Европейский выбор: испытания газом

20 января, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 2, 20 января-27 января 2006г.
Отправить
Отправить

Но с этими господами ничего невозможно сделать. Они ухватились за мысль, изуродовали ее, и потом обсуждают так мелко и ничтожно...

Но с этими господами ничего невозможно сделать. Они ухватились за мысль, изуродовали ее, и потом обсуждают так мелко и ничтожно.

Л.Толстой «Анна Каренина»

О причинах и подоплеке газового кризиса в отношениях между Украиной и Россией написано немало. В том числе неоднократно, аргументированно и убедительно на страницах «Зеркала недели». Потому, оставив рассмотрение вопроса по сути профессионалам, не углубляясь в цифры и подсчеты, а также оставляя за скобками вопросы, кто чьи интересы лоббировал и за сколько, хотел бы проанализировать ситуацию с точки зрения соответствия действий власти провозглашенным ею же принципам европейской и евроатлантической интеграции, а также национальным интересам Украины.

Одним из главных требований, предъявляемых в цивилизованном мире к институтам власти, является гарантирование полной прозрачности их деятельности, реальной подотчетности власти народу как в лице ее избранных представителей, так и общества в целом. К сожалению, приходится констатировать, что и накануне, и во время газового кризиса действующая власть в лучшем случае отделывалась полуправдой, скрывая от соотечественников реальные просчеты и выпячивая в большей мере надуманный и притянутый за уши позитив.

Следует признать, что распространяемая правительством информация была, как правило, запоздалой и почти всегда половинчатой. Тем не менее вопросы остаются и требуют ответов: общество должно разобраться в случившемся. Кстати, и сам президент должен сегодня критически проанализировать качество советов со стороны членов своей команды, ответственных за газовые переговоры, хотя бы для себя лично оценить: являлись ли предлагаемые ими решения действительно адекватными. И сделать это необходимо еще и потому, что все те же люди и далее окружают главу государства, пользуясь, по всей видимости, достаточно серьезным влиянием. Предлагаемый список вопросов отнюдь не является исчерпывающим, он затрагивает лишь отдельные аспекты газовой проблематики.

Во-первых, общество должно знать, кто именно с украинской стороны и когда поднимал вопрос об отмене действующих, выгодных во всех отношениях (с точки зрения баланса цены газа и его транзита) двусторонних соглашений с Россией об условиях газовых поставок в Украину? Кто настаивал на переходе на рыночные отношения, в чем конкретно состояла аргументация таких предложений?

Во-вторых, то, что российские партнеры рано или поздно начнут активно задействовать «энергетическое оружие», было вполне предсказуемо и понятно. Официальные представители России не скрывали подобных намерений. Тем не менее ответственные лица убеждали общественность в том, что ситуация находится под контролем. Другими словами, фактически до последнего момента обострения кризиса руководство страны или сознательно блефовало, вводило в заблуждение народ, или же просто-напросто само обманывалось.

Создается впечатление, что российским партнерам, скорее всего, хватило бы хладнокровия дожать газовую удавку. И то, что пока этот сценарий не воплотился в жизнь, так только благодаря тому, что под вопросом оказалась международная репутация не Украины (как, очевидно, задумывалось сценаристами газового конфликта), а авторитет «Газпрома» как надежного поставщика, а также лично президента В.Путина и России, особенно с учетом ее председательства в «большой восьмерке».

В-третьих, предпринимались ли со стороны украинского руководства какие-либо шаги, направленные на консолидацию общества и основных политических сил, привлечение экспертного опыта и знаний, в том числе и в рядах оппонентов нынешней власти, для более эффективной защиты жизненно важных интересов страны? Прилагались ли аналогичные усилия со стороны самой оппозиции?

В-четвертых, почему от общественности (а может быть, и от самого президента) постоянно пытались скрыть реальное состояние дел в газовой сфере? Чего только стоит публичный отказ председателя НАК «Нафтогаз України» А.Ивченко прийти на заседание правительства для отчета о ситуации с поставками энергоносителей, его неоднократные заверения о том, что Украина полностью обеспечена всеми контрактами и необходимым объемом газа.

В-пятых, кто персонально на высшем политическом уровне (президент, премьер) контролировал ход переговоров, кто, когда и в какой форме давал «отмашку» и окончательное согласие на подписание соглашения 4 января с.г.? Когда и в какой форме о содержании достигнутой договоренности были проинформированы наши партнеры, прежде всего Европейский Союз, США, соседи? Как объясняли (и объясняли ли вообще?) детали соглашения европейским коллегам, которые, кстати, отчасти именно по просьбе Украины собрались 4 января с.г. в Брюсселе для обсуждения путей выхода из газового кризиса?

Возникает субъективное ощущение: действия власти были абсолютно несистемными, непродуманными, оказались невостребованными профессионалы в нефтегазовом секторе. В основе действий власти лежал не прагматизм и жесткий расчет, а погоня за красивыми и нередко пустыми фразами. При этом нельзя, очевидно, исключать и откровенного лоббирования чьих-либо частных интересов.

В целом правильную, по сути, постановку вопроса о переходе на рыночные механизмы и мировые цены в украинско-российских газовых отношениях власть попыталась решить кавалерийским наскок, не просчитав всех экономических последствий столь кардинального шага. Не была проведена детальная экспертиза стоимости для бюджета и протяженности во времени мероприятий по наименее болезненной адаптации отечественной промышленности к новым реалиям.

Украинской властью было допущено как минимум две ошибки. Во-первых, никто не предполагал, что россияне настолько повысят цену на газ. Во-вторых, почему-то никто не объявил о том, что повышение цены за транзит российского газа по территории Украины автоматически повлекло за собой увеличение платы за транспортировку по российской территории среднеазиатского газа, законтрактированного Украиной. Подобный подход является характерным для действий власти и на других направлениях, когда провозглашаемые политические лозунги и задачи являлись экономически невыполнимыми в жестко форсируемые сроки (яркий пример тому - провал намерений вступить в ВТО уже в 2005 г.).

Отдельно хотелось бы затронуть и вопрос о компании «РосУкрЭнерго». Нам не может быть безразлично, как обеспечивается энергетическая безопасность страны. Полбеды, если бы компания-посредник назначалась украинской стороной и при этом бы еще имелась какая-либо альтернатива. Однако данную компанию, как известно, пролоббировал «Газпром». К тому же не существует иных операторов для поставок в Украину туркменского, узбекского или казахского газа.

Распутывая «газовый узел», следует, очевидно, лучше понять для себя и мотивацию России. Мы выступаем категорически против разжигания антироссийской истерии, эскалации взаимных обвинений и угроз. Но, с другой стороны, нельзя закрывать глаза (как это делает новая украинская власть) на определенные действия Москвы - все-таки выдвижение ультиматумов, публичное унижение, подчеркнуто пренебрежительное отношение к отдельным украинским политикам не могут быть оправданы. Более того, требование одномоментного пятикратного повышения цены на российский газ при полном понимании всех пагубных последствий такого шага, откровенная газовая блокада, стремление поставить на колени 48-миллионную нацию на более чем сомнительных основаниях противоречат не только стратегическим отношениям между нашими странами, но и духу современных международных отношений.

То, что «Газпром» на некоторое время отложил «удовольствие» окончательно задушить в газовых объятиях Украину, вряд ли можно записать в актив украинской команды. Очевидно, что готовность руководства российской стороны пойти на временный компромисс в газовом вопросе нельзя объяснить сочувствием к украинскому народу. Вероятнее всего, наши российские коллеги имели неосторожность попасть в ими же самими тщательно подготовленную ловушку. Дело в том, что россияне действовали настолько цинично, что не Украина («бесцеремонно ворующая российский газ»), а именно «Газпром» оказался мишенью критики со стороны международного сообщества. По сути, был поставлен под вопрос и личный авторитет В.Путина. В этой связи, как представляется, президент Украины преувеличивает свои возможности на личном уровне решать с российским лидером серьезные вопросы двусторонних отношений. Может быть, это прозвучит несколько жестко, но, очевидно, самое большее, на что пока может претендовать В.Ющенко, - это вторая роль в не им написанном и не им поставленном спектакле.

Как известно, до и во время газового кризиса российская сторона публично дезавуировала даже гипотетическую возможность встречи двух президентов для его урегулирования на высшем уровне, в т.ч. и в Астане. И только после подписания соглашения 4 января с.г., когда россиянам понадобилось просто убедить международное сообщество в том, что возникшие разногласия с Украиной являлись всего-навсего обычной «кухонной ссорой» между двумя соседями, для иллюстрации Москве понадобился наш президент. Стремление «подыграть» В.Путину понятно, но при этом бы хотелось, чтобы президент Украины спокойно обратил внимание своего коллеги на то, что ультиматумы не являются оптимальным средством решения вопросов, особенно между дружественными странами и народами. Спасибо хоть за то, что В.Ющенко публично не поблагодарил российского коллегу за показанный пример отстаивания интересов своей страны, как это поспешил сделать Ю.Ехануров.

В целом для избежания дальнейших публичных унижений руководству Украины следовало бы изменить алгоритм и последовательность выполнения некоторых политических задач. Прежде всего надо активнее проводить необходимые реформы в экономике, включая реструктуризацию в энергетическом комплексе, повышать благосостояние народа, обезопасить себя от подобных газовых терапий, и только после этого предпринимать серьезные шаги на внешнеполитической арене, в частности, называть конкретные сроки вступления в НАТО. При этом речь вовсе не идет о том, чтобы подчинять свои национальные интересы российским или чьим-либо другим. Сначала надо что-то сделать, а уже потом декларировать заявления, а не наоборот.

И последнее. Газовый кризис фактически продемонстрировал неспособность власти консолидировать общество и политические силы перед лицом реальной внешней угрозы. Руководство страны проявило полную беспомощность в реализации информационных пиар-технологий, стали очевидными и системные пробелы в плане объяснения обществу действий власти. В газовом конфликте - как, кстати, и во многих других ситуациях, - оранжевая команда действовала по принципу, в свое время раскритикованному М.Грушевским: «Україна - се ми, тільки ми, від нас зачинається правдиве українство, а все, що діялося або діється поза нами, не варте доброго слова».

Не лучшим образом, нужно заметить, действовала и оппозиция. Безусловно, за состояние дел в стране несет ответственность прежде всего правительство. Но не меньше ответственности лежит и на оппозиции, которая, с одной стороны, должна жестко контролировать действия власти, а с другой - выдвигать альтернативные предложения по решению насущных вопросов.

В конце концов газовый вопрос в первую очередь затрагивает интересы промышленных районов русскоязычного Востока Украины. Кроме того, упреки в адрес новой власти в том, что именно она создала проблемы в отношениях с Россией, не совсем оправданы. Еще свежи в памяти попытки россиян «оттузлить» Украину, когда представители нынешней оппозиции (В.Янукович, В.Медведчук) занимали ключевые государственные посты. В этой связи вспоминается пример из политической жизни Франции, когда в начале 90-х гг. прошлого века президент-социалист Ф.Миттеран решил вынести на референдум Маастрихтский договор о создании ЕС. Перед оппозицией во главе с В.Жискар д’Эстеном и Ж.Шираком возникла дилемма: поддаться эмоциям и сиюминутным интересам и спровоцировать политический кризис в стране или же руководствоваться высшими интересами государства и Европейского сообщества, поддержав инициативу социалистов. При этом следует заметить, что Ж.Ширак относился к Ф.Миттерану не менее «тепло» чем, допустим, В.Янукович или В.Медведчук к В.Ющенко. Тем не менее французские правые нашли оптимальный баланс соблюдения интересов страны и партии, выдвинув лозунг: «Скажем сегодня «Да!» Европе, а завтра - «Нет!» Ф.Миттерану».

Что же дальше? Прежде всего газовый вопрос должен быть решен специалистами. Делать вид, будто ничего не происходит, утверждать, что изменение цены на газ возможно лишь по взаимному согласию, по крайней мере, наивно. Газовая проблема должна по-прежнему оставаться в поле зрения общественности. В этом смысле, как это ни парадоксально звучит, отставка правительства не ослабляет, а наоборот, лишь укрепляет позиции наших переговорщиков с Москвой, поскольку четко показывает, что украинская сторона свою часть компромисса уже прошла.

Что касается существа вопроса, то задача-минимум сегодня - не допустить ухудшения условий для Украины и добиваться гарантирования цены в размере 95 долл. США за 1000 к.м. на пятилетний период (то есть на время действия новой цены на транзит), а также на межгосударственном уровне гарантировать соответствующие поставки газа. И, конечно же, следует учесть все просчеты и ошибки. Ведь на кону - энергетическая безопасность страны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК