Пожар потушен. Дым не рассеялся

31 августа, 2007, 16:29 Распечатать Выпуск № 32, 31 августа-8 сентября 2007г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Как и всякое ЧП, последний пожар в Алупкинском лесничестве, отягощенный человеческими жертвами, в...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Запах гари еще долго будет стоять в заповедных алупкинских лесах. Черные пятна прошлых лет выжженные на южных склонах Ай-Петринской гряды пополнились новыми ранами. Есть и невосполнимые потери: в огне погибли лесничий Ялтинского заповедника Владимир Тареев и его жена Лариса, пытавшиеся тушить разгоравшийся пожар своими силами.

Глава МЧС победно рапортует: ликвидация пожара обошлась в 700 тысяч гривен, хотя могло быть больше, «если бы не оперативные действия всех, кто принимал участие в тушении огня».

Крымский премьер предварительный ущерб от пожара оценил в 500 тысяч гривен.

Крымские экологи и ученые негодуют: по их предварительным подсчетам, ущерб природно-заповедному фонду составляет не менее 100 млн. долл. А при том бардаке, который при соучастии власти царит последние годы в заповедных лесах и на плато Ай-Петри, вообще странно, как еще все не сгорело.

Как и всякое ЧП, последний пожар в Алупкинском лесничестве, отягощенный человеческими жертвами, высветил потаенные закоулки и провалы в системе, призванной защищать безопасность граждан и спасать всенародное достояние. Хронология же борьбы с огнем сама по себе сбивает пафос победных реляций министра.

Причиной самого масштабного в этом веке и одного из самых крупных за последние полтора десятка лет лесного пожара в Крыму официальная версия называет сигнальный огонь заблудившегося харьковчанина. Его спасатели сняли из расщелины скалы в целости и сохранности, и теперь он находится под следствием.

В тот день, 24 августа пожарно-спасательные подразделения Крымского главка МЧС ликвидировали загорания травы в степи и леса в горных районах в 17 местах. Самый большой пожар гасили на плато Ай-Петри в Куйбышевском лесничестве Бахчисарайского района — на площади 9,5 гектара. Около 20.00, говорится в сообщении МЧС, «огонь удалось локализовать. Буквально спустя несколько минут произошло загорание леса в 12-м квартале Алупкинского лесничества…. На момент сообщения площадь пожара составляла более 2 га». Время, когда горе-турист зажег сигнальный костер, не сообщается.

К обеду субботы, 25 августа, пожар в этом труднодоступном районе достиг уже пяти гектаров. К этому времени сюда направляются дополнительные силы пожарно-спасательных подразделений, сотрудников лесхоза и военнослужащих внутренних войск — всего более 300 человек и 32 единицы основной и вспомогательной техники.

26 августа сообщается, что площадь пожара составляет уже около 50 га. «Порывистый ветер до 20 м/с и крутые труднодоступные склоны способствуют распространению пожара в двух направлениях по кромке на юг и на западное направление. Для ликвидации пожара привлечено всего: около 500 человек личного состава (МЧС, ВВ МВД, военнослужащие МО, гослесхоз, коммунальная служба), 47 единиц техники (пожарные автоцистерны, водовозки, трактора, автомобили связи, освещения и т.п.). …дополнительно будет задействован личный состав, откомандированный на ЧС.

В воскресенье на месте пожара работают уже 802 человека, из них сотрудники МЧС — 360 человек, остальные — военнослужащие ВМС Украины, внутренних войск, лесники и просто добровольцы. По данным руководства крымского главка МЧС, тушение происходит в сложных условиях: порывистый ветер, осложнен подвоз и доступ к воде, опасные склоны, камнепад. Огонь перешел в верховой. Ночью была угроза жилым домам поселка Голубой залив. В районе Фороса обнаружен новый очаг возгорания. Данные об общей площади охваченного огнем леса в сообщениях растут с каждым часом. В понедельник утром МЧС уже дает 70 гектаров, хотя неофициально лесники сообщают, что горит уже больше ста.

Невесть почему пресс-служба крымского правительства в воскресенье сообщает, что пожар локализован и площадь составляет 50 гектаров.

В воскресенье в Крым прибывает глава МЧС Нестор Шуфрич. «Ознакомившись с реальным положением дел, он отметил, что на сегодня ситуация с алупкинским пожаром стабильна», — говорится в ведомственном сообщении. Сейчас на тушении пожара задействовано около 1000 человек, и, несмотря на то что крымский пожар уступает по масштабности Херсонскому, тушение здесь осложняется горным рельефом, — говорит Нестор Иванович. — К счастью, угрозы населенным пунктам нет, хотя еще ночью она существовала, но движение огня в эту сторону удалось остановить. Сейчас сюда из Херсона вызвана авиатехника: специальный пожарный самолет АН-32 и вертолеты МИ-8».

Авиация — три пожарных вертолета МИ-8 с водосливным устройством и самолет противопожарной авиации МЧС — начала работать в понедельник утром, 27 августа. Один из вертолетов, по свидетельствам анонимов, повредил лопасти о верхушки деревьев. Пресс-служба МЧС отрицает опубликованные в агентствах слухи, что на его борту был сам Нестор Шуфрич.

Становится известно, что накануне свою помощь в тушении пожара предлагали россияне — перебросить из Анапы в Крым несколько АН-32. «Пока мы справляемся собственными силами, и такое количество авиатехники будет здесь неуместным. Поблагодарив наших коллег, от помощи мы отказались, на что россияне ответили, что готовы прийти нам на помощь в любую минуту», — сообщил Шуфрич журналистам.

«По состоянию на 18.00 27 августа на месте пожара продолжают работать вертолеты, задействовано более 1000 человек (сотрудники МЧС, ВВ МВД, лесхоза, Военно-морского флота, казаки, местные добровольцы) и 80 единиц техники. Люди тушат в сложных условиях, на горных склонах, практически вручную», — сообщает пресс-служба крымского главка МЧС. Нестор Шуфрич в прямоэфирных включениях говорит, что пожар притушен, хотя «условная угроза сохраняется».

К счастью, направление ветра ночью не спровоцировало новых возгораний от тлеющих пеньков стволов деревьев. Горный склон напоминал новогоднюю елку, на которой вспыхивали новые и новые огоньки — страшная красота.

Несомненно, люди, сутками боровшиеся с огнем, — настоящие герои. Честь им и хвала. Но речь здесь не о них. А о тех, кто своей преступной бездеятельностью создает нам условия для проявлений героизма и самоотверженности на ровном, что называется, месте.

Итак, благодаря составленной по официальным данным хронологической прямой, даже дилетанту понятно, что пожар никогда бы не достиг таких масштабов, а для его ликвидации не потребовалось бы таких значительных сил, если бы в первые часы его разрастания были предприняты грамотные оперативные меры. Если бы в пятницу ночью или субботу утром те, кому положено, правильно оценили степень угрозы (а для профессионалов — это не вопрос), а министр принял единственно правильное решение — направить на тушение в труднодоступный район авиацию, никаких бы чрезвычайных мер затем бы не потребовалось.

Однако страна в эти дни с ужасом узнала, что у нее есть только три специальных вертолета и всего один самолет, чтобы тушить пожары с воздуха. И все они — на ликвидации лесных пожаров в Херсонской области. Это при том, что в последний месяц лета в Крыму каждую неделю горели горные леса. В начале августа в ущелье Уч-Кош точно так же в течение нескольких дней тушили все разрастающийся пожар общей площадью в 80 гектаров. Под таким же порывистым ветром до 20 м/с, с риском для жизни пожарных и спасателей на склонах в 70 и более градусов. В этих условиях тушить можно было только с помощью авиации. И — никаких выводов на будущее.

Общественность также стала свидетелем очередной межведомственной драчки, тут же использованной Партией регионов для политического пиара. Нестор Шуфрич заявил в эфире «5 канала», что командующий ВВ Александр Кихтенко затребовал 2,5 тыс. долл. за час эксплуатации спецвертолета для тушения пожара в Крыму. Анна Герман тут же разразилась в адрес генерала обвинениями в непатриотизме и желании нажиться на человеческом горе, причем, в ее версии, Кихтенко направил Шуфричу письменный ответ с условиями. Руководитель пресс-службы внутренних войск Светлана Павловская назвала обвинения «грязной политической провокацией». По ее словам, в тушении пожара было задействовано более трех тысяч военнослужащих ВВ, и Шуфрич обращался не к Кихтенко, а в предприятие «Хорив-авиа», которое занимается арендой такой техники. Спустя несколько дней уже сам Шуфрич заявлял, что правительство приняло протокольное решение выяснить, почему гос­предприятие «Хорив-авиа» запросило у МинЧС средства для выделения министерству вертолетов для тушения пожаров, в то время как предприятие является государственным. Извинения в адрес Кихтенко не публиковались. Но вопрос остается: в критический момент министр Шуфрич не знал, где, у кого, на каких условиях нужно запросить (истребовать, арендовать и т.п.) необходимую для оперативной ликвидации ЧС технику. Приехали.

На днях Нестор Шуфрич заявил, что уже в нынешнем году МЧС создаст эскадрилью пожарных самолетов АН-32 — «два самолета будут в октябре-ноябре, еще два в следующем году». Министр сообщил также, что в течение этого года рассчитывает на увеличение количества вертолетов на базе МИ-8 с трех до 15—20. Учитывая нынешнюю ситуацию с пожарной авиацией, можно сказать, министр сообщил сенсацию. Но, опять же, вопрос: если эти средства есть в бюджете на этот год, почему техника не была закуплена — хотя бы поэтапно — до наступления пожароопасного сезона? Или прогнозы погоды у нас только для курортного применения?

И еще несколько принципиальных моментов. Бывший начальник Крымского главка МЧС Сергей Василенко, которого мы попросили выступить в роли эксперта, комментировать действия своих бывших подчиненных не стал. Но обратил внимание на два обстоятельства. Первое: в сложившейся ситуации «оголять Крым» и оставлять без единой единицы авиатехники было преступлением, потому что, в отличие от степной Херсонщины, в малодоступных районах горного Крыма тушить пожары другими средствами, кроме авиации, просто нет смысла. Особенно в случаях, когда огонь переходит в верховой.

Как свидетельствуют наши собеседники, самый критический момент в алупкинском пожаре пришелся на вечер субботы и ночь на воскресенье. И никакого «ураганного ветра», как заявлял Шуфрич, не было, а был порывистый, но сам верховой огонь способен распространяться почти со скоростью такого ветра — до 60 километров в час. Поэтому авиацию надо было перебрасывать еще в субботу. Но ее не было, и верховой огонь, как говорят пожарные, «не поймали».

Кстати, в прошлые годы с ранней весны и до поздней осени в Крыму всегда базировался один вертолет и один самолет МЧС. Даже когда в Грузии был большой пожар, сцецсамолет в помощь отправили из Нежина, но Крым без пожарной авиации не оставляли.

Вторая беда, говорит Сергей Василенко, заложена в действующем законодательстве. По всем нормам, если пожар в лесу не превышает трех гектаров, лесничие тушат его собственными силами. «Я эту практику в свое время поменял, и мы выезжали на все возгорания сразу же после получения сообщения. — говорит Василенко. — Последние события просто требуют, чтобы эти нормативы срочно и в корне были изменены. Не имеют право непрофессионалы тушить пожары и нельзя медлить в случае, если есть опасность распространения огня в таких масштабах».

И последнее. У общественности имеются большие сомнения, что огромный рост количества лесных пожаров (более чем в два раза) — последствия только неосмотрительности туристов. Есть даже термин такой — «коммерческий поджог». В рескомитете по лесному хозяйству называют несколько таких зафиксированных фактов. Экологи настаивают: счет пошел на сотни гектаров. Все очень просто: законно заполучить землю в заповедной зоне под строительство невозможно, однако пожарище из ПЗФ вывести можно. «Я не верю в то, что причина в каком-то отчаявшемся харьковчанине, — говорит член-корреспондент Крымской академии наук Альфред Дулицкий. — В минувшем году у Ялтинского заповедника горисполком хотел отобрать порядка 800 гектаров, и еще тогда я говорил, что те, кому нужна эта земля, додумаются, как ее отнять». Поэтому профессор предполагает, что пожары на территории заповедника «будут провоцироваться и дальше» — до тех пор, пока не сгорят 800 гектаров, на которые положили глаз представители власти.

«Мы можем потерять климатический курорт, — говорит лидер крымских зеленых Виктор Тарасенко. — Это самое страшное для Крыма. О каком устойчивом развитии тогда можно будет говорить? Уничтожена экосистема, перерезаны тропы для миграции животных, нарушены уже сложившиеся цепочки… Самое главное — нарушен заповедный режим. Это удар по экосистеме Крыма, по ее заповедному фонду, и мы это рассматриваем как трагедию. Заповедники должны сохранять заповедный режим, а его сотрудники — вести научную работу, а не становиться бизнесменами. Этот пожар снова высветил все проблемы ПЗФ. Одна из них — отсутствие четких границ у Ялтинского горно-лесного заповедника. Есть закономерности, которые обязательно срабатывают».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК