Что выбирают, как выбирают

11 мая, 2007, 16:17 Распечатать Выпуск № 18, 11 мая-18 мая 2007г.
Отправить
Отправить

В стране продолжаются выборы. Нет, мы не оговорились, они уже идут. Но выборы эти не имеют ничего общего с правом народа на волеизъявление, закрепленным в Конституции и законодательстве...

В стране продолжаются выборы. Нет, мы не оговорились, они уже идут. Но выборы эти не имеют ничего общего с правом народа на волеизъявление, закрепленным в Конституции и законодательстве. Для подобных выборов не требуются списки кандидатов, реестры избирателей и урны для голосования. Сейчас не выбирают политиков. Сейчас выбирают политики.

И никак не могут выбрать. Ал­горитм поиска единственно верного решения давно изобретен и сформулирован предельно просто — «Не знаешь, как поступить — поступай по закону». Однако требовать от отечественных «мастеров» компромисса строгого соблюдения данного правила — напрасный труд. Неуважение к закону превратилось в норму. Все без исключения ведущие политические игроки приложили к этому руку. Все кому не лень часто и охотно говорят о диктатуре закона и верховенстве права. Что, впрочем, никому до сих пор не мешало поощрять беззаконие и приумножать бесправие.

Давний конфликт толкований естественным образом превратился в войну законов, приобретшую в последние несколько недель весьма причудливые формы. Президентский секретариат, высший законодательный орган и центральный орган исполнительной власти затеяли странное «соцсоревнование»: взаимоисключающие, сомнительные с юридической точки зрения, нормативные акты плодятся с быстротой кроликов. А их авторы со спокойствием удавов доказывают общественности, что именно их законотворческие творения являются истиной в последней инстанции. Стоит ли удивляться одновременному (иногда краткосрочному, иногда продолжительному) существованию двух генпрокуроров, двух глав Центризбиркома, двух председателей Печерского райсуда, двух губернаторов Киев­ской области и даже двух руководителей оргкомитета по проведению Евро-2012? С недавних пор эпидемия «кадрового клонирования» распространилась и на Конституционный суд. Инстанция, призванная лечить болезнь, сама оказалась зараженной.

Не нам судить, инфицирован ли этот орган еще и вирусом коррупции, насколько тяжелые формы приобрела хворь и как именно следует исцелять от недуга. Мы можем лишь предложить ясновельможным эскулапам для начала исцелиться самим. Излечиться от правового нигилизма. Преодо­леть зависимость от политической целесообразности.

Конституционный суд должен был стать единственным арбитром в непрекращающемся споре за полномочия, который не вчера начался, и завтра не закончится. Незави­симо от того, пройдут выборы или нет, независимо от того, кто придет к финишу первым и кто в конечном итоге сформирует коалицию. Все участники затяжного политического состязания сделали все возможное, чтобы лишить самих себя справедливого арбитража. Судьи, которые подбирались не по принципу профессиональной пригодности, а по принципу личной преданности, не могут быть беспристрастными. Судьи, которых авансом развращали материальными благами, не могут быть непредвзятыми. Судьи, от которых требуют решения, не могут быть объективными. К этому составу суда накопилось немало вопросов, и, наверное, не случайно. Но еще больше накопилось вопросов к политикам, которые сообща сформировали такой суд и сообща дискредитировали его в глазах общественности.

Чем закончится история с проведением досрочных выборов, пока до конца не ясно. Но первый, печальный вывод можно сделать уже сегодня. Полуторамесячная драка практически добила остатки уважения к закону, к его исполнителям и создателям. Потребуется немало времени и немало усилий, чтобы это уважение восстановить. Вот только не понятно, есть ли у этих политиков подобное желание.

Недельной давности договоренность между главой государства и руководителем правительства о проведении досрочной парламентской кампании, вопреки скептическим прогнозам, большинством населения поначалу была воспринята положительно. Наверное, граждане просто искренно порадовались тому, что политики, вопреки скептическим оценкам, не разучились находить компромиссы.

Однако анализ событий оптимизма поубавил. Выяснилось, что речь шла о договоренности не между политическими силами, а между двумя лицами. Для подавляющей массы союзников, как Виктора Андреевича, так и Виктора Федоро­вича, сие оказалось неожиданностью. Для многих из числа последних — неожиданностью малоприятной. Что лишний раз подчеркивало, как мало значили для президента и премьера обещания сделать переговорный процесс демократичным и прозрачным. А еще это демонстрировало, сколь мало для обоих значит буква закона. Даже с формальной точки зрения.

Поясним, что имеем в виду. Ющенко издал, мягко говоря, неоднозначный указ, призванный, по его словам защитить Конституцию. Однако объявил, что покорится любому решению Конституцион­ного суда. Янукович отказался исполнять президентский указ до вынесения вердикта КС, что выглядело, с точки зрения права, еще более странно. Но подчеркнутая уважительность к беспрекословному авторитету органа конституционной юрисдикции выглядела красивым оправданием.

Не дождавшись окончания разбирательства, премьер и президент объявили о заключении перемирия и проведении досрочных выборов. Президент практически манкировал своими обязанностями гаранта Конституции, премьер практически отрекся от собственных слов. Аргументация лидеров сводилась к следующему: конфликт — не столько правовой, сколько политический, а потому и выход из него должен иметь политико-правовой характер и находить его необходимо путем поиска компромиссов в ходе переговоров. Выборы были названы единственно возможным путем, уберегающим страну от раскола

Со стороны это выглядело так: два барина собрались и рассудили. Один наплевал на мнение партнеров, обещания избирателям и собственные клятвы. Другой — на обещания партнерам, дух Конституции и собственные указы. И оба — на остатки авторитета КС как конституционного третейского органа.

На смену одной демагогии пришла другая. Если уж стороны признавали, что необходимо искать политическое решение и договариваться независимо от решения Конституционного суда, то что мешало искать и договариваться после этого решения? Каким бы оно ни было. И оба лидера должны были сделать все от них зависящее (а от них, к сожалению, в этом вопросе зависело слишком много), чтобы решение было вынесено и оказалось максимально объективным. Таким образом, противники не только находили компромисс, но и создавали прецедент. Надо было хоть раз поступиться беспринципностью. Но обоих мало интересовали буква закона и дух Конституции. Президент понимал, что не в силах провести через КС устраивающее его решение. Премьер понимал, что решения может и не дождаться. Вот почему два антагониста так дружно наплевали на КС. Вот на чем строился компромисс — на взаимной зависимости, а не на обоюдной отвественности.

Дальнейшее развитие событий показало, что интересы государства и не ставились во главу угла. Склочные переговоры доказали: ворох проблем, раскалывающих страну, стороны с готовностью тащат в будущую поствыборную Украину. В поиске компромиссов два лагеря пока не особо продвинулись.

Первым из которых должно было стать соглашение о принятии нового закона о Конституционном суде и формировании нового состава КС на новых принципах.

Кому верить? И есть ли основания верить в искренность Ющенко, собирающегося укреплять законность с помощью Пискуна и защищать Конституцию с помощью Гавриша? Есть ли основания верить в последовательность Тимошенко, вначале обещающей принять любое решение Конституционного суда, а затем априори отвергающей праведность любого вердикта КС? Есть ли основания верить в законопослушность Януковича, для которого КС вполне очевидно стал сначала местом вложения капитала, а затем разменной монетой в торге с президентом?

Не знаешь, кому верить и во что верить. Верить ли многочисленным заявлениям о возможных покушениях на Ющенко, Януковича, Мороза, Тимошенко, Луценко, Балогу. Что это — правда или пиар-ход? Кто ее распространяет — противники или союзники? Страна погрязла во лжи, в переплетениях которой не могут разобраться даже те, кто ее продуцирует.

Выбор в пользу закона, в пользу открытости, в конечном итоге, в пользу страны так и не был сделан. Пока стороны выбирают между меньшим из зол.

Идти на выборы или нет? Для Януковича, судя по всему, поиск ответа на этот вопрос лежит в банальной прагматической плоскости. Что лучше — уже зажатая в руке кволая синица, которой все время пытаются выщипать перья? Или жирный журавль, но в облаках? Шанс взять на выборах больше заманчив, но трудно расставаться с властью, которая уже есть.

Что для «Регионов» лучше — выборы летом или выборы осенью? В жару проще «накрыть» избиркомы и сделать нужный результат. Но к осени путем несложных социальных манипуляций можно подтянуть рейтинг власти, а заодно и подтянуть рейтинг будущих партнеров по коалиции.

Что лучше для «Нашей Украины» — пытаться договариваться о возможном союзе с «Регионами» уже сейчас или не торопиться, надеясь на возросший рейтинг, чудо и сговорчивость Тимошенко?

Выбор будущего страны они оставляют, как всегда, на потом.

А кого выбирать нам?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК