День 110-й. Роковой

4 июля, 2014, 20:30 Распечатать Выпуск №24, 4 июля-11 июля

В воскресенье на хмельницком Майдане снова — после длительного затишья — собирают народное вече.

25 июня, когда глава Хмельницкой областной государственной администрации Леонид Прус проводил пресс-конференцию по итогам ста дней на должности, вероятно, стало для него удачным днем. Журналистские вопросы были не очень придирчивыми, последующие отчеты в средствах массовой информации — довольно лояльными. Так что Леонид Иванович, наверное, имел все основания считать, что "попустило": область, враждебно воспринявшая его назначение по квоте УДАРа, не имевшего на Хмельнитчине ни развитой партийной сети, ни кадрового резерва, очевидно, смирилась с тем, что высшая должность государственной властной вертикали здесь занята. Хоть кем-то — но занята. И точка.

Честно говоря, пресс-конференция действительно была удачной. Чиновник, от которого журналисты ничего не ожидали, удивил. Ориентировался в вопросах, которые интересовали медийщиков, особенно — в проблемах сельского хозяйства, где раньше работал. Чувствовалось, что сто дней не прошли для него даром. Унизительная жалость, которую до сих пор вызывал этот до недавних пор никому в области не известный человек, внешне поразительно похожий на Берию, но, казалось, с категорически другим, мягким и спокойным, характером, сменилась сочувствием: ох и непросто приходится толерантному руководителю в современных украинских реалиях, которые все время требуют "власть применить".

Но 2 июля все расставило на свои места.

Накануне к Прусу в очередной раз обратились представители краевой организации Всеукраинского врачебного общества и Совета Майдана. Требовали назначить руководителем департамента здравоохранения Бориса Ткача. Требовали давно. Департамент остался без директора сразу после революционных событий. Предыдущая его руководительница Наталия Свестун, связанная тесными дружескими отношениями с тогдашним председателем облгосадминистрации Василием Ядухой и супружескими узами — с наиболее одиозным хмельницким взяточником-стоматологом Романом Свестуном, которого правоохранители взяли на горячем, а суды всех уровней отпустили со всеми "честно заработанными" деньгами, уволилась еще весной.

На эту должность претендовали трое врачей. Все партийные: два ударовца и свободовец Ткач. Но выдвигали их не партии, а коллеги по работе. Причем кандидатура Ткача вообще была первым предложением от общественности на заполнение руководящих должностей в области. Коллеги из врачебного общества были убеждены, что инициатор создания их краевого филиала и вдохновитель всех его дел справится с организацией работы департамента. Более того — будет для медиков примером служения не только профессии, но и Отчизне. Успешный нейрохирург областной больницы, Борис Ткач на протяжении зимы неоднократно брал неоплачиваемый отпуск, чтобы оперировать раненных на киевском Майдане. Поэтому его единодушно поддержал и совет хмельницкого Майдана, через горнило которого сейчас вынуждены проходить все претенденты на высокие областные кресла. 

Под давлением общины глава облгосадминистрации 4 июня дал добро на назначение Ткача. Тот подготовил все документы, прошел соответствующую проверку. Но согласование так и не вышло из кабинета Пруса. Когда Ткач позвонил ему и поинтересовался, в чем дело, глава ОГА назначил встречу... возле "Эпицентра". Где и назвал причину: нехватка управленческого опыта.

Хотя этот недостаток не помешал самому Прусу возглавить область, но — люби, Боже, правду — здравоохранением на Хмельнитчине всегда руководили авторитетные профессионалы с управленческим стажем. Исключением была только Н.Свестун. Но после ее деяний медики начали считать главной добродетелью руководителя области не столько опыт, сколько порядочность. Так что упорно настаивали: только Ткач! И уступчивый глава ОГА предложил заключить меморандум — чтобы общественность взяла на себя ответственность за деятельность Ткача на руководящей должности.

Подписать меморандум договорились в 8 утра 2 июля. 

В назначенное время около сотни активистов были в областной администрации. Глава пришел в 9.00. И сказал: нет. Меморандум не будет иметь никакой юридической силы. И вообще, он формирует свою команду, в которую Ткач не вписывается.

Что было потом, показали, кажется, все украинские телеканалы. Обозленные активисты кричали и ссорились с Прусом. Ткач сказал, что отказывается от должности — поскольку при таких обстоятельствах плодотворное сотрудничество невозможно. Милиция, как всегда в последнее время, наблюдала и практически ни во что не вмешивалась. Зато вмешались самообороновцы, причем откуда-то взялись и те, кого уже давно уволили из "Самообороны" за нарушение устава, но от которых никак не могут освободить незаконно захваченное помещение аптеки. Кто-то каждый раз истерически орал: "Слава Украине!", и так же каждый раз повторяемый одинокий отзыв "Героям слава!" будто специально иллюстрировал причастность к этому буйству свободовцев. Ну просто идеальная картинка для российских СМИ. Свободовцы, которые пришли как члены Совета Майдана, действительно были причастны. Как и вызванный на заварушку "Грифон". Дошло до потасовки. Кто-то брызнул перечным газом. Прус сбежал через окно. 

Милиция квалифицировала инцидент как хулиганство и открыла уголовное производство по ч. 4 ст. 296 УКУ, которая предусматривает лишение свободы от 3 до 7 лет. 

Что, по логике, должно было бы произойти потом? То, что происходит всегда в таких случаях, — разбор полетов. То есть — осознание причин, которые привели к такому позору. И если бы поиск этих причин был честным, то неизбежно дошли бы до основной, на которую ZN.UA указывало еще перед назначением руководящих кадров в Хмельницкой области: недопустимость партийного квотного принципа в это сверхтяжелое для страны время, когда руководителями должны становиться самые лучшие, опытные, патриотичные, подготовленные к работе в сложных условиях профессионалы, авторитетные и уважаемые общиной — независимо от их партийности. И если уж прорвало (говорил же незабвенный Плющ: "Не впихуйте невпихуємоє!"), то нужно немедленно исправлять положение.

Как? Возможно (хотя после произошедшего маловероятно) — через согласие областного руководителя с общиной. Ведь политика — искусство компромиссов.

Но произошло наоборот. На следующий день коридоры Дома Советов снова наполнились людьми. В отличие от 2 июля, когда движущей силой были женщины-медики, теперь преобладали мужчины крепкого телосложения. Под предводительством заместителя председателя областной организации партии УДАР Василия Куйдана и Александра Дехтярука, помощника нардепа-ударовца Александра Корнийчука, они сначала пошли к председателю областного совета свободовцу Ивану Гончару. Он их не принял. Тогда толпа двинулась в кабинет первого заместителя главы областной государственной администрации, тоже свободовца Александра Симчишина. И... повторила там вчерашний сценарий — с криком, матом, дерганьем, требованием написать заявление об отставке и даже скандированием: "Банду — геть!" Большинство присутствующих выкрикивали этот лозунг едва ли не впервые — в отличие от Симчишина, неизменного голоса хмельницкого Майдана на протяжении всей зимы, они на майданах не очень светились. 

В окружении толпы Симчишин вышел на Майдан. Изумленно пожал плечами: "Бандитская ответка". Председатель облсовета Гончар обвинил в этих безосновательных действиях ударовцев народного депутата Александра Корнийчука, с которым глава ОГА Прус якобы сверяет все свои шаги.

Будто в ответ — в местных электронных СМИ появилось записанное где-то на природе обращение Леонида Пруса. Он назвал события 2 июля заказной акцией местной "Свободы", которая переступила всякие границы политической борьбы в погоне за "теплыми" должностями. И выразил уверенность, что соответствующую оценку им дадут правоохранительные органы.

Свою оценку уже дали хмельнитчане. Совет Майдана обратился к президенту и премьер-министру с требованием уволить главу облгосадминистрации, который не справился с возложенными на него обязанностями и стал "фактором дестабилизации в области". Ведь ситуация с Ткачом — не первая кадровая проблема на Хмельнитчине. На многих ответственных должностях до сих пор — бывшие руководители, в частности те, кто вызывает категоричное неприятие общественных активистов. Чрезвычайные ситуации сложились в двух районах. В Волочисском, где председателем райгосадминистрации был назначен активист Майдана Алим Мищук, — ему так и не дали приступить к исполнению обязанностей. Более того — указом и.о. президента Турчинова через месяц его уволили. Мищук убежден, что все это дело рук народного депутата Сергея Лабазюка, который считает Волочиск своей вотчиной. Но ведь соответствующее представление сделал глава облгосадминистрации. В то же время в Ярмолинецком районе похожая проблема: местные активисты не признают главой райгосадминистрации назначенного им "чужака". Однако его не увольняют. Потому что ударовец?

Что здесь комментировать? Или спрашивать — о чем? УДАР своими действиями опередил все возможные вопросы. Подтвердив полное непонимание процессов, произошедших в обществе. Проявив абсолютную оторванность от реалий края. Продемонстрировав деловую неспособность к объективной самооценке. Пренебрегая политическими союзниками (а "Свобода" была движущей силой революционных процессов на Хмельнитчине не только во время этой зимы, но и в течение всего времени президентства Януковича). Отказываясь слышать граждан, которые боролись не за кресла для политиков, а за изменения в стране с привлечением к этим процессам самых широких народных масс. 

…В воскресенье на хмельницком Майдане снова — после длительного затишья — собирают народное вече.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно