ОПК-2019: 5 жизненно важных изменений

28 декабря, 2018, 18:31 Распечатать Выпуск №50, 28 декабря-11 января

Оборонный заказ должен быть вынесен за пределы оборонного и силового блока.

© Михаил Палинчак

Впервые за многолетнюю историю своего существования украинский оборонно-промышленный комплекс в нашей стране превратился в орудие пиара для разномастных политиков и политических сил. 

Линии новостных агентств в течение уходящего года, да и всех предыдущих лет каденции действующей власти пестрели повторяющимися сообщениями о сдаче в эксплуатацию производственных линий, о пусках ракет, поставках в Вооруженные силы сотен и тысяч единиц вооружений и военной техники, о миллиардных ассигнованиях на выполнение оборонного заказа. 

При этом информационный шум вокруг ОПК стал настолько сильным, что создал новую виртуальную реальность вокруг оборонной промышленности, где якобы не существует уголовных производств по расследованию хищений государственных средств, где по внешнеэкономическим контрактам не выводятся в тень на счета зарубежных офшоров многомилионные суммы, где в армию не поставляется техника с контрафактными или украденными ранее на военных складах запчастями. 

Выдавая желаемое за действительное, отечественные пиарполитики нивелируют способность высших органов власти и управления объективно оценить ситуацию в оборонной промышленности, а соответственно и генерировать необходимые управленческие решения в этой сфере, позволяющие не только вывести из кризисного состояния оборонно-промышленный комплекс, начать ускоренную реализацию существующих программ создания вооружений, но и создать серьезные заделы для перевооружения армии новейшими видами вооружений и военной техники на 15–20 лет вперед, с учетом общемировых тенденций развития вооружений.

Вернуть науку в оборонку…

Влиянию фундаментальной науки на обороноспособность государства посвящены сотни томов исследований. Нет сомнения, что именно фундаментальная наука определяет тот потенциал, который впоследствии может быть реализован через создание высокотехнологичной и высокоэффективной продукции военного и гражданского назначения. Стоит ли говорить, что большинство результатов фундаментальных и прикладных исследований академических институтов Украины в оборонной сфере и поныне не использованы в разработках новый видов оружия? Мало того, в нашей стране даже не приступали к созданию перечня базовых и критических технологий для разработки и производства товаров военного назначения и двойного использования. Именно эти знания должны лечь в основу программного цикла при формировании облика перспективных систем вооружений. 

Даже по самым скромным оценкам результаты разработок украинских ученых могут обеспечить в значительной степени потребности безопасности и обороны по большинству приоритетных направлений, в частности, по разработкам автоматических систем управления, в сфере искусственного интеллекта, композиционным материалам, технологиям создания полупроводниковых материалов и микроэлектронных схем, гиперзвуковых средств поражения.

Многолетнее отсутствие финансирования на должном уровне академической науки привело к тому, что знания украинских ученых сегодня действительно используются для поддержания обороноспособности, только не у нас, а за рубежом, как результат утечки мозгов и незаконного трансфера перспективных технологий и разработок. Мало того, бесконтрольная приватизация, разворовывание и ликвидация стратегически важных предприятий привели к тому, что из-под контроля государственных институций выведены сотни научных разработок, новейших технологий и ноу-хау, в том числе и создававшихся за средства государственного бюджета.

В Украине должны быть созданы соответствующие механизмы внедрения результатов фундаментальных исследований в обеспечение обороноспособности, а в рамках военного бюджета необходимо предусматривать финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, обеспечивающих развитие перспективных направлений в этой сфере. В составе минобороны США с 1958 года существует Агентство передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA), деятельность которого финансируется из отдельного бюджета и сосредоточена на реализации краткосрочных проектов на 2–4 года, ведущихся специально созданными с этой целью небольшими творческими коллективами. Аналогичные структуры существуют в Индии — DRDO, Китае — SASTIND, Израиле — MAFAT.

Домашнее задание для парламента...

Более года парламентом не рассматривается проект закона "О создании и производстве вооружений, военной и специальной техники". Еще хуже обстоят дела с проектом закона "О военно-техническом сотрудничестве", который внесен правительством в Верховную Раду более двух лет назад. При этом принятие двух указанных законопроектов было предусмотрено соответствующими решениями СНБО, введенными в действие указами президента, выполнение которых проигнорировано народными депутатами. И это в условиях непрекращающейся агрессии со стороны России!

Даже введение военного положения никак не сказалось на ускорении деятельности Верховной Рады, для которой гораздо важнее оказались парламентские каникулы и новогодние корпоративы, хотя в соответствии с действующим законодательством народные избранники должны были продолжать работу в сессионном режиме до окончания срока военного положения.

Принятие этих законопроектов направлено на создание условий для формирования и реализации государственной политики в сфере создания и производства продукции военного назначения и двойного использования, а также наиболее эффективного использования военно-технического сотрудничества с иностранными партнерами для получения военной иностранной помощи. Законопроект "О создании и производстве вооружений" должен заложить основу для создания национальных стандартов в этой сфере. Напомню, что на сегодняшний день стандарты бывшего СССР носят по решению правительства от 2009 года рекомендательный характер.

Не хватило парламенту в течении 4 лет времени рассмотреть вопрос о законодательном закреплении права оборонных заказчиков на прямые закупки вооружений и военной техники по импорту, что в значительной степени могло бы снизить затраты из государственного бюджета на эти цели.

Увлекшись распространением фейковых сообщений о якобы масштабных распродажах оружия в украинской армии, руководители профильного комитета Верховной Рады даже не удосужились внести в повестку дня парламента вопросы формирования военно-промышленной политики. 

Может, народные депутаты не в курсе, что в нашей стране не существует ни одного органа исполнительной власти, формирующего и реализующего военно-промышленную политику? В то же время детище бывшего министра обороны Д.Саламатина — государственный концерн "Укроборонпром", являющийся, по сути, суррогатным органом управления государственным сектором ОПК, продолжает существовать на отнюдь не добровольные "пожертвования" предприятий членов концерна. Для некоторых предприятий подобный оброк может привести к летальному для них исходу. 

В целом же на содержание оборонпромовских управленцев ежегодно уходит сумма, в десятки раз превышающая бюджет среднего министерства, на которое как раз и необходимо возложить функции по формированию и реализации военно-промышленной политики, созданию производства новых видов вооружений и военной техники, инициировать передовые фундаментальные и прикладные исследования.

Создать реальные преференции для ОПК...

Серьезным признаком кризисного состояния оборонно-промышленного комплекса является то, что в Украине не создаются (не строятся) новые оборонные предприятия. Большинство проектов в этой сфере сосредоточено на реконструкции и модернизации старых производственных мощностей либо на создании единичного нового производства на базе предприятий государственного сектора. О масштабности инвестиций в ОПК вообще говорить не приходится. Эти суммы несопоставимы с потенциальными возможностями субъектов хозяйствования в украинской оборонной промышленности, загрузка мощностей которых на сегодняшний день оборонным заказом и заказами по внешнеэкономическим контрактам составляет в среднем 15–20%. Такие диспропорции приводят к необратимому старению основных фондов, к утрате квалифицированного персонала и интеллектуального потенциала.

Если на момент фактического создания "Укроборонпрома" в 2012 году почти для 2/3 предприятий концерна существовала возможность преодоления пика кризиса финансово-экономического состояния, то на сегодняшний день, по данным финансовой отчетности, оптимистично могут смотреть в будущее менее 30% предприятий госсектора, и только те, которые являются исполнителями оборонного заказа. Этот фактор является определяющим при принятии решения о необходимости существования "Укроборонпрома" как субъекта управления, доныне даже не приступившего к выполнению своего устава, которым предусматривалось создание фондов инвестиционного и инновационного развития. 

Совершенно очевидно, что в сфере оборонно-промышленного комплекса при участии государства как инвестора жизненно важно существование фондов стимулирования развития перспективных исследований, технологий и инноваций, поскольку именно это формирует условия для создания новых поколений вооружений и военной техники, продукции двойного и гражданского назначения. Самое интересное, что основная борьба в этом направлении развернется с Министерством финансов Украины, которое вообще не рассматривает какую-либо возможность поступлений средств в государственный бюджет от реализации инвестиционных и инновационных проектов в перспективе сроком на 15–25 лет.

Принадлежность предприятий к оборонно-промышленному комплексу должна стать основанием для создания для них налоговых преференций. Налог на прибыль и на землю должен быть направлен на модернизацию и развитие основных фондов предприятий. В масштабах страны преференции для двухсот- двухсот пятидесяти предприятий почти не скажутся на наполнении государственного бюджета, а с другой стороны — окупятся сторицей в перспективе.

Бывшее правительство А.Яценюка и нынешнее В.Гройсмана уже сегодня необходимо привлекать к ответственности за провалы в реализации проектов в космической отрасли. Эти два персонажа своим халатным отношением фактически уничтожили перспективу Украины как космической державы. Речь идет прежде всего о назначении на руководящие должности в космическом агентстве руководителей, которые "помогли" не достроить космодром в Бразилии и не запустить спутник "Лыбидь". Именно эти проекты должны быть гарантированы правительством как приоритетные. Может, запуск экспортно-кредитного агентства мог бы создать соответствующие условия для их дальнейшей реализации.

Оборонный заказ как способ поддержки отечественного ОПК...

Украинские налогоплательщики не совсем понимают ситуацию, когда власть имущие с экранов телевизоров заявляют о принятии решения о закупке за рубежом средств связи для армии, средств ПВО или, в конечном итоге, подержанных вертолетов для обеспечения пограничников или МВД, поскольку это все приобретается за счет налогов, которые они платят государству. Ни президент, ни премьер-министр, ни министры не покупают оружие и боевую технику за счет собственных средств. Это все оплачивается за счет средств налогоплательщиков. На самом деле не президент должен резать красные ленточки, а мы с вами. Секретность оборонного заказа — это миф, создаваемый еще с советских времен. Как можно засекретить приобретение вооруженными силами 10 танков "Оплот" или 20 БТР-4? Более того закупка 2 пистолетов или 2 снайперских винтовок на этом фоне выглядит как насмешка! А вот финансирование закупки французских вертолетов в сумме 550 млн евро в два раза превышает бюджет Минобороны на весь оборонный заказ! Не составляет труда подсчитать количество рабочих мест для иностранного контрагента, созданных за счет украинских налогоплательщиков.

Закупка за рубежом вооружений и военной техники может осуществляться лишь на условиях локализации на территории Украины более 50% производственного цикла. Необходимо создать реальные механизмы выполнения офсетных контрактов.

Оборонный заказ вообще должен быть вынесен за пределы оборонного и силового блока. Минобороны должно ставить типовую задачу, что к 2020 году на вооружение армии должны поступить танки с такими-то тактико-техническими характеристиками, вооружениями и т.п., в таком-то количестве. Естественно, обоснованность заявки оборонного ведомства и соответствие финансовым возможностям страны, а также поиск баланса — это вопросы президентской и правительственной ветвей власти.

Экспорт оружия — стимул развития ОПК...

Только слабоумный или глубоко некомпетентный персонаж может рассматривать экспортные контракты в сфере поставки вооружений и военной техники как способ нанесения ущерба обороне и безопасности страны. Далеко не секрет, что экспорт вооружений для высокоразвитых стран формирует фонд финансовых ресурсов для развития новых направлений и реализации проектов по разработке новых технологий и образцов вооружений. Конечно же, меня очень порадовал один народный депутат из пропрезидентской фракции, заявивший, что Украина сумела за время каденции некоторых министров обороны экспортировать вооружений и военной техники почти на 20 млрд долл. США. Хотел бы верить! Даже по самым скромным подсчетам СИПРИ ежегодный экспорт вооружений из Украины оценивается в сумму не более 1 млрд долл. в год. При том, что деятельность временной следственной комиссии ограничивается периодом с 2005 по 2014 год. Если руководствоваться данными ВСК Верховной Рады, то эти министры должны быть удостоены государственной награды. 

Если же направить хотя бы 40% поступлений от экспорта оружия в казну, то ежегодное финансирование оборонного заказа могло бы превысить в десять раз ассигнования Минобороны на реализацию оборонных программ.

Делайте выводы сами! 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Vitauskas Marciulionis Vitauskas Marciulionis 1 січня, 16:01 да,желание президента "присоседиться"к каждой предаче оружия в войска выглядит убого,факт. Выросла плеяда деятелей(антиколорадос,кирилл данильченко и ......),которые трубят о том,что все неплохо или даже хорошо в сфере безопасности.Спорить с тем,что ВПК жив,а не мертв было бы глупо,действительно делается и сделано уже много.Но в этой статье говорится о том,что НЕ СДЕЛАНО,а могло бы за 5 лет. А как же может быть хорошо в ВПК,но плохо во всем остальном?Проблема в коррупции.Она разъедает страну и она же главная угроза.Этот набор лиц ничего не сделает.А время уходит. согласен 1 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №15, 20 апреля-25 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно