Министерство ветеранов: процесс создания стартовал

20 апреля, 18:43 Распечатать Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля

Наши воины должны получить тот уровень заботы от государства, которого они заслуживают.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Идея создания в Украине Министерства по делам ветеранов обсуждается уже несколько лет. 

У нее много сторонников, но и противников тоже хватает. И вполне ожидаемо, что как только процесс активизировался и перешел в плоскость конкретной работы, усилилась и критика этой инициативы. Более того, в информационном пространстве появились всяческие конспирологические теории по поводу того, зачем вообще создается новое ведомство и что от этого получат украинские ветераны. 

Хотел бы сразу четко заявить: Министерство по делам ветеранов — это, прежде всего, инструмент для построения в Украине эффективной системы социальной защиты ветеранов и участников боевых действий — по аналогии с давно работающими в США, Австралии, Канаде, Хорватии. И причина, почему этот инструмент понадобился, проста: ныне действующая система соцзащиты украинских ветеранов забюрократизирована, хаотична, и, как следствие, неэффективна. Сотни тысяч человек имеют статус участника боевых действий, но не получают должного внимания со стороны государства. Поэтому откладывать решение этой проблемы на потом было бы недальновидно и попросту безответственно. Нужна четкая государственная стратегия преодоления кратко- и долгосрочных последствий российской агрессии. А эти последствия есть и будут. 

Поэтому когда критики нового министерства начинают говорить о том, что таким образом мы только раздуем чиновничий аппарат, я отвечаю: "Нет, это единственный способ оптимизировать процессы, происходящие сейчас". Ведь вопросами социальной защиты ветеранов и участников боевых действий на сегодняшний день занимаются 20 министерств и ведомств, а также органы местного самоуправления. В итоге ни одно из них не несет полной ответственности, а страдают от этого ветераны и члены семей погибших. 

Чтобы окончательно отмести спекуляции, внесу полную ясность: хотя я с самого начала активно занимаюсь продвижением инициативы создания Министерства по делам ветеранов, сам претендовать на пост главы министерства не собираюсь. Все разговоры о том, что Третьяков, мол, делает министерство "под себя", с некими личными целями, абсолютно беспочвенны. Моя амбиция, как главы Комитета по делам ветеранов, участников боевых действий, участников АТО и людей с инвалидностью заключается в том, чтобы законы, касающиеся соцзащиты ветеранов, разрабатываемые в том числе и в нашем комитете, получили реальное воплощение, и это ощутили, прежде всего, сами ветераны. А без нормально функционирующей системы комплексной защиты интересов и обеспечения ветеранов эти законы не будут иметь должного эффекта.

Семь ведомственных нянек

На сегодняшний день в Украине насчитывается 1,3 миллиона ветеранов войны, из них 350 тысяч — участники АТО. В большинстве своем это активные люди в возрасте 20—40 лет. И мне, как председателю профильного комитета, постоянно приходится слышать о сложностях в отношениях ветеранов с исполнительной властью. Я регулярно встречаюсь с участниками боевых действий, которые задают один и тот же вопрос: "К кому идти с нашими проблемами? В какие двери стучаться, чтобы получить информацию, защиту, консультацию — все то, чем государство обязано нас обеспечить?" Они попросту не понимают, куда идти со своими проблемами и бедами, кто их права защищает, какое ведомство и какие документы выдает, и на какие права и льготы они могут претендовать. Это ежедневная реальность.

Ныне социальная помощь участникам боевых действий ограничивается льготами. Но задачи, которые должны решаться в этой сфере, гораздо обширнее и сложнее. Это и возвращение людей, прошедших войну, к мирной жизни, и помощь в трудоустройстве, и реабилитация. И, в конце концов, воспитание в обществе должного уважения к военной службе, мотивации граждан выбирать военную карьеру. К сожалению, ни одно из существующих ведомств не создавалось для решения этих задач.

Министерства и ведомства постоянно сбрасывают обязательства друг на друга, боятся полномочий и ответственности, тем более что зачастую четкие границы их ответственности не определены. И, как следствие, реализация многих законодательных инициатив затягивается. Нынешний состав парламента принял более 30 законов, касающихся соцзащиты ветеранов (в том числе ветеранов АТО), и членов семей погибших, но часть этих законов по-прежнему не работает. 

Приведу конкретный пример такой бюрократической волокиты. Долгое время не был урегулирован вопрос предоставления статуса инвалида войны участникам антитеррористической операции, которые получили инвалидность в связи с участием в АТО. Проблема заключалась в том, что два министерства — Минсоцполитики и МЗ — на протяжении года не могли решить, какой орган должен устанавливать причинно-следственную связь получения инвалидности с участием в АТО и подготовить соответствующий порядок. И пока шли разбирательства, людям, получившим инвалидность в АТО, оформляли ее "в связи с общим заболеванием". Соответственно, они не имели прав на соответствующие льготы, полагающиеся лицам с инвалидностью, полученной на войне. Да, сейчас вопрос решен, но нашему комитету пришлось год бороться с чиновниками и отвечать на запросы участников АТО со всей Украины.

Еще одна нелицеприятная грань нынешней системы соцзащиты ветеранов касается расходования финансов. Выделенные средства растекаются по всем этим структурам, частично уходят на содержание аппарата, и в итоге мы имеем хроническую проблему неэффективного использования денег из госбюджета. Между тем обеспечить целевое использование средств и одновременно контроль над их расходованием можно только в случае, если за это будет ответствен один госорган. 

В конце концов, ветеран должен иметь возможность в одном "окошке" получить как информацию о своих правах, так и все, что ему положено. Законодательно ветераны обеспечены хорошо. Но фактическая реализация этих прав — ныне очень долгий и сложный путь. 

Текущее положение дел в этой сфере, несомненно, требует изменения ситуации. Необходимо запустить действенный механизм реализации соцзащиты в этой сфере и создать один государственный орган, несущий ответственность за эффективную реализацию государственной стратегии (политики) социальной защиты ветеранов. О том, что именно такой путь является эффективным и конструктивным, свидетельствует и международный опыт.

Мы считаем, что создание Министерства по делам ветеранов обеспечит должный контроль над выполнением бюджетных программ и существенно упростит процедуры по оформлению документов и получению льгот — ведь все вопросы по социальному обеспечению участников АТО и членов семей погибших будут решаться в одном ведомстве. А также позволит системно подойти к решению вопроса социальной защиты ветеранов, военнослужащих и членов их семей и выработать философию и стратегию государства в этом вопросе.

На основе международного опыта

Министерства по делам ветеранов существуют в США, Канаде, Австралии, Хорватии, ряде других стран. В этом году создано даже в Китае. И Украине есть чему у них поучиться.

В Америке убеждены, что надлежащее отношение к ветеранам является залогом сильной армии, способной отстаивать интересы, независимость и суверенитет государства. А само ветеранское движение представлено сильными и развитыми организациями, к которым прислушивается и правительство, и парламент.

За последний год я дважды побывал в Соединенных Штатах, где провел множество встреч с представителями Сената и Конгресса, министерства по делам ветеранов США, ветеранских организаций. Все они высказали полную поддержку инициативе создания аналогичного министерства в Украине и высказали готовность делиться опытом и собственными наработками.

В частности, во время последней поездки в марте этого года удалось достичь договоренности о партнерстве и сотрудничестве с председателем комитета Конгресса США по вопросам ветеранов Филом Роу, первым заместителем министра по делам ветеранов Томасом Боуманом, директором развития инициатив трансатлантического лидерства Немецкого фонда Маршалла в США Кевином Котрелом. 

Специалисты министерства по делам ветеранов США готовы содействовать рабочей группе по подготовке создания аналогичного ведомства в Украине. Кроме того, американская сторона предоставила нам информацию о собственной структуре, модели и подходах к предоставлению услуг ветеранам. Вскоре в Киеве при поддержке Фонда Маршалла состоится международная конференция по лучшим практикам социальной защиты ветеранов. Спикерами на этом мероприятии выступят ведущие специалисты в этой сфере из США, Великобритании, Канады и других стран.

На всех встречах в Штатах я произносил один важный тезис: вопрос социальной защиты ветеранов не менее важен, чем поставки летального оружия для нашей страны. И по результатам визита еще раз убедился: чем больше мы привлечем к нашему общему делу заинтересованных сторон, заручимся поддержкой союзников за рубежом, тем быстрее нам удастся наладить нормальную работу системы соцзащиты ветеранов в Украине.

Процесс стартовал

Когда наш комитет вышел с инициативой создания Министерства по делам ветеранов, у нас уже было понимание того, что для Украины оптимальной будет модель построения подобной структуры в США. В 2018 году процесс наконец-то активизировался.

27 февраля Верховная Рада приняла постановление №7505 об обращении к Кабинету министров Украины касательно создания Министерства по делам ветеранов. При нашем комитете уже создана рабочая группа, занимающаяся разработкой делопроизводства, штатного расписания, бюджета, структуры департаментов и управлений. В нее вошли представители министерств и ведомств, общественных организаций, волонтеры и эксперты. Подготовка ведется в ежедневном формате, в мае-июне планируем провести комитетские слушания, где публично все презентуем. Ожидаем, что полноценная работа Министерства по делам ветеранов начнется в январе 2019 года.

Отмечу, что мы крайне заинтересованы в том, чтобы процесс создания министерства был публичным, открытым и прозрачным, с учетом мнения и видения людей, для которых создается министерство. Именно поэтому к процессу привлечены многие общественные активисты, волонтеры и представители ветеранских организаций. Все решения о создании министерства будут проходить общественную экспертизу. 

Более того, я убежден, что аппарат Министерства по делам ветеранов должен на 30—40% состоять именно из ветеранов. По такому принципу оно работает в США и европейских странах. Максимальное вовлечение ветеранов в работу ведомства будет крайне полезно для новой структуры, ведь никто лучше них не осведомлен о нуждах и проблемах защитников нашей страны. С этой целью наш комитет принял решение обратиться в Министерство образования, Национальное агентство по вопросам государственной службы и Национальную академию государственного управления при Президенте Украины, с предложением ввести в некоторых учебных заведениях специальные курсы для подготовки ветеранов к прохождению конкурса на госдолжности. 

Итак, процесс создания министерства стартовал. Наши воины, проливавшие кровь за Украину, должны получить тот уровень заботы от государства, которого они заслуживают.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно