалось больше, чем задумывающихся об этом. Впрочем, что тут странного, если у нас в стране голосующих больше, чем задумывающихся. В низком старте, как установили социологи, стоят 6% жителей нашей страны. Ожидают вызова к линии — 11%. А на скамейке запасных сидят еще 20%. Вот именно у этих 37% людей мы и спросили: "Почему вы хотите выехать?" 

На основной причине миграции украинцев остановимся чуть подробнее. Как видите, 45% опрошенных готовы выехать за рубеж для того, чтобы получать больше денег, что грустно, но предсказуемо. С начала кризиса, напомним, у нас стремительно вырос такой показатель как "уровень абсолютной бедности" — с 3,3% в 2014-м, до 5,8% в 2015-м (Всемирный банк). Повышение минимальной зарплаты, бывшее необходимостью, не смогло компенсировать глубину падения. Средняя зарплата в Украине на ноябрь 2017-го составила 7479 грн или 213 евро по актуальному курсу. Водитель грузовика или автобуса в Польше зарабатывает от 2800 до 4000 злотых или 700–900 евро в месяц и работодатель готов его не только кормить и обеспечить жильем, но и документы за него оформить.

Владелец "Нової пошти" Вячеслав Климов и некоторые другие бизнесмены неоднократно подчеркивали, что работодатели, в первую очередь бизнесмены, должны не словом, а делом реагировать на отток кадров из Украины и начать бороться за людей улучшая финансовые и прочие условия труда, стимулируя сотрудников оставаться в стране. Судя по данным, полученным КМИСовцами, этот почин захотели или смогли поддержать далеко не все работодатели. Похоже, мало кто осознал, какой провал их ожидает через несколько лет на рынке труда. Исследование, проводимое ZN.UA, не в последнюю очередь призвано помочь узреть масштаб проблем и начать действовать безотлагательно. 

Но вернемся к другим причинам отъезда. Почти 32% граждан Украины хотят жить в более комфортной для жизни стране. Что горько, но понятно. Ведь мы с вами не нашли одной таблетки от некомфортной жизни. А рутинные ежедневные усилия по ее завоеванию — это не для 70% из нас. 

13% зачастую готовы оставить родителей здесь, чтобы спасти детей там. 

Почти каждый десятый не ощущает в Украине себя в безопасности. И их, живущих в раю для воспрявших бандитов 90-х, восторженных "гастролеров" и одичавших боевиков, можно понять. 

Больно отпускать 9% тех, кто не может профессионально реализовать себя в стране. Но инженеры завода "Антонов", делающие ремонты в Голландии, — это преступление властьимущих, которым нужен был не флаг Украины на бортах новых самолетов, а офшорный флажок над собственной яхтой. 

Почти 9% не верят в будущее нашей страны. Что ж, имеют право. Вопрос: воевали ли они за него? Пусть не в прямом, а даже в переносном смысле этого слова. 

А около 7% из тех, кто готов уехать, не могут найти в стране работу. Отъезд за рубеж, как способ нахождения заработка, в Украине развит куда сильнее, нежели межрегиональная трудовая миграция. Работу ищут в областных центрах и, главным образом, в столице. А чтобы из Сум да в Тернополь, а с Волыни в Харьков — редкость. В результате текстильщики страдают без женского цехового тепла, муниципальные автобусы во Львове водят гости из Средней Азии, в тепличных комплексах некому ухаживать за клубникой, а в больших городах — за стариками. 

И обратите внимание: только 5,6% заявивших о готовности уехать из страны, хотят сделать это из-за поглотившей Украину коррупции. Отчасти коррупция является одной из основных причин тех проблем от которых уезжают. Но, похоже, мы адаптировались. Согласно данным опроса, 5% украинцев дают взятки часто; 37% выбрали вариант ответа "иногда"; 53% заявили, что никогда этого не делали; и еще 5% затруднились квалифицировать свои действия. По большому счету, искренность в ответе на вопрос: "Приходилось ли вам давать взятки?" уже не принципиальна. "Благодарности" учителям, врачам, мелким чиновникам стали смазкой в социальном механизме и подавляющим большинством не определяются как коррупция. "Коррупция — это то, в чем мы не участвуем", — сказал политтехнолог Дмитрий Выдрин еще в те времена, когда нынешние активисты-антикоррупционеры дергали одноклассниц за косички. Поэтому наверху, да, коррупция. Но за четыре постреволюционных года украинцы не увидели примеров заслуженного наказания ни одного из фигурантов сотен крупных и тысяч мелких публичных расследований. Нынче власть, как по темнику, отстаивает тезис: "Людей не особенно волнует борьба с коррупцией". Мы думаем, что это манипуляция. Люди просто не верят в эффективность борьбы с корканцером при этой власти. Что в принципе, с политтехнологической точки зрения, устраивает власть, ведь никаких других слоганов на знаменах оппозиции нет. 

Теперь давайте разберемся с тем, как надолго планируют уехать из страны те, кто с разной степенью готовности заявил о намерении выехать из Украины. 

Как видим, каждый четвертый из решающихся намерен искать за пределами Родины пряталку от нее же, ведь 26% планируют переждать за границей тяжелые времена, пока в Украине все, очевидно само собой, урегулируется и расцветет. 

Понятна позиция тех, кто не хочет вырывать себя с корнем, и стремится на сезонных зарубежных работах, главным образом — строительных и сельскохозяйственных — укрепить финансовое положение. Например, в 2015-м из 493 тыс. разрешений на проживание в ЕС, выданных украинцам, 87% выдала Польша, практически все были краткосрочными — от 3 до 12 месяцев и оформлены на время сезонных работ. Как правило, доля выдаваемых "трудовых" разрешений на временный выезд за границу в странах нашего региона не превышает трети, от общего количества, но в Украине свыше 75% всех документов оформляется "для виконання оплачуваної роботи". Эти люди не строят карьеру внутри Украины; не платят налоги в бюджет. Они просто шлют и шлют горбом заработанные деньги старикам и детям домой. Пропуская детство сыновей и дочерей, подвергая испытаниям семейные узы, часто создавая дубль-семьи в странах-кормилицах. Их деньгам, зачастую, завидуют. Но стоит ли завидовать такой жизни?

14% готовых выехать из страны — категоричны и их не пугает слово "навсегда". 

А вот 12% имеют другую цель — заработать денег и таки открыть свое дело в родной стране. Наверное, здесь уместно запомнить, что в Украине, по состоянию на 2017 г., было зарегистрировано 1 млн 800 тысяч предприятий, из которых, по данным Госстата, 1,5 млн — ФЛП. И, при этом, согласно нашему опросу, только 11% граждан пытались открыть свое дело. 2,7%, по признанию респондентов, — добились успеха, 8,3 — оценили свой опыт как неудачный. Надеемся, в скором времени страна осознанно будет нуждаться в инициативных людях, способных организовать и удержать на плаву малый бизнес, а не стать частью схем по уходу от налогов, используемых торговцами ювелиркой, бытовой техникой, брендовой одеждой и т. д., для чего и служит львиная доля зарегистрированных ФЛП-единщиков.

9,3% хотели бы получить новые знания и опыт, а потом вернуться в Украину. Целеустремленные, молодые, пытливые, бесстрашные максималисты. Порой так хочется крикнуть им: "Бегите отсюда, пока можете!" и шепотом добавить: "Только нам здесь без вас капец…"

Количество украинских студентов в иностранных вузах на начало 2014/2015 учебного года составило 40 тыс., через год — уже 59,6 тыс., еще через год — свыше 68 тысяч (данные CEDOS). За десять лет количество украинских студентов в Польше выросло в 11 раз (!), украинцы — половина всех иностранных студентов в этой стране.

3% хотят покинуть страну, пока не закончится война. Слишком малая величина для того, чтобы понять: это, в основном, те люди, которые не смогли обустроиться в мирной части Украины, покинув родной дом на обожженном Востоке или бегущие от военкомата?

Кого же мы виним в том, что страна стала столь некомфортной для миллионов ее жителей? 

В рейтинге "тормозов" развития Украины уверенно лидируют олигархи. 42,4% опрошенных именно их назвали главным тромбом страны. Народная нелюбовь к магнатам, возможно, объясняется не столько пониманием их действительной роли, сколько раскрученностью самого слова. Называть основными виновниками малокровия страны именно предводителей финансово-политических группировок нынче модно. К решительной борьбе с ними (на словах) регулярно призывают и находящиеся у олигархов на содержании политические силы, и олигарх-президент. 

Не исключено, что именно безудержная (но в целом безвредная) "антиолигархическая" и "антикоррупционная" риторика главы государства позволила ему занять в хит-параде помех на пути развития страны незаслуженно низкое третье место. Петр Алексеевич делит его с Кабинетом министров (у обоих по 26,3%). Вторую строчку прогнозируемо занимает парламент — 32,9%. Рада — на слуху и в телефокусе, ее состав достаточно пестр. Поэтому каждый, огорченный ходом событий в стране, без труда может выбрать из 423 "омандаченных" собственного кандидата на роль главного виновника общегосударственных бед. И, насколько можно судить, многие с легкостью переносят недовольство конкретным избранником на весь законодательный орган. На четвертой позиции в перечне основных преград на пути страны обосновалось сословие чиновников с показателем в 16%. Не слишком внушительная цифра, но, вероятно, опрошенные считают бюрократов не столько самостоятельными паразитами, сколько обслугой олигархов и власти. Аналогичная история, похоже, и с оценкой вредоносности судов, которых помехой развитию Украины считают всего-то 4,5%. Хотя не только демократия, но и Библия роль судей ценит выше роли правителей…

Россию виновником торможения благотворных процессов в стране считают не так уж много — 14,5%, однако еще 12% вспомнили о пророссийской "пятой колонне". Рискнем предположить, что в 2014–15 гг. эта цифра была бы повыше. Постепенное замораживание военного конфликта на Востоке заставило многих внимательнее приглядеться к тем, кто собственные беспомощность и алчность списывает на козни агрессивного соседа. Для некоторых итогом созерцания и размышления стало желание покинуть страну. 

То, что развитие страны в первую очередь тормозят избиратели, считают только 3,2% (для понимания: примерно столько же участников опроса — 3% — считают, что главным препятствием на пути нашего развития являются США). 

Кажется, опрошенные себя несколько недооценивают. 

И потому, что попавшие в лидеры помех на пути к развитию Украины парламент и президент — продукты волеизъявления граждан. 61,5% опрошенных регулярно посещают выборы, еще 26,3% делают это периодически. Итого: 87,8% участвуют в избрании "тормозов" нормального развития страны, но лишь 3,2% чувствуют вину избирателей в том, что Украина тормозит в развитии.

И потому что в стране по-прежнему не переводятся желающие "волеизъявляться" за деньги. 

Специалисты утверждают, что вопрос "Готовы ли вы голосовать за деньги?" относится к числу наиболее щепетильных, не всегда располагающих респондента к искреннему ответу. Поэтому социологи преимущественно уточняют: "Есть ли у вас знакомые, готовые голосовать за деньги?"  

У 14,8% обнаружились знакомцы, замеченные в небескорыстном голосовании. 15,6% обозначили готовность обменять свой голос (2,6% ответили категорическим "да", 7,1% — уклончивым "в зависимости от обстоятельств", 5,9% — циничным "а какая разница, все они там одинаковые"). 5,1% затруднились с ответом. 

Подробнее на группе лиц, отзывчивых к материальному стимулированию волеизъявления, мы остановимся несколько ниже. А пока отметим: даже если предположить, что все опрошенные были предельно честны, в стране минимум 15%–16% готовы разменивать будущее на купюры. Цифра не катастрофичная, но весьма печальная. 

И еще об одном невеселом маркере. 

С начала российской военной агрессии прошло без малого четыре года, но большинство опрошенных считают нормой заробитчанство наших граждан на территории страны-агрессора. 

На вопрос об отношении к трудовой миграции в Россию, 41,9% ответили, что работа в РФ — приемлемая вещь, если дома заработок отсутствует. Еще 21,2% избрали "философский" вариант ответа: "какая разница, где зарабатывать?". 

Таким образом, оправдывающих гастарбайтерство "в тылу противника", суммарно — 63,1%. Пожалуй, самая неожиданная цифра, полученная в результате опроса.

Примечательной является региональная "раскадровка" полученных данных. 

Если высокий процент носителей "трудовой политкорректности" на Юге (76,1%) и Востоке (74,5%) следует признать вполне прогнозируемым, то цифры, полученные в Центре и на Западе, требуют серьезного осмысления. Оправдывают заробитчанство в России 60% респондентов, проживающих в центральных регионах страны и 49,4% опрошенных в западных областях Украины. 

Из тех, кто определился с отношением к гастарбайтерству украинцев в России (а 14,8% затруднились ответить на данный вопрос), допускают возможность работать в РФ:  

— 74% опрошенных в Центре;

— 58,6% опрошенных на Западе. 

Искренне порадоваться долгожданному безвизу, перевести деньги на карточку волонтера АТО, утереть слезу при звуках "Плине кача…", постоять на коленях у могилы погибшего на фронте… и отправиться калымить на стройку в "немытую Россию"? 

Возможно, Революция достоинства, в самом деле, еще не завершилась. И главная ее идея явно не овладела массами. Может, это только мы не слышали об акциях под Кабмином с требованием создания новых рабочих мест или о поднявших голову профсоюзах?

Можно рассуждать о том, что конформизм "низов" — всего лишь продолжение ханжества "верхов". Товарооборот между Украиной и Россией в последнее время рос завидными темпами. На фоне шумных запретов, разрекламированных санкций, постоянно расширяющихся "черных списков" и гневных спичей вождей. Аргумент "Какая разница, где зарабатывать?" — сродни оправданию, которым долго поясняли существование филиала "Рошен" в стране-оккупанте: "Продать не можем. Покупателей нормальных нет…". 

Да, соглашательство с "шабашкой" в России (выявленное по итогам исследования) еще не означает личную готовность каждого из 63% "соглашателей" поехать туда "шабашить" самому. Но подобная позиция недорого стоит. Если помнить о тех, кто отдал Родине самое дорогое, что у него было, — жизнь. 

Подобный трудовой "антипатриотизм" наших граждан выглядит еще более удивительным, если сопоставить ответы на вопрос о заробитчанстве в России с ответами на два других вопроса. 

Размышляя, в какую страну стоило бы поехать на заработки (при условии получения одинаковой зарплаты), только 4,9% опрошенных остановили свой выбор на России. В "шорт-листе" наиболее привлекательных государств-работодателей РФ уступает Чехии, Италии, США, Канаде и существенно проигрывает Польше и Германии. 

Более того, в табели стран, где гипотетические заробитчане опасаются проявлений враждебности в отношении украинцев, Россия уверенно лидирует (34,4%). Занимающая в данном рейтинге второе место Польша отстает по этому показателю от РФ на 27,2%. 

Резюмируем. Россия не выглядит для подавляющего большинства наших граждан особо желанным местом трудоустройства. Более чем третью опрошенных она воспринимается как потенциально враждебная территория. Но 63% респондентов все равно считают трудоустройство украинцев в России возможным. Несмотря на украинофобию, невзирая на "русскую весну", оккупацию Крыма и войну в Донбассе. Именно наши граждане обеспечивают вливание свежей крови в хиреющий организм российской экономики. Они едут туда, забывая (либо стараясь не думать) о крови своих земляков, пролитой в войне с "работодателями". 

Причины относительной заробитчанской привлекательности России весьма утилитарны — потенциальных мигрантов привлекают географическая близость, отсутствие языкового барьера, ментальная схожесть, относительно простая процедура трудоустройства. 

Примерно теми же соображениями, очевидно, руководствуются и те, кто намерен искать применение своим рукам и мозгам в Польше. Страна-сосед, готовая массово принимать украинцев на работу, схожий язык, сопоставимый менталитет. Заметное усиление антиукраинских настроений в соседней республике не проходит незамеченным — 7,2% опасаются проявлений враждебности в отношении украинцев. Но это не мешает 13,1% опрошенных рассматривать именно трудоустройство в Польше в качестве способа повышения своего благосостояния либо обретения достойной пенсии.

Гражданская позиция предполагает готовность расчистить авгиевы конюшни в собственном доме, обывательская — желание (хотя бы на время) податься туда, где уже чисто или хотя бы худо-бедно прибрано. Не важно, при помощи какого уборочного инвентаря — демократического либо авторитарного. 

Стремление обустроить собственный хутор, пусть и подавшись для этого в "прийми", у части населения доминирует над устремлением наконец-то построить полноценное государство и стать в нем полновластными хозяевами. 

То, что власть не слишком озабочена наведением порядка в державном доме (с удовольствием она пылесосит только госказну) лишь стимулирует "чемоданные настроения" граждан. 

Судить о причинах потенциальной готовности граждан покинуть (пусть даже временно) Родину можно, лишь имея представление о степени их веры в будущее страны и уровне готовности это будущее созидать. 

25% респондентов на вопрос "Верите ли вы, что Украина как независимое государство встанет на ноги?" ответили, что отрицают вероятность подобного сценария в обозримом будущем. Это — второй по популярности ответ. Тех, кто ожидает необратимых положительных изменений в ближайшие 10–15 лет, больше — 40,4%. В меньшинстве оптимисты, уверенные, что все наладится лет за пять — 16,1%.

Для понимания картины именно прослойка "неверующих", с нашей точки зрения, наиболее интересна. Проанализировав ответы скептиков на другие вопросы, получим обильную пищу для размышлений. Те, кто не верит в скорую состоятельность Украины как государства, составляют:

— 30% от числа готовых выехать из страны;

63,8% от числа готовых покинуть Украину навсегда; 

56,9% от числа готовых голосовать за деньги;

— 42,3% от тех, кто не голосует на выборах, не видя в этом никакого смысла;

— 30,7% от тех, кто посещает избирательные участки от случая к случаю.

Да, можно понять желание сбежать куда подальше от отечественных кровопийц-олигархов и кровососов-чиновников. Однако выясняется, что значительная часть тех, кто подумывает о бегстве, на Родине готовы быть реципиентами, но не донорами. Аритмичная либо коматозная гражданственность данной части населения служит и поводом для их неверия в нормальное будущее Украины. И одной из причин, по которым приход этого будущего периодически откладывается. Другая причина — отсутствие свежей крови в элитах и коррупционный фагоцитоз.

Обескровит ли страну возможный отъезд граждан, разочарованных в будущем страны, либо, наоборот, станет полезным кровопусканием, в действительности — еще вопрос.

А теперь совпадение, соблазняющее сделать яркий, но не совсем верный вывод: покинуть Украину не хотят только те, кто не был за границей. Ведь 64% не приходило в голову выехать из Украины и ровно такому же количеству опрошенных не доводилось никогда в жизни бывать за границей. 

Вышеприведенная таблица говорит о том, что более половины задумывающихся об отъезде уже имеет опыт работы за границей. 45% — учились за пределами Украины. Чуть меньшее количество ездило в забугорные командировки. 40% имеют туристический опыт. И только 23% — готовы нырнуть к коту в мешок за высокими зарплатами, защищенностью и лучшим будущим для детей. 

При этом осторожно радует тот факт, что 47% обучавшихся за границей сейчас не обдумывают план побега из своей страны. 43,5% имеющих опыт работы не в Украине в настоящий момент не стремятся его повторить. Далеко не все командировочные прельстились соблазнами Запада и доходами Востока. И за каждого второго туриста мы тоже можем быть спокойны: они, как олигархи, — зарабатывают деньги в Украине и лишь тратят их за границей. ;)

Не бывавшие ни разу за границей действительно не торопятся выбирать Pepsi и, попивая узвар, слушают рассказы тех, кто уже получил заграничный опыт, ведь у 57% украинцев в окружении есть люди, уже в постмайданный период выехавшие из Украины на ПМЖ или заработки. Кто-то возвращается и рассказывает об отрицательном опыте, кто-то хвастается достижениями и кисельными реками, кто-то агитирует, соблазняет, помогает решиться.

У 60% украинцев есть друзья, которые решились на отъезд. Но если "друг" — понятие достаточно размытое, то родственник — вполне конкретное. И опрос КМИС показывает, что практически каждый третий украинец лица некоторых родственников теперь видит только по Skype или Viber. 

Перечисляя категории выехавших земляков мы намерено упомянули "однополчан из АТО". Хотелось понять, какое количество людей, защищавших Украину, не найдя себе в ней применения, отважилось искать счастье за рубежом. Оказалось, преодолеть барьер решились менее процента участников боевых действий. Кстати, ZN.UA неоднократно рассказывало о примерах открытия собственного бизнеса теми, кто вернулся с войны. Своим позитивным опытом с теми, кто все еще ищет себя, делились фронтовики из Киева, Львова и Днепра. Но напомним, что в Украине вообще не так много тех, кто проявил инициативу и открыл свое дело. Даже не пытались попробовать себя в бизнесе 87%. Вяло. В Польше бюджет страны на 36% наполняет малый бизнес. В Украине основу бюджета составляют налоги крупного бизнеса (просЫпавшиеся по дороге в офшоры) и таможенные поступления (огрызки от работающих схем). Налоговые платежи малого бизнеса составляют не более 4–5% сведенного бюджета. Отсюда вопрос:

И тут сами выбирайте чему радоваться: ответственной позиции большинства или его умению безошибочно находить законопослушный ответ. Ясно одно: если бы 68% граждан страны заплатили налоги, а 70% пассивного населения проявили гражданскую активность контролируя их использование, то не пришлось бы носить конверты ни врачам, ни учителям "потому что у них такие маленькие зарплаты". Глядишь и дороги стали бы лучше не только на округах лояльных к власти депутатов-мажоритарщиков, и пару тысяч садиков открылось бы, и чемоданчики в "скорых" наполнились бы, и не так бы уж уезжать хотелось "из этой страны".

Но многие из нас по-прежнему стремятся унести ВСЕ заработанное в дом, напевая при этом неформальный гимн "Одна калина за вікном, одна родина за столом, одна стежина, щоб додому йшла сама…"

Вот мы и подошли к еще одному очень важному вопросу, определяющему, куда мы живем — назад или вперед.

Смотрите как мало неопределившихся с ответом! Все всё поняли и сделали свой выбор. 10 безэмоциональных процентов выполняют на территории Украины свою жизненную программу. 28% — хотят консолидации и концентрации усилий во имя будущего. А 58% — хотят разбираться с прошлым. Среди молодежи таких более 50%, а это означает, что мы воспроизводим конфликт памятников, меняя лакированные мифы в буденовках на столь же лакированные мифы в конфедератках. Как же активно и эффективно отечественные и российские политтехнологи, начиная с 2003 года, использовали эту нашу предрасположенность, чтобы помечать электоральные территории своих заказчиков! Как много сил мы потратили на изменение курса истории в школах и как мало — на курс математики, физики, химии, биологии… Нет, это не призыв к манкурству. Это — тоска по современной, продвинутой, устремленной в будущее Украине, в которой сформулированы и поставлены масштабные задачи для решения коих можно объединить креативность Запада и основательность Востока; в которой ученые — нужны, инженеры — востребованы, у подростков есть украиноязычные герои в YouTube, а Тарас Шевченко — молод и блистателен. Из перспективного стартапа никто по доброй воле не увольняется. И не уезжает… 

Осознать необходимость совместной работы на будущее страны, за существование которой еще, кстати, нужно сильно побороться — очень важно. Поставить перед собой интересные и масштабные задачи с учетом перемен происходящих в мире — тоже очень важно. Но, вот вопрос: а с кем эти задачи решать, когда активные, предприимчивые, образованные и молодые, если еще не уехали, то крепко задумываются над такой возможностью? При этом общий уровень профессионализма падает. Если лет пять назад по этому поводу тревогу било ZN.UA, то сейчас профессиональная деградация уже заметна всему обществу.

Мы попросили жителей Украины оценить, у каких специалистов они увидели рост, а у каких — падение уровня профессионализма. И вот что получили. 

Абсолютно прогнозируемо высокая оценка была дана нашим военным: армия обрела боевой опыт и многие, служившие в ней, дали повод для гордости — 43% опрошенных указали на рост профессионального уровня военных. Неожиданно высокую оценку респонденты выставили журналистам. Хм… Спасибо тем немногим смелым и умным, кто спасает честь профессии: 16% указавших на профессиональный рост — большой аванс всему цеху сборки поверхностных репортажей и полуфейковых новостных лент. На этом — все. Остальные упомянутые профессии ушли в минус. Это тревожит. А показатель медиков — пугает больше, чем стоматолог с кузнечными щипцами, — 28,5% украинцев считают, что их профессиональный уровень снизился. И коррупция, съедающая уровень обучения в медуниверситетах, не дает оснований надеяться на улучшение ситуации. Не получила высокой оценки и недоделанная реформа МВД. Отрицательное сальдо учителей (-9%) опережает показатель вузовских преподавателей (-5,5%) скорее потому, что все опрашиваемые проходили через школу, но не все — через университеты. Более того, при оценке людей, несущих знания, респонденты скорее сравнивали нынешний уровень с тем, который был, а не с тем, который должен быть. У чиновников показатель -12,7 — комплиментарный. Ведь показатель падения уровня управленцев, администраторов госуслуг и профильных чиновников после всех чисток именем лояльности должен опережать показатель медиков. 

Полагаем, от этой тенденции многие бессознательно, а некоторые — осознанно, тоже стремятся уехать. Остаются самые упрямые, самые инертные и старики. Ведь, по подсчетам КМИС, средний возраст тех, кто для себя решил уезжать — 34,8 года; средний возраст колеблющихся — 36,6; а тех, кто наотрез отказывается от перспективы покинуть Украину, — 54,8. Среди тех, кто твердо решил остаться, молодые люди от 18 до 30 лет составляют лишь 9%.

Многие страны проходили испытание исходом собственных граждан. И многим из них удалось вернуть потерянную кровь. Что может для этого сделать общество, мы пытались обозначить в ходе описания всего исследования. А что должна сделать власть?

Мы попросили доктора экономических наук, эксперта по миграционной политике и денежным переводам Андрея Гайдуцкого тезисно обозначить, какие шаги необходимо предпринимать Киеву, чтобы спасти Украину.

Экономические механизмы реинтеграции мигрантов и диаспоры

1. Размещение облигаций среди мигрантов и диаспоры.

За 60 лет около 20 стран (включая Индию, Израиль, Кению) привлекли более 50 млрд долл. путем размещения облигаций для своей диаспоры в странах их проживания. Эти деньги идут на развитие инфраструктурных проектов на родине, финансирование госдолга, строительства социально важных проектов.

2. Мотивация запуска депозитно-накопительных продуктов и услуг.

За 1970–2010 гг. около десяти стран (включая Турцию, Индию, Марокко) привлекли более 100 млрд долл. от своих мигрантов на специальные депозитные и сберегательные счета в местных банках. В зависимости от страны деньги мигрантов и диаспоры составляли 10–40% всех депозитов населения этих стран.

3. Легализация и стимулирование развития новых каналов перевода средств.

В большинстве развивающих стран регистрация систем переводов носит уведомительный характер, что упрощает их работу и увеличивает переводы по легальным каналам. В странах, которые стимулируют приток средств своих мигрантов, на рынке работает от 500 до 1000 систем переводов. Такие страны получают в год от 10 млрд до
30 млрд долл. переводов в год.

4. Стимулирование развития новых кредитных программ и скоринговых моделей.

Мигранты и получатели переводов являются стабильными и надежными клиентами. Около десяти стран (в т.ч. Мексика, Перу, Индонезия), разработавших специальные программы для них, выдают в год более одного млрд долл.

5. Стимулирование запуска страховых, пенсионных и ипотечных программ.

Страны пытаются защитить своих мигрантов, пока они пребывают за границей. Только на Филиппинах в год продается более 10 млн страховых полисов для отъезжающих мигрантов, которые покрывают от 10 до 20 типов страховых случаев.

6. Секьюритизация будущих поступлений денежных переводов.

За 1992–2006 гг. шесть стран (в т.ч. Бразилия, Перу) получили на рынках заемного капитала почти 2 млрд долл. под залог будущих потоков денежных переводов. Всемирный банк считает такой механизм очень перспективным в применении и еще в 2006 г. оценивал его годовой потенциал в 36 млрд долл.

7. Развитие программ государственно-частного партнерства.

Опыт Латинской Америки показывает, что в целом 30–40% мигрантов заинтересованы выделять 1–10% своих личных доходов на социальные проекты на родине, если в их софинансировании принимают участие местные/федеральные власти. В целом в мире до 10 млрд долл. переводов в год направляется на такие программы. Ежегодно только Мексика получает около 250 млн долл. переводов мигрантов на развитие социальных программ в селах и районах, в софинансировании которых также участвуют местные, региональные и федеральные власти (программа "3х1").

8. Запуск инвестиционных и таможенно-налоговых льгот/стимулов и программ.

Страны разрабатывают инвестпрограммы и снижают налоги для мигрантов, желающих инвестировать средства на родину. В Турции за 1961–2007 гг. реализовано 44 спецпрограммы сотрудничества со своими мигрантами и диаспорой. В Индии для мигрантов-инвесторов: налог на прибыль в два раза меньше; на дивиденды — отсутствует; на доход от депозитов — отсутствует; при работе на территории СЭЗ — налоги отсутствуют. В Тунисе отменены пошлины при ввозе мигрантами оборудования для бизнеса. В Тунисе за 13 лет вернувшиеся мигранты создали более 10 тыс. предприятий.

9. Запуск программ льготного кредитования малого предпринимательства.

В Молдове и ряде других стран действуют программы по принципу "1+1", где на каждый доллар мигранта, инвестированный в бизнес-проект на родине, доноры и власти дают также один доллар. В Ирландии запущен фонд Enterprise Ireland объемом 500 млн евро для поддержки проектов ирландской диаспоры на родине в сфере ИТ.

Организационные механизмы реинтеграции мигрантов и диаспоры

1. Создание Министерства по делам мигрантов и диаспоры для развития мотивационной политики их реинтеграции в Украину.

Уже в 46 странах есть такой центральный орган (в т.ч. в Армении, Грузии, Ирландии, Канаде), который разрабатывает ключевые мотивационные механизмы и работает с донорами.

2. Создание профильных подразделений в центральных и региональных органах власти для внедрения мотивационной политики министерства.

Уже в 56 странах работают более 400 специальных подразделений, выполняющих разные работы по возвращению мигрантов на родину.

3. Создание профильных подразделений в финансово-банковских организациях.

Уже в 30 странах мира в крупнейших банках созданы специальные подразделения по разработке услуг и привлечению денег мигрантов и диаспоры.

4. Создание позиции атташе по делам мигрантов при посольствах Украины.

В десяти странах Азии с высоким уровнем переводов министерствами иностранных дел при каждом посольстве введены эти позиции. Роль этих атташе — поддерживать отношения с мигрантами и информировать обо всех мотивационных программах по инвестированию своих накоплений и возвращению на родину.

5. Запуск информационно-инвестиционных туров/поездок в Украину.

В Индии уже более десяти лет, на Филиппинах — уже более 20 лет власти организуют оплаченные туры для инвесторов из диаспоры на родину с целью изучения бизнес-проектов. Отдельные туры организуются для детей из диаспоры, желающих учиться на этнической родине.

6. Создание социально-страховых фондов.

В 1990-е годы с целью поддержания своих мигрантов Индия, Филиппины, Гаити, Сальвадор и другие страны создали специальные фонды страхования, которые в сложных ситуациях поддерживали мигрантов. В такие фонды мигранты/власти делали разовые взносы в 10–50 долл. на одного мигранта. Только на Филиппинах в таком фонде накоплено почти 200 млн долл. для экстренной поддержки своих мигрантов.

7. Развитие программ и отношений с ассоциациями мигрантов.

Около десяти стран мира (Мексика, Филиппины, Сальвадор и др.) постоянно развивают новые спецпрограммы в регионах и селах с высоким уровнем эмиграции, чтобы стимулировать приток денежных переводов туда (в первую очередь, в проекты развития социальной инфраструктуры).

8. Развитие менторских и тренинговых программ.

Привлечение менторов из числа успешных бизнесменов-мигрантов или диаспоры позволяет существенно увеличить денежные переводы на родину. Благодаря им Индия за 20 лет привлекла более 15 тыс. мигрантов-предпринимателей на родину, а Филиппины — более 30 тыс. таких инвесторов.

9. Привлечение международных доноров и диаспоры для развития вышеперечисленных экономических механизмов.

Все крупнейшие международные организации имеют ресурсы для развития проектов в сфере миграции и денежных переводов и готовы тратить их на продуктивные цели. Например, в Латинской Америке за 2001–2011 гг. на эти программы доноры потратили более 45 млн долл.

Юлия Мостовая,
Сергей Рахманин

Исследование проводилось Киевским международным институтом социологии по анкете ZN.UA с 21 ноября по 15 декабря 2017 года. Полевой этап длился с 1 по 14 декабря 2017 года. Опрос проводился в 110 населенных пунктах по всем областям Украины, кроме Автономной Республики Крым. В Донецкой и Луганской областях опрос проводился только на территориях, подконтрольных Украине.

В результате полевого этапа было собрано 2039 анкет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Жан Ковальчук Жан Ковальчук 27 січня, 02:21 Проявление враждебности ( или в вольном переводе шанс схлопотать по физиономии лица ) в отношении украинцев, не такое уж и редкое событие в Польше, Венгрии, Англии, Литве, Белоруссии, Хорватии, Израиле и, даже, в Китае. Но если опасения в отношении России понятны, то агрессивность тех, кто декларирует себя нашими друзьями и союзниками необъяснима. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно