Украина в Первой мировой: между Сциллой и Харибдой - История - zn.ua

Украина в Первой мировой: между Сциллой и Харибдой

18 июля, 2014, 18:05 Распечатать

Во время Первой мировой войны, безгосударственный, расчлененный украинский народ волею крупных "игроков" — трех европейских монархов — оказался по обе стороны враждующих держав, имевших далекоидущие имперские планы в отношении украинских земель, которые обернулись новым актом трагедии.

"Хто ж так люто кинув на поталу нас?

Хто ж тобі зготовив цей кривавий час?"

Взятые эпиграфом горькие строки из стихотворения П.Тычины "Хто ж це так із тебе насміяться смів?" убедительно объясняют, в какую кровавую бойню попала Украина в годы Первой мировой войны. И сколько страданий выпало на ее долю, какие человеческие жертвы принесла, как страдала от материальных потерь в водовороте вооруженного противостояния. Но в этих строках не найти ответ на вопрос, какие же зловещие силы так надругались над народом с многовековой славной историей, как они безжалостно использовали его для удовлетворения эгоистических интересов, попирая извечную мечту украинцев жить в соборном, независимом государстве, оставили неосуществленным стремление войти как равноправный партнер в европейское и международное пространство...

Поделить
уже разделенный мир

Прошло 100 лет с начала Первой мировой войны. Ее предпосылки формировались задолго до грандиозных вооруженных столкновений. К 1910-м гг. выкристаллизовались два крупных военно-политических блока — Центральные державы (Германия, Австро-Венгрия), к которым в ходе войны присоединились Турция и Болгария, и Антанта (Великобритания, Франция, Россия и другие государства, среди которых бывший союзник Берлина и Вены — Италия). Между этими блоками сложились непримиримые противоречия из-за передела уже разделенного мира, захвата колоний, рынков сбыта товаров и источников дешевого сырья.

Самой острой была борьба за сферы влияния в мировом пространстве между Германией и Россией, Германией и Великобританией, Германией и Францией, Россией и Австро-Венгрией, а также между государствами внутри самих блоков, которые неизбежно приближали всемирную драму. Война была несправедливой, империалистической. 

Толчком к развязыванию международного вооруженного конфликта невиданных до тех пор масштабов стало убийство 28 июня 1914 г. в Сараево, столице Боснии, австрийского престолонаследника Франца-Фердинанда и его жены Софии фон Хохенберг (см.: С.Махун, "Глупость на Балканах", или Как начинаются войны", №27 от 22.07.2011 г.), которое совершил член сербской националистической организации "Млада Босна" Гаврила Принцип. Возмущенная Австрия объявила Сербии войну, на защиту которой 1 августа 1914 г. стала Россия. В тот же день Германия вступила в войну с Россией. Эта дата считается началом Первой мировой войны. С 3 по 6 августа 1914 г. Германия объявила войну Франции и Бельгии, Англия — Германии, Австро-Венгрия — России. До конца 1914 г. война между двумя военно-политическими блоками переросла в мировую. В ее водоворот были втянуты 38 государств мира (34 — на стороне Антанты) из 59 с населением 1,5 млрд человек. В действующую армию были мобилизованы 75,5 млн человек, 10 млн из которых погибли, 20 млн получили ранения. Огромными были потери мирного населения. 

"Украинская карта" в планах больших "картежников"

Ставя целью силой оружия захватить чужие земли, правящие круги и господствующие классы империалистических государств имели свои планы в отношении Украины — как Приднепровья, так и Приднестровья. Большие "картежники" — немецкий кайзер Вильгельм II, австрийский цесарь Франц-Иосиф І, российский царь Николай II — использовали потенциальные возможности украинских территорий в соответствии со своими интересами. 

Правительства государств, начавших войну, учитывали, что Украина находится в самом центре Европы и уже этим может непосредственно влиять на решение важных политических и экономических проблем. Такое геополитическое преимущество безгосударственных украинских земель, которые в результате трех разделов Речи Посполитой вступили в XX век разделенными между Российской и Австро-Венгерской империями, делали их чрезвычайно привлекательными и беззащитными перед посягательствами воюющих государств.

Использование "украинской карты" вписывалось во внешнеполитическую доктрину Берлина, которая основывалась на идее Пангерманского союза и окончательно сформировалась еще в 90-е гг. XIX в. Давние мечты немцев о "мировой политике" перечеркивались могуществом Российской империи, а значит, ее нужно было во что бы то ни стало ослабить экономически, политически и в военном плане. Формой реализации экспансионистской политики Германии в отношении России был план "Дранг нах Остен", предусматривающий захват чужих территорий силой оружия.

Четкие планы кайзера в отношении Поднепровской Украины вписывались в концепцию "политики в отношении окраинных государств", в состав которых кроме нее входили на востоке Польша, Беларусь и прибалтийские губернии Российской империи. Законченный вид концепция приобрела в доктрине "Срединной Европы", ядром которой должны были стать империи Гогенцоллернов и Габсбургов. Авторы новации моделировали будущий мир с Великой Германией в центре Европы с подчиненными ей среднеевропейскими народами, "не способными к созданию государства". Особая роль в этом образовании отводилась Украине, которая должна была стать отправным пунктом для будущих завоеваний Германии.

Уже в начале войны в геополитических планах Германии Украина рассматривалось как независимое государство, оторванное от России, как серьезный противовес ей, как весомое средство борьбы с ее могуществом. В сентябре 1914 г. во время успешного наступления русских на Юго-Западном фронте немецкие эксперты, консультировавшие правительство Второго рейха по вопросам "восточной политики", подготовили для кайзера меморандум, главной идеей которого была поддержка украинской государственной традиции, но в интересах немецкой военной стратегии. Этот пространный программный документ содержал подробное описание истории Украины, в котором говорилось и о Казацком государстве XVII—XVIII в., и о демократическом общинном движении XIX в., и об антиукраинской национальной политике царизма.

По мнению авторов меморандума, независимая Украина ликвидировала бы российскую угрозу для Центральных держав. Предполагалось привнесение из Галичины партизанского движения в Поднепровскую Украину, население которой, как они считали, объединится в борьбе с Россией, вспомнит "Богдана Хмельницкого, великого гетмана, вспомнит Батурин, в прошлом блестящую резиденцию выборных гетманов Украины, которую разрушил Меншиков по приказу Петра I".

Разжиганием шовинистических настроений в немецком обществе занимались Немецкий союз восточных пограничных областей, созданный еще в конце XIX в., и основанный в 1915 г. Немецкий союз свободолюбивых стремлений украинцев "Вільна Україна", который должен был информировать общественность страны о ситуации в Поднепровской Украине и издавать аналитические материалы правительства.

Поднепровская Украина, а это девять губерний с 23,5 млн населения, интересовала руководство Германии не только как дестабилизирующий фактор внутриполитической жизни Российской империи, средство ослабления ее в геополитическом отношении, но и как потенциальный источник получения дешевого продовольственного и минерального сырья. Немецкие эксперты-экономисты считали Украину экономическим сердцем России, отмечая при этом, что Приднепровье, оторванное от нее и введенное в экономическую систему Центральной Европы, могло бы стать одной из богатейших стран мира.

Что касается Российской империи, то она не считала себя колониальным государством. Ее правящие круги настаивали на законности получения ею владений и не хотели считаться с тем, что эти территории были присоединены к ней вследствие агрессивной внешней политики. Активно использовалась доктрина о миротворческой миссии царизма на Балканах и защите интересов славянских народов. Пребывание Поднепровской Украины в составе России пропагандировалось как благо для ее населения.

Чрезвычайно интересным представляется суждение В.Вернадского, который летом 1915 г., находясь на Полтавщине, написал статью "Украинский вопрос и российское общество". Он доказывал, что антиукраинская политика власти приводит в государственной структуре к проявлениям бесправия и своеволия, обидным для украинцев. "Сохранить украинцев как россиян Россия может лишь приняв их со всем национально-культурным лицом как украинцев. Любые промедления с решением этого вопроса углубляют внутренний разлад в государстве, обществе и народе", — предупреждал ученый.

Важным плацдармом антиукраинской деятельности царской власти стали Восточная Галичина, Закарпатская Украина и Буковина, которые признавались лишь в статусе "временно утраченных российских территорий". По этому поводу с манифестом к населению Галичины обратился великий князь Михаил Михайлович. "Братья, — писал он. — Творится Божий суд. Терпеливо, с христианской покорностью, долгие годы страдал русский народ под иностранным игом, ни хитростью, ни преследованиями не удалось сломить в нем надежды на свободу". Правящие круги России враждебно относились к украинскому национальному движению в Галичине, считая его очагом украинского сепаратизма, который поддерживали правительственные круги Австро-Венгрии и который имел тенденцию к распространению на Приднепровье. Для царизма было крайне важно захватить Галичину и покончить с ней как центром национального возрождения.

Конечно, это стремление воссоединить "уярмленную Русь" с Россией отнюдь не поддерживало цесарское правительство. Дунайская империя не только пыталась сохранить в своем составе западноукраинские земли, полученные в результате трех разделов Польши, не только использовала их для усиления своего могущества накануне вооруженного противостояния с агрессивной восточной соседкой, но и вынашивала планы расширить территории за счет Волыни и Подолья.

В общем, напряженные отношения между двумя монархиями в связи с Украиной определялись преимущественно славянофильской шовинистической идеологией, которая получила особый размах накануне и во время "Великой войны". Велась непримиримая борьба за лидерство среди славянских народов, что негативно сказалось на территориальном единстве этнографической Украины. 

На украинские земли претендовали и другие страны Европы. Так, Венгрия хотела сохранить свое влияние в Закарпатье, Румыния стремилась включить Бессарабию и часть Буковины в состав "Великой Румынии". Поляки претендовали на присоединение к будущему независимому Польскому государству всей Галичины как земли "исторической польской".

Патриотизм пророссийский, патриотизм проавстрийский

С началом Первой мировой лидерам оппозиционных сил воюющих государств нужно было определиться с отношением к войне, чтобы не утратить свой авторитет среди однопартийцев и простых граждан. В особенно сложном положении оказались украинские политические партии. Они действовали на этнонациональной территории единой нации, разделенной между двумя империями, и должны были выработать тактику, которая бы отражала интересы украинского народа, а не защищала имперские амбиции чужих государств. К тому же, национальные партии действовали в условиях запрета и преследования со стороны центральной власти и местной администрации. При таких обстоятельствах национальная политическая элита оказалась в двух противоположных лагерях — пророссийском и проавстрийском.

Украинские оппозиционные либерально-демократические и социал-демократические силы Приднепровья пребывали в состоянии растерянности и неопределенности. Воздержаться от демонстрации лояльности российскому царизму означало воскресить образ украинского движения как "австрийской интриги". Решиться на верноподданические заявления надднепрянцам тоже было нелегко. Это означало отречься от принципиальности, авторитета, завоеванного на почве оппозиционности к самодержавию. На созванном заседании совета Товарищества украинских поступовцев (ТУП), объединявшего наиболее активную часть национальной интеллигенции, было решено занять нейтральную позицию.

Ответственность за выработку однозначной позиции взял на себя С.Петлюра. 12 августа 1914 г. в журнале "Украинская жизнь", который ТУП издавал в Москве, он опубликовал статью "Война и украинцы", названную впоследствии декларацией украинства. Апеллируя к политическому разуму, общественному такту и организованной воле нации, тысячами нитей связанной с Россией, автор декларации с одобрением писал о единодушии граждан России в поддержке призыва к обороне государства от "прусских варваров". "Украинцы не поддадутся провокационным влияниям и исполнят свой долг граждан России в это тяжелое время до конца". В то же время Петлюра выражал надежду, что народности империи за проявленный патриотизм смогут рассчитывать на предоставление им "соответствующих прав". Речь шла также о возможности решить украинский вопрос в новой плоскости и о том, что толерантное отношение России к украинцам Австрии будет способствовать объединению всех частей Украины.

Передовую статью в таком же патриотическом тоне опубликовала киевская газета "Рада". Украинцев призвали оборонять Российское государство, поскольку тем самым они защищали собственную землю от жестокого врага. "Ми боронимо наші хати, наші тихії гаї", — такими строками заканчивалась статья, имевшая исключительно оборонительный характер.

Это было на начальном периоде войны. Позже, в 1916 г., ТУП публикует свою декларацию "Наша позиция". В ней поступовцы решили воздержаться от обращений как в поддержку войны, так и против и занять нейтральную позицию. Подчеркивалось, что поступовцы продолжат бороться за "демократическую Украину, гарантированную такой же федерацией равноправных народов, за полное обеспечение национальных ценностей и политических прав украинского народа, за добрые способы его решения..."

Реакция украинцев Галичины на начало войны и вторжение на их территорию российских войск отметилась острым проявлением политической активности и объединением вокруг национальной идеи. Галичан на протяжении нескольких лет готовили к неминуемому столкновению династий Романовых и Габсбургов. Поэтому войну они встретили и как трагическую неизбежность, и как шанс собственными усилиями изменить свою судьбу к лучшему. Стратегия опоры на Австрию в борьбе за украинскую государственность, заложенная в формулу "нового центра славянской гравитации", появившуюся в довоенные годы, могла стать реальностью. Дело было лишь за тем, чтобы найти организационные формы для ее осуществления.

В отличие от надднепрянцев, галичские радикалы, национал- и социал-демократы четко высказали свое отношение к войне и воюющим государствам. 2 августа 1914 г. они образовали во Львове Главную украинскую раду (ГУР, с мая 1915 г. — Общая украинская рада — ОУР), которая должна была защищать и представлять интересы галичских украинцев на международном уровне. 3 августа 1914 г. она издала манифест, в котором призвала галичан единодушно выступить против России, поскольку она является "историческим врагом Украины", а ненасытность царской империи угрожает "национальной жизни, которая нашла защиту в конституционном строе австрийского государства". В заключительной части манифеста была выражена уверенность: "Победа Австро-Венгерской монархии будет нашей победой. И чем больше будет поражение России, тем скорее пробьет час освобождения Украины".

ГУР обратилась к населению с воззванием, в котором объясняла цель организации легиона Украинских сечевых стрельцов (УСС) — все украинцы должны взяться за оружие, чтобы разгромить Россию, освободить Украину и создать из всех украинских земель единое самостийное государство. В воззвании был дан довольно конкретный образ "оторванной от России Украины — со столицей в Киеве, с "Донщиной, Кубанщиной и берегами Черного моря", со своим правительством и избранным всем народом парламентом. Эмоциональный призыв имел большой общественный резонанс. В течение двух недель на сборные пункты явилось около 30 тыс. добровольцев, не подлежащих обязательной мобилизации. Галичане откликнулись на призыв помочь сечевым стрельцам взносами на оружие и санитарную службу, обработкой полей тех, кто пойдет в войско. Такой всеобщий патриотизм обеспокоил австрийскую власть, которая дала разрешение лишь на 2,5-тысячный легион. Это возмутило добровольцев. Скоро стрелецкие сотни уже воевали на карпатских перевалах.

4 августа 1914 г. по инициативе политэмигрантов из Украины, в частности Д.Донцова, В.Дорошенко, А.Жука, М.Железняка, М.Меленевского, О.Скорописа-Йолтуховского, во Львове был создан Союз Освобождения Украины (СОУ). Первой политической акцией союза было написание Д.Донцовым обращения "К украинскому народу в России", в котором виновницей войны признавалась лишь Россия, а австрийское войско таким, которое принесет украинцам свободу и волю. В обращении "К общественному мнению Европы" авторы подчеркивали, что украинское дело является одновременно и делом европейской демократии.

В начале октября 1914 г. СОУ опубликовал свою платформу, в которой доказывал, что украинцы "голосно і рішуче підносять свої неоспоримі права на національну самостійність", а "реалізацію своїх національно-політичних і економічних стремлінь в даний момент зв'язують з розбиттям Росії у війні". Самостийная Украина должна была стать конституционной монархией под протекторатом Австрии с демократическим строем, однопалатной системой законодательства, гражданскими, религиозными и языковыми свободами для всех национальностей и вероисповеданий, с самостоятельной украинской церковью.

Однако ожидания союза, как и в целом галичан, серьезной поддержки идеи украинской государственности со стороны Центральных держав не оправдались. Австрийское правительство могло удовлетворить их второстепенные требования, но украинскому вопросу в своих стратегических планах серьезного значения не придавало. 5 ноября 1916 г. правительства Австро-Венгрии и Германии провозгласили восстановление в будущем самостоятельного Польского королевства, которое бы состояло из польских земель России. Галичина получила полную автономию, но без разделения на восточную (украинскую) и западную (польскую) части. Фактически это означало, что западные украинцы подпадали под полную власть поляков. В знак протеста члены Украинской парламентской репрезентации 7 ноября 1916 г. заявили, что украинский народ никогда не признает обособления Галичины и отхода ее под польское господство и никогда не отречется от права автономии, образования отдельного коронного края в пределах Австрии. 8 ноября 1916 г. ОУР сложила свои полномочия и объявила о самороспуске.

Преследования, репрессии, уничтожение украинцев

"Великая война" неизменно проходила на территории Украины. Из-за этого украинство втягивалось в водоворот военных баталий на землях, входивших в состав как Австро-Венгрии, так и России. В частности, галичские земли превратились в огромный плацдарм, на котором в 1914—1917 гг. проводились изнурительные военные операции. При этом украинцы были вынуждены воевать друг против друга в армиях обеих империй, игнорировавших их национальные интересы. Приднепровье дало российской армии 3,5 млн солдат, а из западных областей в австрийское войско были мобилизованы 250 тыс. человек.

С началом военных действий в Австро-Венгрии развернулись репрессии против украинцев. Их преследовали по принципу преданности монархии, при малейшем подозрении в русофильстве арестовывали, высылали, а то и расстреливали. Тысячи человек, считавшихся неблагонадежными, отправляли в специальные лагеря Австрии, где их без суда и следствия держали в ужасных условиях. Самым жестоким был режим в лагере Талергоф в Штирии, где только от тифа умерло больше тысячи человек. По неполным данным, свыше 30 тыс. гражданских украинцев, в том числе людей преклонного возраста и женщин, были расстреляны и повешены. Столько же украинских заключенных погибло в австрийских концлагерях.

Царское правительство уже в первые дни войны начало на Приднепровье широкомасштабные антиукраинские акции для подавления национально-освободительного движения, считая его "сепаратизмом" и "мазепинством". С января 1915 г. возобновлялось действие Эмского указа 1876 г. Острие преследований направили против "Просвіти". В Киеве был прекращен выпуск газет "Рада", "Дзвін", "Україна", "Рідний край", месячников "Літературно-науковий вісник" и "Український дім", популярного еженедельника "Село". Единственным исключением стал "Рідний край", который должен был перейти на русское правописание. Полностью истребили украинскую прессу и на территории Галичины, где продолжали выходить лишь москвофильские "Галичанам" и "Прикарпатська Русь". Многие украинские политические и культурные деятели оказались в ссылке. По возвращении в 1914 г. из Австро-Венгрии в Киев арестовали и выслали сначала в Симбирск, а затем в Казань М.Грушевского. В 1916 г. его перевели в Москву под гласный надзор полиции, где он находился до марта 1917 г., а потом приехал в Киев.

Успехи российских войск в Галичской операции осенью 1914 г. создали почву для репрессий и преследования "мазепинцев" и на западноукраинских землях. Из оккупированных территорий царское правительство образовало Галицко-Волынское губернаторство во главе с черносотенцем Г.Бобринским. "Восточная Галиция и Лемковщина, — заявил он, — испокон веков коронная часть единой великой Руси; в этих землях коренное население всегда было русским, устройство их из-за этого должно быть основано на русских началах. Я буду вводить здесь русский язык, закон и устройство".

Вместе с российскими войсками в оккупированную Галичину вернулись москвофилы, которые накануне войны массово выезжали на Приднепровье. Организованный ими "Карпато-Русский освободительный комитет" призвал галичан встречать российскую армию с церковными процессиями как освободительницу, а мобилизованных в австрийскую армию дезертировать и переходить на сторону россиян. Москвофилы подготовили брошюру "Современная Галичина. Этнографическое и политическое состояние ее в связи с национально-общественными настроениями", которая должна была научить "освободителей" отличать "русский элемент" от украинофильства, предавшего "исконно русские начала". Для включения западноукраинских земель в государственную структуру империи генерал-губернаторство поделили на четыре губернии — Львовскую, Перемышльскую, Тернопольскую и Черновицкую. Их возглавили российские чиновники, которым ревностно помогали москвофилы.

Чтобы искоренить национальное сознание, местные особенности и обычаи украинского населения при генерал-губернаторстве начал действовать карательный орган — жандармское отделение, наладившее систему слежки и преследования общественных деятелей. В течение нескольких месяцев жандармы провели около 1000 обысков и 1200 арестов. Более 500 человек сослали в отдаленные районы России. Только через киевские тюрьмы на восток империи вывезли более 12 тыс. человек.

Жестоким репрессиям подверглась греко-католическая церковь. Российская администрация ссылала священнослужителей в Сибирь. 19 сентября 1914 г. арестовали и отправили в Курск, а затем — в монастырскую тюрьму в Суздале митрополита Андрея Шептицкого, откуда он был освобожден с началом революции в 1917 г. Одновременно усиливались позиции православия. К марту 1915 г. в Галичине открыли 33 церковноприходских школы. На греко-католические приходы, покинутые униатскими священниками, назначали православных настоятелей, которые силой обращали местное население в православие.

Царская власть торжествовала, не уставая повторять, что Галичина "навеки соединилась с Россией". В начале апреля 1915 г. Николай II прибыл во Львов, чтобы лично осмотреть новые владения. Побывал в Перемышле. Но 18 апреля 1915 г. началось наступление немецко-австрийских войск между Горлицей и Тарновым, и ход войны повернулся не в пользу россиян. В июле 1915-го вся Галичина и значительная часть Волыни оказались в руках немцев.

Трагедией обернулось для украинцев отступление русских. Они беспощадно разрушали и опустошали западноукраинские земли, массово изгоняли и вывозили население в отдаленные районы империи. Были ограблены многие украинские учреждения культуры, в частности Научное общество имени Шевченко, вывезены уникальные вещи из библиотеки и музея Народного дома во Львове, арестованы многие украинские деятели, взято 700 заложников.

В ужасном положении оказалось еврейское население Галичины, подвергшееся тотальной депортации. Разрушались традиционные общинные структуры. Местное еврейство изгоняли из собственных домов, лишали элементарных условий для жизни, обрекая на голодную смерть. Кровавые еврейские погромы, разрушения синагог и других культовых сооружений, попрание национального достоинства, показательные массовые казни привели к тому, что многие местечки Галичины и Буковины обезлюдели. В 1918 г. была опубликована "Черная книга" российского еврейства", из которой мировая общественность узнала об ужасной трагедии почти миллиона галичских евреев.

Возвращение австрийской власти в Галичину и Буковину не обеспечило нормальной жизни местному населению. Украинцев обвинили, как и в начале военных операций на этой территории, в шпионаже в пользу российской армии, расстреливали и вешали ни в чем не повинных людей. Сто тысяч перешедших в православие были вынуждены вместе с российскими солдатами отойти из Галичины и Буковины в Поднепровскую Украину, где их ожидала нелегкая жизнь беженцев.

В мае 1916 г. российские войска Юго-Западного фронта под командованием генерала А.Брусилова нанесли австрийской армии тяжелые удары и снова заняли Галичину и Буковину, а в середине августа того же года подошли к карпатским перевалам. На занятой территории было восстановлено Галицко-Волынское генерал-губернаторство во главе с А.Треповым, которое должно было выполнять те же функции, что и предыдущая российская администрация. Оценивая трагическую обстановку, в которой оказался украинский народ, С.Ефремов констатировал, что "украинству пришел, казалось, последний час".

Низы не хотят, верхи
не могут так жить дальше

В условиях войны первоочередной задачей экономики России было удовлетворение потребностей фронта, обеспечение армии оружием, продовольствием, обмундированием и т.п. Но уже в конце 1915 г. стало очевидно, что экономика страны не выдержит такого напряжения. Началась разруха. Чтобы предотвратить разрушение хотя бы военной сферы, правительство ввело милитаризацию производства. Но война затянулась, и в экономике проявились явные диспропорции и разбалансированность.

Вся нагрузка военных нужд легла на самые развитые регионы государства, в частности Украину, на западе которой война велась с первого ее дня. Она захватила в свои ненасытные объятия все лучшее, что производила нация, прежде всего человеческие ресурсы. В результате первой мобилизации было изъято около 30% общего количества квалифицированных рабочих из горнорудной промышленности Украины. Сельская местность потеряла более 30% мужских рабочих рук. Крестьяне выполняли окопные и дорожные повинности.

За годы войны резко ухудшилась работа железнодорожного транспорта. Не хватало подвижного состава для обеспечения фронта. На железнодорожных станциях страны скапливались тысячи вагонов неперевезенных грузов. Промышленные предприятия, выполнявшие военные заказы, несвоевременно получали уголь, металл, нефть. Из-за упадка транспортной отрасли отдельные экономические районы были буквально изолированы друг от друга.

В сельском хозяйстве Украины снижалась урожайность зерновых культур, сокращались посевные площади, уменьшался сбор зерна. Спекуляция зерном приобрела невиданные масштабы. На селе не хватало рабочей силы, коней, инвентаря. Из продажи исчезли топоры, лопаты, серпы, косы, пилы. Вместо спичек в селах были огнива, вместо мануфактуры — домотканое полотно. Все свидетельствовало о том, что в стране назревал продовольственный кризис. Для его преодоления правительство ввело жесткие цены на продовольствие, карточную систему и разверстку на хлеб по губерниям. До конца 1916 г. ее планировалось довести до каждого крестьянского двора. Однако попытка использовать хлебную разверстку для улучшения экономического положения в стране оказалась неудачной и была прекращена февральской революцией.

Бремя войны, которую самодержавие развязало ради удовлетворения своих амбиций, легло на плечи людей труда, поэтому усиливалось общее недовольство в обществе. Возросла эксплуатация рабочего класса. На многих предприятиях, особенно тех, которые обеспечивали нужды армии, длительность рабочего дня увеличивалась до 15–16 часов. Росло количество несчастных случаев и увечий, ухудшались жизненные условия рабочих семей, не было налажено медицинское обслуживание. Уменьшение заработной платы в условиях продовольственного кризиса сопровождалось ростом цен на пищевые продукты.

Такая ситуация толкала рабочий класс на забастовочную борьбу за свои права, начавшую набирать обороты с весны 1915 г. В Украине наиболее активно участвовали в забастовках шахтеры и металлурги. Количество участников на одну забастовку в 1916 г. превышало уровень революционного 1905 г. в три с половиной раза.

Повышение налогов и введение разверстки вызвало недовольство крестьян, усиливавшееся из-за эксплуатации помещиками. Так что крестьянское движение в целом было направлено преимущественно против них, но вместе с тем — и против просто зажиточных крестьян. Снова запылали имения, экономии, усадьбы. Всего с августа 1914 г. до конца 1916-го в Украине произошло более 160 крестьянских волнений. 

Война стала катализатором революционных волнений в действующей армии. Солдаты были недовольны недопоставками оружия, плохим питанием, бездарностью генералитета, поражениями и т.п. Они дезертировали с фронта, отказывались выступать на боевые позиции, убивали ненавистных офицеров, сдавались в плен, братались с солдатами противника. По свидетельству главнокомандующего Юго-Западным фронтом генерала А.Брусилова, "...к февралю 1917 г. вся армия — на одном фронте больше, на другом меньше — была подготовлена к революции".

Революционную ситуацию усугублял и кризис верхов. Необходимость свержения царизма, который был неспособен адекватно реагировать на вызовы времени, ощущалась даже в умеренных буржуазных кругах. Если в начале войны либеральная буржуазия призвала к единению царя с народом, то через год оппозиционеры-кадеты уже требовали изменить "сам дух власти", создать "ответственное министерство", а потом — "правительство доверия". Тем самым Николаю II предоставлялся шанс ограничиться формальными изменениями вместо проведения конституционной реформы. Свое мнение по этому поводу высказал А.Керенский, который заявил, что царь "не в силах ни помириться со страной, ни довести войну до конца". Призывая "свергнуть Нико-лая II", он доказывал, что дворцовый переворот откроет, наконец, свободную арену для борьбы или соревнования партий.

 

P.S. Во время Первой мировой войны, безгосударственный, расчлененный украинский народ волею крупных "игроков" — трех европейских монархов — оказался по обе стороны враждующих держав, имевших далекоидущие имперские планы в отношении украинских земель, которые обернулись новым актом трагедии. Украина стала плацдармом невиданных военных побоищ, огромных человеческих жертв, ареной истощения потенциальных экономических возможностей и массового обнищания.

Кровавая игра политиков разбросала солдат-украинцев по окопам враждующих армий. Под грохот артиллерийской канонады они убивали друг друга, теряя ориентиры, разделявшие братьев и врагов в среде одной нации. В обеих империях украинская политическая элита была вынуждена заявить о своей преданности монархическим режимам, призвать к этому простых граждан, воспитывать в них патриотизм австрийский или российский и ожидать от властных структур провозглашения государственности, возможности самим распоряжаться своей судьбой. Однако национально ориентированная украинская интеллигенция не смогла выработать единой оптимальной модели послевоенного развития государства. Ее усилия оказались слишком разными: от автономизма до самостийництва.

Всемирная "первичная катастрофа" XX в. создала условия для донесения содержания украинского вопроса до европейского политического сознания. Интерес к нему был связан с существованием крупнейших в Европе угнетательских империй и приобретал международный характер. От его положительного решения зависело будущее не только украинцев, но и тех монархий, которым принадлежала их территория. Известный чешский публицист Карел Гавличек подчеркивал: "Украина — это постоянное проклятие, которое сами над собой провозгласили ее угнетатели. Так им мстит угнетенная Украина... Пока не будет исправлена несправедливость, причиненная украинцам, до тех пор невозможно действительно международное спокойствие".

Обе империи, которые война истощила и поставила на грань развала, стояли на пороге новых мощных революционных потрясений, которые они могли бы предотвратить. Украинскому народу под предводительством своих политических лидеров была предоставлена возможность доказать, что у него есть силы и вдохновение реализовать свое историческое право иметь собственное государство...

 

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно