Прощание с будущим?

26 октября, 2007, 15:48 Распечатать
Выпуск № 40, 26 октября-2 ноября 2007г.
Отправить
Отправить

Не нужно думать, что выборы — только через два года. Достаточно немного отвлечься от кулуарных сос...

Говорят, когда арабский полководец Амр ибн аль-Ас захватил Александрию Египетскую, он спросил у халифа Омара, как поступить со знаменитой на весь мир библиотекой. Халиф ответил: если все эти книги повторяют Коран — они не нужны, если противоречат Корану — вредны, так что, мол, их в любом случае лучше уничтожить.

Блок Юлии Тимошенко, разумеется, ничего против своих стратегических партнеров из «Нашей Украины» и «Народной самообороны» не имеет. Во всяком случае — на словах. Но кто, дескать, виноват, что обстоятельства складываются не в пользу «НУ—НС»? Ведь если блок будет следовать строго в фарватере БЮТ, он очень скоро станет ненужным. А если начнет бороться с Тимошенко — станет жертвой ее гнева. Как всегда «самого справедливого». Нашеукраинцы, разумеется, вовсю ищут третий путь. Отчаянно сражаясь сами с собой. Но тем самым, похоже, только ускоряют развязку.

Розы с шипами и без

Президент разочаровался в своих недавних фаворитах. Черная кошка между Виктором Ющенко и Юрием Луценко пробежала в ночь на 1 октября, когда первый номер списка «НУ—НС» примчался в штаб-квартиру БЮТ поздравлять Юлию Тимошенко с победой. С букетом из роз без шипов. Возможно, это ревность, но уж слишком очевидным было желание Юрия Витальевича понравиться Юлии Владимировне. На Банковой подобные демарши расценивают однозначно — как попытку «сдаться на милость победителя». А ведь еще недавно президент видел в Луценко политический противовес Тимошенко, и сам главный «самбист» давал честное пионерское, что вместе с коллегами будет «сдерживать БЮТ от излишнего популизма». Но стоило услышать результаты экзит-полла — поспешил на Туровскую, даже не согласовав свой визит с президентом. И что обидно, — Лу­ценко ведь известна история с Романом Безсмертным, который в такую же ночь в 2006-м был куда сдержанней. Он всего лишь признал, что БЮТ набрал больше, чем «Наша Украина», и тут же получил от президента «по полной программе». Луценко об этом знал, не мог не знать. Но все равно поехал.

Постфактум «самбисты» пытались оправдаться. Говорили, что это, мол, такой хитрый ход и они «задушат Тимошенко в объятьях». Если это действительно правда, то звучали объяснения неубудительно. Достаточно сравнить численность представителей «Самообороны» и БЮТ в будущем парламенте, чтобы понять — даже объять фракцию Тимошенко будет сложно. А уж задушить... Чем это заканчивается — Ющенко знает не понаслышке. В 2005 году в правительстве Тимошенко не было ни одного представителя БЮТ. А к моменту отставки премьера симпатизировали ей едва ли не большинство министров. Поэтому Юрию Витальевичу на Банковой и не верят, подозревая, что тот ведет свою собственную игру.

Впрочем, если Луценко обнимался с Тимошенко с корыстной целью, особой корысти от этого он пока не получил. Скажем, даже столь привлекательные для главного «самбиста» поправки к закону о Киеве бютовцы согласились поддержать только в том случае, если перевыборы состоятся еще до нового года. Но такие сжатые сроки малореальны с точки зрения законодательства, а Луценко так просто невыгодны. Он просто не успеет раскрутить маховик кампании. В БЮТ в ответ намекают, что и не обязаны проталкивать «Терминатора» в киевские мэры. А на выборах могут поддержать не его, а, скажем, Виталия Кличко. Но скорее всего — выдвинут собственную кандидатуру. Александр Турчинов, правда, участвовать в забеге уже отказался. Зато Михаил Пожива­нов, говорят, всегда готов. Неудивительно, что в конце концов киевский вопрос — от греха подальше — вообще вынесли за скобки пакета первоочередных законопроектов.

Луценко после этого попытался помириться с Банковой, но тоже неудачно. Иначе зачем Юрию Витальевичу нужно было капризничать и требовать от президента фамилию нового генпрокурора? Люди посвященные утверждают, что Ющенко просто дал понять — на выдвижение Виктора Шемчука «самбисты» могут не рассчитывать (ему на Банковой до сих пор не могут простить майскую «нерешительность» в борьбе с Пискуном и Цушко), а другим кандидатам от Луценко он доверяет еще меньше. Вдруг они тоже побегут с розами без шипов к более перспективному кандидату в президенты?

В подыгрывании Тимошенко подозревают и другого президентского фаворита — Вячеслава Кири­ленко. Он, правда, букетами не разбрасывался. Зато слишком быстро подписал проект коалиционного соглашения, куда-то при этом задевав «протокол разногласий». А теперь еще и настаивает на его безусловном выполнении, грозя несогласным лишением мандата.

Но больше всего президента раздражает заявка Кириленко на спикерское кресло. И дело даже не в том, что на Банковой эту должность успели пообещать еще как минимум двум людям — Ивану Плющу и Виктору Януковичу. Иван Степанович, поговаривают, в сердцах даже отказался подписывать коалиционное соглашение. Ющенко, впрочем, движет не столько обида за своего «крестного отца», сколько возмущение тем, что решение о спикерстве Кири­ленко было принято без президентского участия, а стало быть, может расцениваться как политическая взятка «молодому и перспективному» лидеру «НУ—НС» со стороны Тимошенко. Говорят, Ющенко даже взял Кириленко с собой в Лиссабон, чтобы убедить его отказаться от кресла. Но безуспешно. И совсем не потому, что в Португалию полетела и лидер БЮТ. Перспективы спикерства в свое время вскружили голову даже такому опытному бойцу, как Мороз, а уж Кириленко — и подавно. К тому же об упрямстве «без пяти минут спикера» ходят настоящие легенды — как, к примеру, ни отговоривали его перед выборами отказаться от педалирования темы УПА, он настоял на своем и президента убедил.

На этот раз, правда, речь идет о личных интересах Ющенко. И поэтому Кириленко решили за упорство «примерно наказать». Дело за малым: сделать так, чтобы в решающий момент за кандидатуру спикера «неожиданно» проголосовало меньше необходимых 226 голосов. Задание облегчается тем, что голосование тайное. И в то же время усложняется — если учесть, что провал первого же голосования может стать сигналом к развалу оранжевой коалиции, а в этом не заинтересована Юлия Тимо­шенко. Недаром регионалы поспешили радостно сообщить — бютовцы, дескать, уже намекали отдельным товарищам из ПР, что «батьківщина про них не забуде», в случае если те так «неожиданно» проголосуют за «националиста» Кириленко. Было это или не было — заинтересованные люди не признаются, но, судя по выражению лиц переговорщиков, голосов регионалов и «литвиновцев» Вячеслав Анатольевич действительно может не дождаться. А если при этом еще и Тимошенко не станет премьером, плакать на Банковой будут далеко не все.

Закарпатская «фракция»: перезагрузка

Сами бютовцы уже сейчас пристально наблюдают за реакцией Виктора Балоги, который в последнее время действительно воспрял духом. Стоявший в двух шагах от назначения послом в одну из европейских стран (в качестве оценки его работы как руководителя избирательного штаба нашеукраинцев) руководитель президентской канцелярии все-таки сумел убедить шефа в том, что ответственность за провал должны нести «лица» блока и губернаторы, проводившие кампанию на местах. Двое руководителей облгосадминистраций уже предпочли «перейти на работу» в еще не сформированный парламент, а лидеры блока, ранее общавшиеся с президентом напрямую, уже не всегда могут попасть к Ющенко на прием.

Дальше — больше. Теперь Балога уже вовсю подтрунивает над Кириленко, намекая на то, что даже за возможный провал его кандидатуры на пост председателя ВР отвечать будет сам неудавшийся спикер. «Под соглашением о создании коалиции стоят собст­венноручные подписи лидеров двух блоков, — подчеркнул руководитель СП в четверг. — Значит, именно на них лежет вся полнота ответственности за окончательное оформление большинства. Только они должны противодействовать возможным рискам в этом деле, только они должны обеспечить стойкость и эффективность будущей коалиции (курсив мой. — А.М.)». Показа­тельно, что при этом Балога потребовал, чтобы подписались под соглашением все депутаты от БЮТ и «НУ—НС» персонально. И тем не менее ответственность, считает он, все равно будут нести двое — Тимошенко и Кириленко.

В то же время Балога превратился едва ли не в главного критика содержательной части коалиционного соглашения. Именно он настоял на включении в пакет первоочередных законопроектов закона о Кабмине — причем в редакции, существенно расширяющей полномочия президента и его секретариата. Именно Балога требовал исключить из программы правительства пункты, которые «касаются сферы прерогатив главы государства», — проще говоря, не спешить с отменой воинского призыва. И все тот же Балога назвал «невыполнимыми» обязательства по возвращению вкладов в Сбер­банке СССР. Тимошенковцы, разумеется, придерживаются другой точки зрения, но под их горячую руку попадают... Луценко с Кири­ленко. «Мы считали, что договариваемся с людьми, которые имеют соответствующие полномочия. Поэтому пусть меняют переговорщиков или дают нынешним реальные полномочия», — пожаловался журналистам бютовец Евге­ний Корнейчук.

Впрочем, главный сюрприз недели ждал «сердечников» впереди. Сначала Ивано-Франковскую область возглавил 36-летний мэр Яремче Николай Палийчук. Журналисты сразу заподозрили, что новый назначенец, кроме ордена «За заслуги» III степени за «вклад в сохранение гуцульской культуры», ценен еще и неусыпной заботой о дачах высокопоставленных нашеукраинцев в Прикарпатье. На следующий день руководить Тернопольщиной был назначен 33-летний Юрий Чижмарь, многолетний личный референт Балоги, в последний год успевший поработать руководителем службы главы президентской канцелярии.

В БЮТ эти назначения восприняли как пощечину. Ведь накануне тимошенковцы открыто объявили о претензиях на губернаторские кресла в тех областях, где они собрали большинство голосов. А в Тернополе и Ивано-Франковске у «сердечников» не просто большинство — они, по сути, отвоевали эти области у нашеукраинцев. Впрочем, Николай Томенко не был бы Николаем Томенко, если бы увидел в назначениях только желание Банковой насолить его однопартийцам или стремление Балоги укрепить свои собственные позиции. Бывший гуманитарный вице-премьер обвинил президентских канцеляристов... в создании «коалиции с Виктором Януковичем». Неформальной. К таким выводам его подтолкнула подозрительно радостная фраза Ивана Плюща о том, что «все кандидатуры согласованы с Януковичем».

Томенко, очевидно, думал, что согласовывать кандидатов нужно с еще не назначенной премьером Тимошенко. Балога в ответ попросил «не давить на президента» и руководствоваться «логикой государственного управления». А люди из секретариата только пожали плечами и поинтересовались — почему бютовцы считают, что премьером станет именно Тимошенко?

Коллективное бессознательное и его полномочные представители

У нашеукраинцев тем временем случился новый приступ плюрализма. 22 октября экс-премьер Юрий Ехануров выдвинул однопартийцам ультиматум. Мол, или они добиваются от Тимошенко согласия на новый закон об акционерных обществах, существенную корректировку закона о государственных закупках и пересмотр закона о Кабинете министров, либо движутся в коалицию без него. «Если я проигрываю на съезде, то мне в такой партии делать нечего. Тогда честь имею положить свой партийный билет и скажу, что ошибся в партии, не выполняющей своих программных принципов», — несколько высокопарно пояснил Юрий Иванович свою позицию журналистам в Днепропетровске. Правда, на другой день пресс-секретарь Еханурова смягчил формулировки шефа. Но все, кому нужно было услышать, сигнал услышали. И расшифровали.

Андрей Шкиль с Анатолием Семиногой недовольно пробурчали что-то вроде «если Ехануров хочет завершить политическую карье­ру — возражать не будем». Зато Тимошенко, ранее не стеснявшаяся посылать Юрия Ивановича лепить пельмени и рассказывать «бурятские сказки», многозначительно промолчала. Все-таки 228 голосов — слишком неустойчивое большинство, чтобы разбрасываться депутатами. А если Ехануров выступил открыто — значит, у него есть поддержка во фракции. Какая — пока сказать трудно. Виктор Небоженко, к примеру, насчитал целых 22 человека. От имени которых Юрий Иванович якобы и выступает как «микроспикер». Почему именно он? Просто ему терять нечего, особенно в случае премьерства Тимошенко. Другие пока перестраховываются. В общем-то поэтому многие эксперты предпочитают говорить о «коллективном бессознательном» «НУ—НС», которое просто говорит голосом Еханурова, но не имеет ни малейшей возможности самоорганизоваться.

Показательно в этом смысле поведение Порошенко. Во вторник он признался, что тоже сомневается в стабильности создаваемой оранжевой коалиции. Мол, опять все увлеклись дележом портфелей, которых, как всегда, не хватило на всех. Журналисты предположили, что Петр Алек­сеевич так реагирует на то, что без кресла остался он сам. Ведь Владимир Стельмах, на место которого сватали шоколадного короля, неожиданно уходить отказался. К тому же, как выяснилось, Нацбанк успели пообещать еще и Валерию Хорошковскому.

Президент ожидал настоящей бури возмущения и, поговаривают, даже просил Ивана Васюныка — на всякий случай — поприсутствовать на встрече с экс-секретарем СНБО. Но, к удивлению Ющенко, Порошенко был спокоен. Не произошло ничего похожего на сцену сентября 2005-го, так красочно описанную в свое время Юлией Тимошенко. Петр Алексеевич заверил президента в лояльности и готовности ждать обещанное кресло сколь угодно долго. Чем, в общем-то, еще больше озадачил Ющенко. Порошенко, конечно, не депутат, и не станет им в ближайшие месяцы. Но у него во фракции есть доверенные люди. И при желании — учитывая перевес гипотетической оранжевой коалиции всего в три голоса — может подыграть любой стороне. Не исключено, что президенту, но вполне возможно — и Тимошенко.

В конце концов Петр Алексеевич еще очень хорошо помнит события двухлетней давности, когда его обвинили и в кризисе, и развале союза революционеров. «Любі друзі» и сейчас опасаются, чтобы их в очередной раз не использовали втемную. Ведь президент публично вряд ли выступит против Тимошенко, а за негласно санкционированную партизанщину нашеукраинцев при первой же возможности осудит. Кому сейчас охота превращаться в объект охоты со стороны Ющенко и Тимошенко одновременно?

Бунт «обманутых вкладчиков»

Впрочем, кроме «любих друзів» в «НУ—НС» есть еще и «миноритарные акционеры» — мелкие и средние партии, входящие в блок. И их позиция тоже неоднозначна. Еще на слуху история с Юрием Костенко, которого на сайте «Нашей Украины» едва не сделали сторонником широкой коалиции, а потом пресс-служба УНП без особого успеха добивалась опровержений.

Уже после парафирования соглашения с БЮТ возмутился Владислав Каськив. По его словам, члены политсовета «НУ—НС» видели только названия законов, за которые Кириленко от имени блока уже пообещал проголосовать. А лидеры партий, вошедших в «НУ—НС», — категорически против императивного мандата, лишающего их всякой самостоятельности. Каськив даже назвал фамилии некоторых недовольных — Владимир Стретович, Николай Катеринчук и — снова! — Юрий Костенко.

Позже, правда, участники бунта «обманутых вкладчиков» попытались несколько сгладить впечатление. Катеринчук объявил, что слухи о расколе в «НУ—НС» распространяют враги, и заверил, что сам он будет колебаться исключительно вместе с линией партии, потому что... обязательно будет премьером в тот момент, когда Украина будет вступать в ЕС. Каськив до такого оригинального оправдания не додумался. Зато пообещал, что будет голосовать и за Кириленко- спикера, и за Тимошенко-премьера даже в том случае, если 12 обещанных законопроектов приняты не будут. Вопрос, правда, в том, дойдет ли в таком случае дело до голосования — в конце концов, принятие «большого пакета» было требованием самого Ющенко. И только при выполнении этого условия президент обещал внести кандидатуру премьера от коалиции.

Впрочем, в среду эстафету недовольства подхватил недавний бютовец, а сейчас один из главных оранжевых критиков Тимошенко Анатолий Матвиенко. Политсовет его партии «Собор» обвинил лидеров списков БЮТ и «НУ—НС» в том, что они формируют коалицию «подковерно, вне контроля общественности». Более того, в самом соглашении «соборяне» обнаружили — ни больше ни меньше — «федерализацию Украины»! Как выход Матвиенко предложил вести переговоры не в формате «1+1», а за круглым столом, с участием всех 12 партий, входящих в «НУ—НС» и БЮТ. Учитывая, что оранжевый блок состоит из девяти партий, а «сердечный» — только из трех, тимошенковцы заподозрили, что их самым грубым образом пытаются кинуть. Еще больше их подозрения укрепились, когда прозвучало предложение «соборян» вместо большого пакета принять малый — всего из трех законов, в котором — как и следовало ожидать — собственно бютовских законов и не осталось.

Впрочем, в БЮТ оптимизма не теряют. Намекая, что это сейчас малые партии «хорохорятся», чувствуя поддержку Банковой. А когда соберутся в зале — просто не решатся проголосовать против. «Да вы посмотрите на этих лидеров, — уверял один из штабистов. — Они же смотрят на Юлю как кролики на удава. Даже если будут подозревать, что голосуют за самоликвидацию, они все равно нажмут кнопку «за». И по большому счету все эти перипетии с законами тимошенковцев интересуют очень мало. Для них главное — голосование за премьера. Если им станет Юлия Владимировна, отставить ее будет практически невозможно. А законы — теоретически — всегда можно отыграть назад. Если они не будут устраивать регионалов, голосов хватит даже для преодоления президентского вето.

О сотрудничестве с ПР — пусть и негласном — в БЮТ задумываются и на тот случай, если Тимошенко премьером не станет. Ведь тогда в правительство могут не пустить и Януковича. И, значит, оба несостоявшихся руководители Кабмина будут заинтересованы в новых досрочных выборах. Хотя бы через год.

Мутные волны

О том, что кое-какие консультации с БЮТ ведутся, говорят и регионалы. Знает об этом даже не слишком близкий к центру принятия решений Тарас Чорновил. Правда, он почему-то добавляет — «как это ни смешно звучит». Возможно, потому, что в ПР все еще надеются на широкую коалицию. В то, что она будет создана в первые дни работы парламента, Чорновил, разумеется, не верит. А вот когда — цитирую — «по мутным днепровским волнам проплывут трупы мертворожденных надежд на помаранчевую коалицию, начнутся нормальные, серьезные разговоры о создании другого варианта объединения».

Ждать этого зрелища на берегу регионалы не намерены. Наоборот — обещают активно этому процессу посодействовать. К примеру, не дав оппонентам принимать законы пакетом. А если голосовать будут по отдельности, то не исключено, что или «Наша Украина» кинет БЮТ с законом об императивном мандате, или тимошенковцы — «НУ—НС» с законом о Кабмине.

С другой стороны, если оранжевые действительно рассорятся, парламент может работать и без коалиции. Во-первых, в течение года Раду, избранную на досрочных выборах, распустить нельзя. А во-вторых, даже после этого срока президент может и не распускать парламент — это его право, а не обязанность. Регионалы уверены, что в этом случае премьером останется Янукович — или по представлению новой, широкой, коалиции или как исполняющий обязанности — в силу того, что Рада не способна найти ему замену. Во втором случае — еще и с нынешними широкими полномочиями согласно пока действующему закону о Кабмине.

Правда, на Банковой уверенности ПР не разделяют. Там уже несколько месяцев прорабатывается вариант назначения и.о. третьего лица. И, судя по отдельным намекам, черты этого лица весьма напоминают Виктора Балогу. Разуме­ется, подобная манипуляция не совсем соответствует Конституции. Но ведь и в роспуск парламента верили не все, ссылаясь на тот самый Основной Закон. А выборы состоялись. Так что и с премьером все может получиться похоже.

Удивляет другое — на что рассчитывают в таком случае на Банковой? Что Тимошенко с Януковичем «проглотят пилюлю» и сделают вид, что ничего не было? Что «проблема двух оппозиций» рассосется сама собой? Или оранжевые тоже руководствуются логикой «нам бы день простоять, да ночь продержаться»? До сих пор такая близорукость была характерна для бело-синих, которые вполне логичному решению перейти в оппозицию предпочли цепляние за власть любой ценой. По сути, это напоминает добровольный отказ от всякого политического будущего ради призрачных тактических преимуществ. Призрачных — поскольку победитель будущей избирательной гонки всегда может отыграть назад.

Нельзя сказать, что в «НУ—НС» этого не понимают. Тот же Олесь Доний уже заметил, что «Тимошенко-оппозиционер, как и Тимошенко-премьер, — это ковровая дорожка для нее к посту президента». И не нужно думать, что выборы — только через два года. Достаточно немного отвлечься от кулуарных состязаний в коридорах власти и просто проехаться по Украине или даже по киевским улицам, чтобы понять — президентская кампания уже идет. Просто не все политики в ней участвуют.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК