Схема Optima

8 июня, 14:24 Распечатать Выпуск №21, 8 июня-14 июня

По плану бывших собственников Приватбанка, история с его денационализацией должна была завершиться до 22 июня, к моменту старта рассмотрения апелляции в Лондонском суде.

И цель судебных процессов в Украине — не вернуть банк и даже не получить компенсацию, а подготовить благодатную почву для переговоров, главным требованием которых станет отзыв иска из Лондонского суда. Блицкриг не удался. Слушание в Лондоне не за горами, а к нему добавился и иск банка против бывших собственников в США. Но пока рано даже о тактических победах говорить, ведь украинские суды еще не закончены, а с добавлением "американского" иска желание Коломойского успешно их завершить лишь удвоилось. И лучшее, что можно сделать в текущей ситуации, — отказаться от каких-либо переговоров государства с бывшим владельцем банка. В конце концов, любая "мировая" в этом деле — это плевок в украинцев, депозиты которых сначала потратили на кредитование бизнеса олигарха, а потом их же налогами спасали уничтоженный этим олигархом банк.

Надо осознать, что готовится "мировая" Коломойским давно и мастерски. Суды признают национализацию незаконной, банк возвращается бывшему владельцу, тот сначала требует компенсацию, но в последний момент отказывается от нее и, возможно, от банка в обмен на отзыв исков в иностранных юрисдикциях. И вроде как он нам уже ничего не должен, а скорее, сделал одолжение. Нужны только правильные вердикты местной Фемиды.

Решения украинских судов закрыты, и, по-видимому, не столько ради спокойствия истца, сколько ради судей, их принимающих. Если бы читатель мог взглянуть хоть одним глазом, например, на решение Окружного административного о незаконной национализации Приватбанка, он бы многое понял о судебной системе Украины и реальных причинах закрытых слушаний.

Представьте себе суд, который считает, что решение регулятора банковского сектора о национализации банка незаконно, потому что отчет о внеплановой проверке банка на момент национализации не был надлежаще оформлен. Абсурд? Конечно, ведь одна из главных функций регулятора — это надзор, причем ежедневный и безвыездной. Закон определяет конкретные критерии, которыми должен руководствоваться регулятор, и, конечно же, среди них вы не найдете "належно оформлених результатів перевірки", но даже если бы такой критерий был, регулятор мог руководствоваться результатами предыдущих проверок, тех самых, на основании которых банку был предложен план оздоровления.

Представьте суд, который считает, что диагностику капитала банка должен осуществлять не регулятор, а внешний аудитор, по сути отбирая у контролирующего банковский сектор органа его прямую обязанность. После чего коллегия судей засучив рукава начинает определять, правильно ли была проведена оценка кредитного риска в банке (хотя это даже не было предметом рассмотрения). Могут ли судьи определять кредитные риски? Только если в прошлом они финансисты и имеют исчерпывающие сведения о финансовом состоянии банка, его бизнес-модели, качестве залогов и многом другом. 

Такой уровень экспертизы маловероятен. Все-таки удел судей — давать юридическую оценку процессам, при надобности назначая необходимые экспертизы. Но не в нашем случае. В нашем судьи пошли еще дальше, решив, что и резервы под кредиты банк формировать не должен. Чего уж там, гори оно синим пламенем, это банковское законодательство!

Вишенкой на торте является решение о том, что национализация была "конфискацией акций у частного лица", а письмо бывших собственников правительству с просьбой о национализации было написано "під політичним тиском". Причем суд вынес такое решение на основании заявления истца и посчитал, что этого достаточно.

Можно ли как-то повлиять на процесс? Наверное, если добиться его публичности, но выиграть у шулера, соблюдая правила, невозможно. Пока ситуация тупиковая. Судьи принимают неправосудные решения. СНБО реагирует на это призывом к Высшей квалификационной комиссии судей немедленно провести оценку судей. ВККС, правда, никаких официальных поручений не получает, но это несущественно влияет на ситуацию. Судьи Окружного административного все равно должны были пройти плановую проверку 17 апреля. Но из 37 судей 30 на нее не явились, взяв больничные, включая принимавших на следующий же день решение о незаконности национализации Приватбанка. Экзамен перенесли на 21 мая, и ситуация повторилась — больничные, "тимчасова непрацездатність" и неявка. Конечно, неявка на экзамен ВККС без уважительной причины — это повод для увольнения, но справки-то есть, все законно. Нога в ногу шагают судебная и медицинская реформы.

Конечно, возмущению юристов как НБУ, так и Приватбанка нет предела, но… если вы встретили гопника в темном переулке, нелепо рассказывать ему о категорическом императиве. Очевидно, что доказать что-либо в украинских судах не получится, как и провести выгодные для государства переговоры с бывшим собственником. Если государство действительно заинтересовано в том, чтобы его бывшие владельцы понесли ответственность за вывод средств из крупнейшего украинского банка, надеяться можно только на Лондон и США, тянуть время и не соглашаться на мировое соглашение с экс-владельцем.

Медийная активность Коломойского впечатляет, ему впору завести канал на YouTube, чтобы в режиме нон-стоп убеждать всех и каждого в своем безграничном влиянии на процессы в стране, множа число своих сторонников среди граждан, которые уже и не вспомнят, сколько каждый из нас положил в капитал Приватбанка после национализации.

Напомним читателю, что, согласно результатам расследования компании Kroll, в банке в течение минимум десяти лет проводились масштабные скоординированные мошеннические махинации, приведшие к убыткам в 5,5 млрд долл. В ходе расследования обнаружились четкие признаки того, что кредитные средства банка использовались для приобретения активов и финансирования бизнеса как экс-акционеров банка, так и связанных с ними лиц. Речь о 95% корпоративного кредитного портфеля банка. Механизмы, которые использовались для маскировки источников и реального назначения кредитов, имеют характерные признаки скоординированной схемы отмывания денежных средств. Объем операций и скорость их проведения (в течение нескольких минут между операциями), отсутствие обоснованной экономической связи между лицом, погашающим кредит, и начальным заемщиком, а также широкое использование офшорных компаний говорят о попытках скрыть истинное предназначение средств от регуляторов и других стейкхолдеров.

Центральным элементом организованной махинации с кредитным портфелем и выводом средств, по мнению Kroll, была теневая банковская структура внутри банка. Эта секретная структура обеспечивала проведение платежей и способствовала движению средств по сотням кредитных договоров на миллиарды долларов США в интересах лиц, связанных с бывшими собственниками. К этой теневой банковской структуре были привлечены сотни работников банка. Под ее контролем предоставлялись новые кредиты, которые обычно использовались для погашения основной суммы и процентов по существующим кредитам связанных лиц, то есть осуществлялось цикличное перекредитование, позволяющее скрыть источник и истинное предназначение кредитов и создававшее видимость обычного клиентоориентированного банка. И для того чтобы как можно дольше скрывать происходящее, бывший менеджмент банка систематически фальсифицировал его отчетность.

Обнародованные детали иска Приватбанка против Коломойского и Боголюбова в США дополняют эту картину. Согласно обнародованным материалам, в течение десяти лет, с 2006-го по 2016-й, выведенные из банка деньги 19 анонимных компаний в США (в названии большинства которых есть слово "Оptima") и кипрское отделение Приватбанка прогнали по счетам с целью "отмыва" 470 млрд долл. Если суд подтвердит это, то речь будет идти о самом крупном в истории деле об отмывании средств.

Помогали им в Штатах трое местных жителей — Мордехай Корф, его зять Хайм Шохат и Уриэль Лабер, а также несколько фирм на Кипре. Отмытые деньги тратились на покупку недвижимости и предприятий в США. Все объекты, купленные за сомнительные средства, как и сами транзакции, есть в материалах дела. Также там описаны и сами схемы вывода и отмывания денег для скупки за их счет недвижимости в США. С одной стороны, скорость, количество и время транзакций по выводу средств позволяют предположить, что для их реализации был создан специальный алгоритм. С другой — сами схемы просты до безобразия, даже как-то стыдно за великого комбинатора.

Например, в материалах говорится, что принадлежащий Коломойскому Никопольский завод ферросплавов с 28 сентября по 29 октября 2009-го взял в Приватбанке три кредита на 351,2 млн грн. Средства трех займов были объединены, но на целевые нужды не пошли, а 14 отдельными платежами были направлены на счет компании Optima International в США. Другой пример: в 2011 г. на два разных счета в кипрском отделении банка поступили 14 млн евро и 15,5 млн долл. Далее эти средства 17 транзакциями с участием 11 других счетов, включительно с личным счетом Коломойского, были направлены в США на счет компании Optima Acquisitions якобы для оплаты кредитного соглашения, но в действительности на эти средства была куплена недвижимость. Еще один пример тоже из 2011-го, в котором Никопольский ферросплавный открыл еще один счет в Приватбанке и снова взял кредит. Однако полученные средства в тот же день были переведены на другой счет предприятия в этом же банке и погасили его предыдущий заем. Благодаря подобным манипуляциям, банку удавалось довольно продолжительное время создавать впечатление нормально работающего. Но беда в том, что кредитов, идущих на оплату предыдущих займов, было гораздо меньше, чем кредитов, которые рано или поздно оказывались на счетах всяких там Optima Ventures и Optima Schemes.

Инвестиции в недвижимость в штатах Огайо, Иллинойс и Техас были многомиллионными. По данным американского издания Miami Herald, на их скупку связанная с Коломойским компания Optima Management потратила порядка 250 млн долл. В Кливленде (Огайо) компании Коломойского являются крупнейшими владельцами местной недвижимости. И ФБР в штате Огайо уже инициировало дело против Коломойского об отмывании средств.

Обвинения достаточно громкие, и налогоплательщики хотели бы, чтобы в случае их подтверждения за ними последовала ответственность бывших собственников и менеджмента, а не торги и переговоры. Хотя бы потому, что любые переговоры неповоротливого государства с творцом всех этих схем заведомо проигрышные.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №24, 22 июня-25 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно