Министерство по делам ветеранов: таинство зачатия

14 апреля, 12:09 Распечатать Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля

Решение о создании Минвет стало ответом как на общественный спрос по улучшению услуг для ветеранов.

Валентин Манько (в центре) на собрании ветеранов и волонтеров © dsnews.ua

27 февраля с.г., по инициативе председателя комитета по делам ветеранов Александра Третьякова (БПП), ВР предложила Кабмину создать Министерство по делам ветеранов. 30 марта на заседании общественной рабочей группы уже обсуждались предложения по его созданию. Формирование самого министерства произойдет, скорее всего, осенью. А вот назначение министра — гораздо раньше, возможно, в конце весны. 

Решение о создании Минвет, по мнению многих, стало ответом как на общественный спрос по улучшению услуг для ветеранов, так и на многочисленные скандалы вокруг ветеранских организаций, связанные с тем, что их руководство годами получало от государства немалое финансирование за работу, выполняемую лишь на бумаге. О том, как должно выглядеть эффективное министерство, написала Леся Василенко. Однако есть серьезные опасения, что новое ведомство будет отличаться от идеальных представлений о нем. Уже очевидно, что в условиях стартовавшей в Украине предвыборной кампании кандидатура министра, от которой в большой степени будет зависеть функционал нового министерства, может стать предметом политических игр и договоренностей. 

Основания так думать дают громкие скандалы, связанные с результатами конкурса на должность главы Госслужбы по делам ветеранов. Например, один из претендентов — "киборг", подполковник Виталий Баранов (позывной "Биба"), набрав 39 балов из максимальных 40, по конкурсу не прошел, хотя имеет авторитет среди ветеранов. Победителем стал предприниматель Валентин Манько — ранее доверенный человек Геннадия Корбана, впоследствии давший против него показания в суде. 

У Валентина Манько весьма неоднозначная биография. Материалов об этом в Сети предостаточно. Тем не менее двухмесячную проверку в МВД Валентин Манько чудесным образом прошел. Благодаря высоким покровителям во фракции БПП (как считают источники, в первую очередь, Игорю Кононенко и Александру Третьякову). 

турчак
Жора Турчак

— Раньше Третьяков работал с Сергеем Куницыным (экс-представитель президента в АР Крым, ныне — депутат от БПП, зампредседателя комитета по вопросам социальной политики, занятости и пенсионного обеспечения. — А.К.) и генерал-лейтенантом запаса Андреем Тарановым (до гибели в сентябре 2016-го был замглавы АП. На этом посту в октябре 2016-го его заменил генерал-лейтенант В.Кондратюк. — А.К.),

— рассказал ZN.UA ветеран АТО, бывший военнослужащий 95-й ОДШБ ВСУ Евгений (Жора) Турчак.—В свое время, еще в 2015-м, Таранов создал всеукраинскую организацию ветеранов АТО под нештатным руководством Третьякова. Чтобы подогнать всех ветеранов под линию АП, выделялось наличное финансирование,. Знаю, потому что был зампредседателя этой организации. Потом ушел оттуда. После гибели Таранова Третьяков подтянул Алексея Липириди (волонтер, советник вице-премьер-министра также имел намерение участвовать в конкурсе на должность главы Госслужбы по делам ветеранов, однако после серии скандалов, связанных с его именем, сошел с дистанции. А.К.). Министерство собирались создавать изначально. Говорили с Порошенко. На переговорах в Америке пообещали, что дадут на него 650 миллионов долларов, помимо государственного финансирования в Украине. Согласно указу президента, Липириди создавал центры помощи участникам АТО в каждой области под прямым руководством главы ОГА, который, понятное дело, назначается аппаратом президента. По сути, создавалась структура, такая себе сетка под министерство под руководством аппарата президента. Однако после скандалов Липириди ушел в тень, и тема эта накрылась медным тазом. 

Тогда Третьяков и вытащил Валентина Манько. Во-первых, он свой, с ним можно говорить об откатах в открытую. Во-вторых, он довольно неплохой менеджер. Умеет наладить процессы и собрать команду. В-третьих, он действительно воевал и зарекомендовал себя довольно неплохо. Его поддерживают некоторые бывшие командиры "Правого сектора". С 2014 года Манько им много помогал — привозил на базу ПС оружие, машины, деньги. Но я считаю его мародером.

— А кого на этом посту хотел бы видеть Аваков, который резко высказывался против Манько? Или, например Коломойский, который, говорят, также проявлял интерес к этому процессу? 

— Пока неясно. Кандидатуры от них нет. Даже предпосылок. Мне тоже очень интересно.

— Называются ли другие кандидатуры? И насколько реален сейчас в этой роли Манько? 28 марта на заседании Кабмина его кандидатуру ведь не утвердили.

— Я и такие как я сделаем все, чтобы он не был назначен. Даже не министром. На месте Третьякова, я бы поставил бы Манько главой Госслужбы по ветеранам и, когда будут прописываться положения под министерство, что сейчас делается, сделал его исполняющим обязанности министра, а Госслужба вошла бы в министерство департаментом. Дальше по алгоритму — Кабмин выдвигает представление на утверждение министром Манько в ВР. Третьяков озвучивает, что если ВР не поддержит, то он выходит из коалиции и из фракции (как это уже было во время принятия решения о создании Минвет. А.К.). И все.

— Так ли уж нужно Министерство ветеранов, на ваш взгляд? Или достаточно было бы реформированной Госслужбы?

—Мы много говорили об этом с ребятами. Теоретически можно было бы работать и с Госслужбой. Если выполнять законы. Но у нас так выписана законодательная база, что правами ветеранов в Украине занимаются 22 структуры. Госслужба абсолютно зависима от министерств, того же Минсоцполитики. Поэтому реализовывать какие-то проекты по ветеранам почти невозможно. Руки связаны бюрократией.

Обычным ветеранам нужно, чтобы не воровали деньги и не считали их лохами. Все уже устали от этого. А тут есть такой шанс — сделать наше, по сути, министерство честным, порядочным, прозрачным. Европейским или американским — любым. Главное — без уже привычного украинского подхода к растрате средств. 

Но гарантии, что так не случится, нет. Оно может превратиться в обычное министерство, когда, например, деньги идут не в хороший санаторий для ветеранов, а в тот, в который нужно. Или же в министерство без полномочий, если не сможет перебрать на себя вопросы, касающиеся ветеранов, у других структур. Все зависит сейчас от того, как будет выписан функционал, от кандидатур министра и госсекретаря. 

Третьяков хочет своих. И даже если каким-то образом нам все-таки удастся продвинуть своего министра, то министерство полноценно работать не будет. Потому что профильный комитет — под Третьяковым, и госсекретарь министерства тоже будет под ним. 

Как ни банально это звучит, но с Третьяковым кому-то нужно садиться за стол переговоров. То есть кандидатура министра должна устраивать всех — и рядовых ветеранов, и таких как Третьяков, Кононенко и т.д. 

— Зачем, по-вашему, Третьякову Минвет и свой министр?

— Сфера влияния. Еще один свой голос в Кабмине. Опять же деньги. Кроме того, в Манько вложено очень много.

— Каким ресурсом при правильных раскладах министерство могло бы стать для ветеранов?

— В Украине больше тысячи ветеранских организаций, и все тянут на себя одеяло. Кто — под политиками, кто — под коммерсантами, кто — сам по себе. Земли хватают, отжимают и т.д. А если министром будет авторитетный человек, и ему дадут ресурс, чтобы работать, то он сможет объединить все ветеранские организации. Если АП правильно расставит акценты, то добиться можно будет очень многого. Правильному министру я готов помогать. А я — это еще восемь тысяч человек по всей Украине. 

— О чем все же говорит такое количество ветеранских организаций? Чьи права они защищают?

— По моему мнению, в Украине ситуация сейчас такова, что у государства нет монополии на применение силы. И когда ветерана бьют, это сразу приобретает статус "Зрада! Бьют патриота!". Даже если этот ветеран не слишком порядочный. Ветеранские организации этим пользуются. 

У меня много товарищей, с которыми мы вместе воевали. Довольно близкие люди, боевые пацаны. которые никогда не были замечены ни в чем плохом. А сейчас песок крышуют, карьеры отжимают. И им ничего за это не будет. Потому что правоохранители их бить не станут — сразу крики начнутся. Поэтому столько ветеранских организаций. Есть, конечно, среди них очень много порядочных. Но у них нет денег, чтобы реализовываться и делать какие-то системные и масштабные проекты. Для этого нужно под кого-то лечь. 

Чтобы у ветеранских организаций были средства на проекты, и они не ложились ни под каких политиков, а представляли интересы ветеранов, мы поменяли систему их финансирования. Сейчас прописываются положения, как это должно правильно происходить. Стандартная грантовая основа — финансирование не ветеранских организаций, а проектов. 

— Каким, на ваш взгляд, должно быть министерство? Как уберечь его от того, чтобы оно не стало этакой "билетной кассой"?

— Честно говоря, не знаю. Если б знал, то сделал бы все, чтобы стать министром. 

* * *

Однако надежды на то, что новое ведомство сможет решить проблемы, все же есть. По крайней мере у ветеранов и общественных активистов, вошедших в рабочую группу по наработке положений о министерстве. 

кузьменко
Виталий Кузьменко

"Манько прочили на пост главы Госслужбы, — считает один из организаторов студенческого Евромайдана-2013, участник АТО (54-й разведбат) Виталий Кузьменко. — Я не слышал, чтобы кто-то всерьез обсуждал его кандидатуру на пост министра. 

 

Кандидатов, скорее всего, будет много. Но не думаю, что сейчас есть смысл говорить об этом. Как по мне, прежде нужно определиться с критериями — каким должен быть министр, и уже от этого отталкиваться. Министру будет непросто, учитывая, что тема сложная, и создание министерства фактически ляжет на его плечи. Кандидат должен быть, с одной стороны, хорошим управленцем, который потянет создание эффективного министерства. А с другой — человеком, который имеет определенный авторитет среди тех, кто воевал и защищал страну".

поданчук
Денис Поданчук

"Хорошо, что к вопросу создания Минвета была привлечена общественность, — считает член совета волонтеров, аналитик общественного объединения ГО "Громадський хаб" Денис Поданчук. — Конечно, будет всяческий саботаж со стороны тех, кто в новой системе почувствует себя ущемленным.

Думаю, люди, которые в этом живут, уже начинают терзаться сомнениями. Например, большинство сотрудников Госслужбы по делам ветеранов АТО, которой, скорее всего, не будет вообще. Это не факт, не принятое решение. Но так вполне может быть. 

На самом деле создание министерства — лишь один из вариантов решений. Но теперь придется научно обосновывать именно его. В той мере, в которой это будет возможно, мы сделаем все, чтобы показать, насколько высокоуровневой может быть внешняя гражданская экспертиза. Насколько правильно, полезно и корректно применять разумный подход".

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно