ОККУПИРОВАННЫЕ. Социальные обязательства государства на старых и новых временно оккупированных территориях. Платить или не платить?

19 июля, 2022, 13:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Тонкая грань между своими и чужими

ОККУПИРОВАННЫЕ. Социальные обязательства государства на старых и новых временно оккупированных территориях. Платить или не платить?
© Getty Images

От редакции:

Украина переживает трагедию, когда агрессор ежедневно по-живому откусывает от нее куски территории. Вместе с нашими людьми. Позиция государства в отношении тех, кто по разным причинам остался на временно оккупированных территориях, — однозначна: платить зарплаты и социальные выплаты, помогать, насколько возможно. Мы вернем наши города, и люди должны до этого момента как-то жить.

Но есть временно оккупированные территории и люди так называемой первой волны, с которыми государство все восемь лет войны «утрясало» (и надо признать, не всегда корректно) соцвыплаты и пенсии, а сейчас, по сути, воюет. Большая часть ВПЛ и пенсионеров только зарегистрированы в Украине, а проживают в «ЛНР/ДНР». Мужчин там сейчас массово мобилизуют. Настроения на этих территориях по отношению к Украине (за редкими исключениями) вполне соответствуют рамке российской пропаганды.

Как здесь быть? Исходя из каких выводов должно действовать государство? Должны ли украинские граждане платить пенсию родителям солдат «ДНР»? Грань такая тонкая и дискуссионная, что материал авторов Гражданской сети ОПОРА в рамках нашего совместного проекта — наверное, первый в украинских медиа затрагивает эти вопросы. С позицией, обозначенной здесь, можно соглашаться или не соглашаться, но отрицать наличие проблемы нельзя.

Россия хочет интегрировать оккупированные территории Украины в свое политическое, экономическое и образовательное пространство и все больше давит на жителей временно оккупированных территорий (ВОТ). Наше государство противостоит этим попыткам, выполняя свои социальные обязательства перед гражданами в захваченных громадах. Выплаты пенсий были щекотливым политическим вопросом после 2014 года, что сопровождалось откровенно дискриминационными шагами со стороны чиновников. Но сейчас Украина дает четкий сигнал жителям ВОТ: социальные обязательства перед ними выполняют и будут выполнять. Оккупанты в ответ пытаются дискредитировать украинскую власть, распространяя дезинформацию о прекращении выплаты пенсий.

Кто выйдет победителем в неравной борьбе за жителей захваченных Россией громад? Различает ли украинское государство оккупированные территории и граждан первой и второй волн оккупации? И вообще — надо ли их различать?

Все эти вопросы — не только в компетенции наших героических ВСУ, но и в мотивированности должностных лиц, которые должны вовремя и гибко реагировать на проблемы жителей ВОТ и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ). А также государства, обязанного выработать четкую стратегию взаимоотношений с людьми, оставшимися в оккупации. В свою очередь, мастерство и мотивированность чиновников зависят от способности общества играть вдолгую, не забывать о согражданах в оккупации и отличать правду и фейки России о настроениях среди жителей оккупированных территорий.

Читайте также: В оккупированной Боровой россияне платят бензином и дизелем за еду и самогон — Боровская поселковая рада

Поручили выжить. Как государство выполняет свои социальные обязательства перед жителями ВОТ и перед ВПЛ

Представители украинского государства четко коммуницируют: кнопка «выжить» сегодня самая главная на панели управления. Никто не будет искать поводов отказаться от поддержки своих граждан. Если быть честными, то с 2014 года жители ВОТ и ВПЛ видели разные оттенки государственной политики, и часть ее была точно не о людях, — унизительные проверки «по домам», внезапные прекращения выплат и постоянные банковские «верификации». Сейчас у правозащитников и чиновников общая позиция о приоритете социальной политики на захваченных Россией территориях. Цель — помочь людям выжить.

1 июля «Укрпочта», учитывая безопасностную ситуацию и невозможность физически доставлять наличные деньги, прекратила работу на временно оккупированных территориях. Через ее отделения многие пенсионеры, не оформившие банковские карточки, могли получать пенсии наличными. Например, в Херсонской области это 70 тысяч человек. Сейчас выплаты в наличной форме прекращены. Оккупационная администрация распространяет информацию, что Украина якобы забыла о жителях оккупированных территорий и прекратила социальные выплаты. Но это не так. Сначала эту информацию опроверг городской глава Мелитополя Иван Федоров, а потом — Министерство социальной политики Украины.

Херсонщина, июль 2022
Херсонщина, июль 2022
СтопКор

По словам заместителя министра социальной политики Виталия Музыченко, Украина на оккупированных территориях продолжает начислять выплаты всех базовых социальных гарантий, на которые граждане имели право до февраля текущего года. Речь идет о пенсиях, социальных выплатах, социальной помощи и даже льготах и субсидиях. Также министерство предлагает несколько механизмов, используя которые можно дистанционно, с помощью Интернета, создать банковский счет и перевести на него свою пенсию или другие выплаты. То есть если гражданин до 24 февраля 2022 года получал выплаты наличными в «Укрпочте», то сейчас он дистанционно может перевести их на карточку и иметь ресурс для выживания.

«На сегодняшний мы внедряем другие технологии, позволяющие использовать средства в первую очередь тем людям, которые выезжают из временно оккупированных территорий. Впрочем, учитывая, что с каждым днем из оккупированных территорий выехать все сложнее, мы делаем ставку на то, чтобы обеспечить возможность людям дистанционно, с помощью Интернета, перевести свою пенсию или социальную выплату на счет в банке. Это можно сделать через электронный кабинет пенсионера или с помощью Приватбанка», — рассказал Виталий Музыченко в эфире программы «Окуповані» на YouTube-канале «Говорить ОПОРА».

На оккупированных территориях нет украинской связи и Интернета, поэтому должностные лица рекомендуют жителям ВОТ пользоваться VPN-сервисами, которые обеспечивают анонимность в Сети. Впрочем, блокирование связи и Интернета — не единственная проблема. В оккупации у людей нет возможности снять деньги с банковских карточек или расплатиться за продукты через терминал. И для многих наличие средств на собственных счетах еще не является окончательным выходом из сложной жизненной ситуации. Россияне заводят на захваченные территории свои платежные системы и системно уничтожают оборот гривни. Фактически единственным возможным вариантом воспользоваться своими средствами для людей, которые не могут выезжать на подконтрольные территории, остаются услуги местных «менял». Обналичивание пенсий и других выплат за процент от суммы (2–10%) — это сплошное дежавю из Донецка и Луганска, жители которых уже давно прошли этот этап российской оккупации. Даже в деталях оккупация разных волн имеет общий алгоритм: с россиянами приходят смерть, разрушение, опустошение городов, уничтожение базовых услуг для граждан и схематозы для желающих заработать на беде.

Оккупированный войсками РФ Мелитополь. 14 июля 2022 г.
Оккупированный войсками РФ Мелитополь. 14 июля 2022 г.
Getty Images

Но, несмотря на все проблемы, реальное положение дел с украинскими выплатами кардинально отличается от российской пропаганды. Всем, кто получал выплаты по состоянию на начало полномасштабной агрессии, государство начисляет их и сейчас. Это касается не только жителей новозахваченных территорий, но и внутренне перемещенных лиц «старой» волны переселения из Крыма, Донецка и Луганска. Для последних еще со времен карантина отменена или отложена процедура верификации. В то же время беженцы за пределами Украины тоже без проблем получают выплаты. Единственное предупреждение: они не должны делать перерывы в использовании карточек больше чем на полгода, чтобы не возникало подозрений в смерти человека или в том, что выплаты использует кто-то другой.

«На самом деле это же огромный шаг, огромная возможность не носить с собой справку ВПЛ как «звезду Давида», чтобы получить доступ к базовым услугам. И действительно COVID впервые продемонстрировал, что можно не приходить домой к переселенцам, и мир не рухнет. Второй огромный шаг был сделан после того, как вследствие широкомасштабной агрессии Российской Федерации изменился подход к условиям, по которым переселенцы могут получать услуги. И сейчас я хочу сказать, что на самом деле государство максимально лояльно», — констатирует новую социальную реальность директор по правовым вопросам БО БФ «Стабилизейшен суппорт сервисез» Валерия Вершинина.

Есть еще один важный аспект. Возможность для жителей новозахваченных территорий получить свои выплаты без «фиктивной» регистрации как ВПЛ, что раньше касалось донетчан, луганчан и крымчан, усиливает способность государства и международных доноров прогнозировать свои программы для внутренне перемещенных лиц и подконтрольных территорий. Раньше от двусмысленности количества ВПЛ (есть одна цифра, но отнимаем от нее де-факто жителей ВОТ) больше всего страдали реально перемещенные граждане. Невозможность установить их реальное (не бумажное) количество часто становилось отговоркой, почему жилищные и другие программы для них до сих пор не реализованы.

Читайте также: Оккупированный Скадовск: что происходит в городе

«Старые переселенцы»: кто до сих пор получает украинские пенсии в оккупации первой волны и что будет дальше

Своя специфика выплаты пенсий для граждан Украины, оставшихся жить в Донецке, Луганске и на других старозахваченных территориях. Для того чтобы получать свои деньги, они с самого начала должны были зарегистрироваться как внутренне перемещенные лица и «на бумаге» жить на подконтрольной Украине территории. С 2014 года они были обязаны проходить регулярные физические проверки и банковские верификации, но значительная часть формально ВПЛ и дальше проживали на оккупированных территориях. В политических эмоциях явление часто называли «пенсионным» туризмом, но с комфортом туриста дорогие переезды между блокпостами и очереди в банки в реальности не имели ничего общего. По ориентировочным оценкам, из 1 миллиона 400 тысяч ВПЛ (+/-), зарегистрированных до февраля 2022 года, приблизительно половина продолжала проживать на временно оккупированных территориях. Из них не все являются пенсионерами или имели право на другие выплаты, но тенденция понятна.

Там, где есть проверки и очереди, в украинских условиях неизбежно появляются злоупотребления. СБУ периодически сообщала о разоблачении схем чиновников с выплатой пенсий «мертвым душам». В дебатах, платить ли пенсии жителям ВОТ, часто не учитывали тот факт, что такие махинации вызваны злоупотреблениями чиновников, а не самими пенсионерами. Но так или иначе выплаты жителям ВОТ ко второму этапу агрессии оставались чрезвычайно политически конфликтной и общественно чувствительной проблемой.

Очередь за пенсией. Мариуполь, 16 июля 2022г.
Очередь за пенсией. Мариуполь, 16 июля 2022г.
Getty Images

«У нас часто в дискуссиях о выплатах жителям оккупированных территорий используют тезис о Женевских конвенциях, которые якобы перекладывают всю ответственность о социальных выплатах на оккупанта. Это миф, поскольку указанные конвенции проблематику социальных выплат не регулируют. Также было бы удивительно ждать от России, которая осуществляет варварскую агрессию против Украины, заботы об украинских гражданах. Украинское государство имеет обязательства перед гражданами, которые работали и платили налоги в нашей стране. Эти обязательства закреплены в Конституции Украины, и это означает, что украинские граждане, независимо от места жительства, даже в оккупации могут справедливо ждать получения пенсии. Другой вопрос — это процедуры и наличие возможности выплатить средства», — отмечает адвокатский менеджер Центра прав человека ZMINA Алена Лунева.

Несмотря на требования формально стать ВПЛ и проявление чрезмерности в процедурах, государство все же решило спор в пользу пенсионеров. Значительная часть из них (далеко не все) имели возможность через регистрацию как ВПЛ и периодическую верификацию получать свои деньги. Со времен карантина верификация пенсионеров из «старых» ВОТ была приостановлена, и они до сих пор получают на счета свои средства. У отдельных жителей «старых» ВОТ может закончиться срок действия банковской карты, и у них не будет доступа к деньгам, пока они не получат новую карточку. Впрочем, деньги им начисляются. Свои особенности имеет выплата пенсий для тех граждан из ВОТ, которые с 2014 года еще не обращались за ними, или если с определенного момента выплаты для них прекратили. В этом случае пенсию восстановят, но деньги за пропущенные годы будут выплачивать не единовременно, а с отсрочкой и за определенный период (не более чем за три года), за который «возвращают» средства. Такой подход устраивает не всех, но еще до полномасштабного удара РФ объемы невыплаченных пенсий выглядели для государства неподъемными.

В основе болезненной дискуссии о пенсиях на ВОТ, как бы ее ни камуфлировали, стоял вопрос: кем мы считаем людей в оккупации и имеет ли государство перед ними обязательства? Затяжная оккупация неизбежно заостряла проблему коллаборантов и поощряла чесать всех под одну гребенку, а военное преступление России по принудительной мобилизации граждан в ОРДЛО такой соблазн лишь усилил.

Ситуация на новозахваченных Россией территориях снизила остроту конфликта между «радикалами» и «гуманистами» о выплатах жителям на ВОТ, когда стала понятнее условность разделения на своих и чужих в условиях оккупации. Хотя и сейчас звучат призывы разграничить подходы к жителям старых и новых оккупированных территорий. В отдельных нюансах призывы могут выглядеть обоснованными, но стратегически опасными. С каждым днем оккупации ситуация в Мелитополе все больше похожа на положение в Луганске. Интенсивность оккупационных мероприятий, безусловно, будет влиять на стратегию государства, но не должна определять его мотивированность сохранять связи со своими гражданами в оккупации.

Оккупация потому и оккупация, что действия и задекларированные простыми людьми взгляды часто зависят от условий выживания, установленных жестоким оккупантом. Это нужно всегда помнить.

Но в случае затягивания перспектив деоккупации государство должно быть готово к требованиям провести новую дискуссию и предложить целостную и обоснованную модель под текущую реальность. Потому что без нее общество обречено на эмоциональные качели. Мы уже не раз с этим сталкивались, но сейчас риски больше. В частности, экономически ослабленной действиями агрессора Украине будет еще сложнее выполнять свои социальные обязательства, а призывы «рубить с плеча» могут быть более мощными, чем раньше. Прозрачность, открытость и… некоррумпированность планов государства по отношению к ВОТ — это залог консенсуса граждан вокруг решения беспрецедентных проблем. Как на свободных, так и на оккупированных территориях.

Related video

Больше статей Анатолия Бондарчука и Александра Клюжева читайте по ссылкам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК