ЕВРОПА ДВУХ СКОРОСТЕЙ

23 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 16, 23 апреля-29 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

Первое мая — день, к которому трудно шли, — уже на пороге. Но это не значит, что тема расширения Европейского Союза будет исчерпана...

Первое мая — день, к которому трудно шли, — уже на пороге. Но это не значит, что тема расширения Европейского Союза будет исчерпана. Ведь в конце нынешнего десятилетия в него должно вступить большинство балканских государств. Членство в ЕС Турции тоже становится все более вероятным. Правда, скептики считают: если это произойдет, то в ЕС следует принимать и Украину с Беларусью. Они правы: по нормативам ЕС, право на членство в Союзе имеет каждое европейское государство. Но уже нынешний этап расширения свидетельствует, что его инициаторам однозначно придется сбавить обороты. Иначе Союз может превратиться в неповоротливую сложноуправляемую политическую и экономическую структуру.

Рядовые граждане еврозоны, беспокоившиеся в начале изменений в Европе о судьбе стран, в которых правила диктатура, теперь настороженно относятся к будущему расширению. Чем ближе этот день, тем заметнее различия между старыми и новыми членами. Впрочем, и те, и другие обеспокоены в одинаковой степени. Новые — тем, что перенять социальные стандарты и экономическое могущество нынешних государств — членов ЕС без серьезных потерь вряд ли удастся. А Запад опасается не только наплыва мигрантов, но и того, что восточные страны с их низкими налогами и зарплатами «будут переманивать» предприятия, а соответственно, и рабочие места. Политики и представители профсоюзов в связи с этим говорят о несправедливой конкуренции, а кто-то даже требует установить минимальный уровень налогов для новичков. Однако последние вряд ли пожелают остаться без своих едва ли не самых важных преимуществ. Да и старые члены ЕС не заинтересованы в том, чтобы искусственно удерживать новичков бедными и зависящими от доплат. А как это будет выглядеть уже через несколько дней?

Первого мая к 15 государствам Европейского Союза присоединятся десять новых членов: Чешская Республика, Эстония, Кипр, Латвия, Литва, Венгрия, Мальта, Польша, Словения и Словакия. В 2007 году к ним добавятся Болгария и Румыния. В еврозоне будет проживать 450 млн. граждан (с Болгарией и Румынией — 480 млн.), говорящих на 21 языке.

Хотя Европейский Союз по территории вдвое меньше, чем США, в нем будет жить на 170 млн. человек больше. Поэтому объединенная Европа превращается в крупнейший рынок в мире. До сих пор торговой суперсилой были США. Но хотя Америка и сильнее экономически, ее экспорт после расширения ЕС будет ниже европейского.

ЕС плюс 10: кому выгода,
где чей проигрыш...

Прежде всего этот «клуб 25» изначально не будет клубом равных. Старые члены установили для новых семилетний переходный период. В течение этого времени они сами будут решать, пускать ли на свои рынки труда иммигрантов и предоставлять ли им свободы, социальные услуги и гарантии, которые имеют сами. До сих пор лишь Ирландия решилась предложить их новым «еврогражданам». Великобритания не собирается этого делать вообще, а Германия и Австрия не только установили переходный семилетний период, но и настаивают на дополнительных ограничениях для восточноевропейских строителей и уборщиц.

Старые члены Союза, опасаясь наплыва мигрантов, не позволили новым присоединиться к Шенгенскому соглашению. Для последних это означает, что без визы передвигаться по странам ЕС они не смогут.

Но если новым гражданам еврозоны отказано в свободном перемещении, а следовательно, и в свободном выборе места работы, то капитал может вкладывать инвестиции, куда пожелает. Многие крупные концерны и фирмы, в частности немецкие, намерены перебазировать свои производства в Восточную Европу с ее дешевой рабочей силой, низкими налогами и не такими высокими, как в западных странах, стандартами безопасности труда и охраны окружающей среды.

Расширение ЕС, по данным Европейской комиссии, будет способствовать росту западной экономики в среднем до двух процентов. В частности, немецкой — на 1,5% уже в нынешнем году и на 1,8% — в следующем. Примерно такие же прогнозы и для экономики Италии, Нидерландов, Португалии. Многие специалисты объясняют возможный рост экономики также миграцией капитала в страны Восточной Европы.

Например, в Польше, Чешской Республике и Венгрии только на немецких предприятиях работает 350 тыс. граждан этих стран. Так, у фирмы «Сименс» там 95 филиалов, где занято 25 тыс. работников. «Сименс», инвестировав средства в новые технологии, обеспечила там такое же высокое качество продукции, как в ФРГ, и получила намного более высокую прибыль, чем на Западе при несравнимо более низких зарплатах: затраты на одного работника на «Сименсе» в Германии в восемь—десять раз выше, чем в странах Восточной Европы.

«Фольксваген», который в свое время приобрел чешскую «Шкоду», выпускает автомобили этой марки для европейского рынка с прибылью, втрое превышающую ту, которую концерн при одинаковых условиях труда получал бы дома. Немецкая торговая палата обнародовала следующие данные: при одинаково высоком качестве затраты на производство в отрасли машиностроения в Польше на 20% ниже, чем в ФРГ. Поэтому крупные концерны — индустриальные и финансовые — могут считать ЕС выразителем своих интересов.

Специалисты, особенно теоретики, предполагают, что таким образом будет создаваться благоприятный климат для конкуренции, являющейся двигателем прогресса для членов ЕС. Здесь мнения новых и старых членов не совпадают. Старые считают такое оздоровление конкуренции несправедливым. Кроме того, оно приведет к сокращению количества рабочих мест. Представители профсоюзов упрекают будущих восточных сограждан, что они с готовностью позволят себя эксплуатировать, поскольку западные и восточные стандарты до сих пор отличаются, и требуют введения равных для всех условий конкуренции.

Следует отметить, что достичь этого будет непросто, поскольку, например, при 48-часовой рабочей неделе (в ФРГ — 38—40 ч., в других странах ЕС — 40—42 ч.) зарплата в государствах — новых членах ЕС составляет 13% от немецких зарплат, а налог на прибыль — до 19% (в ФРГ — 40%). Между тем ФРГ делает наибольший вклад в казну ЕС, поддерживая экономики более слабых стран. Если ситуация не изменится, немецкая экономика сама себе выроет могилу.

Впрочем, Европейская комиссия провела собственные исследования и уверяет, что опасности для старых членов сообщества нет, поскольку, по ее прогнозам, уже в первый после расширения год рост экономики западных стран составит почти 2%. И не нужно забывать об еще одном значительном преимуществе — открытии новых рынков производства и сбыта продукции.

Так что Запад напрасно волнуется: в целом ему не угрожают негативные последствия расширения Европейского Союза. Но они неминуемы для восточноевропейских стран — новых членов ЕС. То, что для западных предприятий будет называться «созданием благоприятного климата для конкуренции», для их восточных партнеров будет означать урезание государственных социальных затрат и закрытие нерентабельных производств. Для больших масс населения это обернется бедностью, а для многих предприятий — катастрофой.

Скажем, специалисты прогнозируют, что в Польше после вступления в ЕС из 2 млн. аграрных хозяйств останется 100 тыс. Даже несмотря на то, что эта страна будет получать от сообщества 40% помощи на развитие аграрного сектора. Но она, как свидетельствует опыт, попадает к крупным и богатым концернам, которые обещают применять новейшие технологии и современную технику. Маленькие хозяйства обречены на разорение. Поскольку, помимо прочего, они вряд ли выдержат конкуренцию с дешевым западным импортом, который немедленно заполонит польский рынок.

Но не менее неприятные изменения ожидаются и в польской тяжелой индустрии, энергетическом и добывающем секторах с их устаревшими техникой и технологиями. Уже сейчас Европейская комиссия требует закрытия многих из них. Со всеми вытекающими из этого последствиями, в частности с потерей сотен тысяч рабочих мест.

С подобными проблемами сталкиваются и остальные новые члены ЕС: доля безработицы у них высокая, а производительность труда и стандарты жизни низкие. В то же время, по прогнозам Европейской комиссии, после расширения уже в нынешнем году экономика стран — новых членов ЕС будет расти вдвое быстрее, чем у западных соседей. Уже в 2004 году рост достигнет 4%. Брюссель, впрочем, напоминает об угрозе инфляции и высоком дефиците бюджета, который уже в следующем году может стать проблемой, ведь Пакт стабильности допускает его увеличение лишь до отметки 3%.

Сторонники расширения ЕС на Восток в качестве положительного аргумента приводят пример расширения Союза на юг. Или пример Ирландии, где благосостояние населения в результате присоединения повысилось. Но вступление в ЕС восточных соседей происходит в иных условиях — на фоне увеличивающейся безработицы и спада экономики. Вряд ли смогут предотвратить это и финансовые вливания. 40 млрд. евро в год — это капля в море, если сравнить, например, с инвестициями правительства ФРГ в свои восточные земли — 1,2 трлн. евро за весь период, которые до сих пор не улучшили состояние экономики.

Новички, к вступлению готовы?

Вопрос, конечно, очень интересный, как говорил когда-то известный сатирик-юморист. Специалисты и аналитики отвечают на него, исходя из показателей выполнения условий Маастрихтских соглашений. Выполнить их удалось лишь трем странам-кандидатам — Эстонии, Чешской Республике и Словении. И почти достигла их уровня Литва. Дефицит бюджета этих стран составляет менее 3%.

Авторитетный европейский банк ДЕКА оценивает готовность новичков к вступлению в ЕС по показателям, включающим 100 пунктов. Эстония, Чехия и Словения набрали по 80 пунктов, что считается вполне приемлемым для вступления в ЕС, поскольку, например, Греция более высоких показателей не достигла до сих пор. Большие проблемы стоят перед Польшей, Венгрией, Словакией, где спад экономики продолжается и радикальное улучшение, даже несмотря на огромное желание, здесь в ближайшее время не ожидается.

В то же время сами будущие члены ЕС изо всех сил пытаются достичь критериев, по которым они уже в скором времени будут строить и экономику, и благосостояние. Если после падения «железного занавеса» восточноевропейские страны старались перенять немецкую модель социального хозяйствования, в частности и налогообложения, то со временем они начали отказываться от нее, как от слишком сложной и неповоротливой, внедряя собственную, которая стала примером для подражания в других странах. Понимая, что финансовых вливаний зарубежных партнеров для развития недостаточно, они пытаются создать для них привлекательный инвестиционный климат, радикально реформировав прежде всего налоговую систему.

Западные экономисты считают, что восточноевропейские кандидаты осуществили революцию в этой сфере, установив фиксированную ставку налога на прибыль. В разных странах она выше или ниже, но не превышает 19%, то есть прогрессивная шкала не действует. А, скажем, в Эстонии предприниматели не платят налоги до тех пор, пока вкладывают полученную прибыль в развитие производства. В западных странах налоговая ставка повышается в зависимости от роста прибылей. В Германии, например, она достигает 40%.

Немцы пока без особых успехов требуют от Европейской комиссии изменить налогообложение в странах-новичках ЕС, предлагая сделать его не менее 20%. Они считают законодательство о налогообложении в странах-кандидатах демпинговым. Оставить его таким, по мнению правительства ФРГ, было бы несправедливо, ведь старые члены ЕС субвестируют новых. Но некоторые другие западные страны сразу отреагировали на изменения в налоговом законодательстве восточных соседей: чтобы обезопасить себя от миграции собственного капитала на Восток и сохранить рабочие места, они (в частности Бельгия, Ирландия, а в следующем году и Австрия) уменьшают налоговое давление и на предпринимателей, и на физические лица.

Впрочем, вступление в ЕС — только начало работы по воплощению в жизнь условий Маастрихтских соглашений. Такой путь прошли и другие страны со слабыми экономиками, например Ирландия, Греция, Португалия и Испания, в которых сейчас наблюдается рост. К тому же, будущие новые члены не лишены и амбиций: они считают, что в состоянии преодолеть трудности, интегрировавшись в клуб государств еврозоны. Так, Эстония, которая готова к этому в наибольшей степени, стремится как можно скорее перейти на европейскую валюту. По крайней мере, об этом неоднократно заявлял президент эстонского центробанка. Да и остальные балтийские страны уже привели свои финансовые системы в соответствие с требованиями, предъявляемыми при вступлении в ЕС.

Не только страны-новички, но и некоторые западные наблюдатели считают: ничто не помешает введению евро в десятке новых членов ЕС в 2007 году, как это и запланировано. В то же время многие экономисты выражают обеспокоенность, предупреждая о слишком разном уровне экономического развития в восточных и западных странах. Это затормозит осуществление единой финансовой политики, а правительства и эмиссионные банки будут не в состоянии свободно ориентировать экономическую политику на потребности собственных стран. Эксперты Европейского центрального банка считают, что оптимальным является курс на конвергенцию и поэтапное преодоление экономических противоречий.

Поспешное введение евро может отрицательно сказаться прежде всего на экономике стран-новичков. В частности, в сфере стабилизации финансов и приведения их в соответствие с условиями Маастрихтских соглашений. К тому же, чтобы войти в валютный союз, недостаточно лишь выполнять их критерии: следует ввести западные стандарты уровня производительности труда и доходов на душу населения. Специалисты американского инвестиционного банка Merrill Lynch также сомневаются в быстром введении евро в таких странах, как Польша, Чехия, Венгрия, считая, что это может произойти даже не в 2007-м, а в 2009-м или даже в 2010 году.

Но, несмотря на трезвые призывы и то, что официальное принятие новых членов в ЕС еще не состоялось, сами они уже давно работают над вопросом вступления в валютный союз. В пересчете на единую европейскую валюту в странах, вступающих в ЕС, в обороте находится 35—40 млрд. евро. И хотя это всего два процента от суммы, имеющейся в еврозоне сейчас, но для стран-новичков введение единой европейской валюты значительно важнее, чем вступление в ЕС. Ведь с евро они связывают надежды на рост и экономики, и благосостояния.

Основания для этого есть: экономика восточноевропейских новичков уже интегрирована в европейскую, а торговые контакты давно связывают их как друг с другом, так и со старыми членами Союза. Между тем в пограничных городах Восточной Европы, где есть товары на любой вкус, а цены намного ниже, чем на Западе, за них уже давно рассчитываются только в евро...

«Круг друзей»

Это словосочетание в качестве стратегии нового партнерства для будущих соседей ЕС впервые употребил председатель Европейской комиссии Романо Проди. Действительно, «круг друзей» должен стать тройным кругом защиты.

Прежде всего речь идет о стремлении богатой Центральной Европы обезопасить себя от потока мигрантов из бедных стран. Хотя Европейская комиссия уверяет, что опасности для старых членов нет: о намерении перебраться на Запад заявил только 1% опрошенных в восточноевропейских странах. Но на Запад будут мигрировать образованные, перспективные молодые граждане, не обремененные семьями. Польша, например, обеспокоена миграцией врачей и медсестер, которых уже не хватает в ее больницах. Поэтому Восточная Европа может потерять высококлассных специалистов.

Кроме того, западные страны с их низкой рождаемостью таким образом в определенной степени смогут разрешить демографическую проблему. Впрочем, слишком большой поток приезжих им не угрожает. Как утверждают, например, специалисты Берлинского института экономических исследований, даже при полном открытии немецкого рынка сюда будет прибывать максимум 220 тыс. человек в год, а это для страны с 80-миллионным населением не так уж и много. К тому же, по их прогнозам, миграция будет способствовать росту валового внутреннего продукта. Однако, несмотря на такие преимущества, западные страны ведут переговоры с восточными о том, чтобы они подписали соглашение о реадмиссии, то есть о возвращении нелегалов.

Сейчас старые члены торопятся расширить пространство прежде всего собственного экономического благосостояния. Добиться этого будет непросто, но, учитывая различие в доходах граждан ЕС и его соседей, это задача не такого уж и далекого будущего. Третий круг должен стать защитой от угрозы терроризма и транспограничной преступности. В связи с этим новое значение приобретают отношения с североафриканскими государствами, которых до сих пор рассматривали, скорее, как соседей второго класса.

С одной стороны, ЕС принимает страны, близкие ему с политической, экономической, культурной или исторической точки зрения. С другой — создается граница, за которой начинается бедный мир. Но бедные соседи — серьезный фактор риска. Если люди будут жить в достойных условиях и видеть перспективы дома, то они не будут оставлять родные стены. Члены «клуба 25» в случае необходимости снисходительно соглашаются, что остальным европейским странам нельзя просто отказать в перспективах вступления в ЕС, поэтому они ищут «новые возможности для сотрудничества».

Скажем, чтобы совместно бороться с терроризмом или транспограничной преступностью, развивающейся значительно быстрее, чем добрососедские отношения. Сейчас у полиции появилась новая головная боль — международная автомафия. Зарубежные угонщики автомобилей становятся все более изобретательными, они экипированы электронными устройствами. К примеру, в Германии раскрыта уже не одна попытка похищения авто 14-летними ребятами — гражданами стран Восточной Европы. Поскольку они несовершеннолетние, то полиции не остается ничего иного, как за собственные средства отправлять их домой.

Растет количество преступлений, связанных с торговлей наркотиками, которые завозятся со стороны восточных соседей. И то, что уже даже не удивляет, — торговля живым товаром. Поэтому, скажем, Германия, которая слишком уж привлекательна для «предпринимателей» подобного сорта, требует ввести стандарты усиленного контроля на новых границах ЕС. В то же время правительство ФРГ не заявило о программах их поддержки и защиты. Очевидно, об этом должны заботиться новые члены ЕС.

Впрочем, эти проблемы несравнимы с другими. Как известно, Евросоюз, который вскоре станет крупнейшим мировым рынком и чьи условия никто не сможет игнорировать, фактически объявил торговую войну США, введя против них санкции. Кстати, одобренные Всемирной торговой организацией. Они стали ответом ЕС на несогласие США отменить антидемпинговый акт 1916 года, предоставлявший собственным экспортерам более выгодные условия, чем те, в которых находились европейские компании, поставлявшие продукцию на американский рынок.

Суть в том, что американские экспортные законы дают довольно серьезные льготы собственным крупным экспортерам. Антидемпинговый акт 1916 года был призван защищать американских производителей от конкурентной борьбы после Первой мировой войны. Хотя он и считался устаревшим, но позволял американским компаниям достаточно дозированно допускать европейских конкурентов на свой рынок. Их присутствие жестко регулируется введением дополнительных сборов. В случае конфликтов американские суды, руководствуясь американскими законами, всегда становятся на сторону «своих». Один из последних примеров — введение США повышенной пошлины на импортную сталь, в том числе и производства стран — членов ЕС. Отменить ее удалось только после вмешательства ВТО.

Европейская комиссия неоднократно, но безуспешно пыталась убедить США привести свое законодательство в соответствие с европейским. Но сделать это не удалось. Поэтому, заручившись поддержкой ВТО, Союз ввел санкции против компаний США. Был составлен список из 95 категорий американских товаров, на которые вводится пошлина до 100%. В него вошли практически все товары, поставляемые США на мировой рынок: от апельсинов до атомных реакторов. ЕС прекратит повышать пошлины только тогда, когда убытки от их введения составят для США 666 млн. долларов. Аналитики признают, что санкции могут стать самым масштабным прессингом на американскую экономику за всю историю существования ВТО.

Но США довольно спокойно восприняли введение санкций. Да и нервничать заокеанским компаниям особо нечего: американцы занимают доминирующие позиции на мировых рынках и им не обязательно пользоваться услугами именно европейских компаний.

В том, что последуют ответные меры, можно не сомневаться. Об этом, в частности, свидетельствует недавний частичный отказ американской компании United Parsel Servise (UPS) от покупки европейских самолетов Airbus на сумму 1,6 млрд. долл. Это серьезный удар для концерна, являющегося для стран Евросоюза главным производителем авиатранспорта. Остается лишь гадать, каким еще европейским компаниям будет отказано в получении американских заказов...

Между тем на днях немецкие газеты опубликовали интервью с комиссаром ЕС по вопросам расширения на восток Гюнтером Фергойгеном. Он поделился собственным видением того, что будет после 1 мая, когда Европейский Союз примет десять новых членов. Господин Фергойген выступает против быстрого последующего вступления остальных европейских стран в ЕС и предлагает сделать перед этим паузу. По его мнению, «нынче важна внутренняя консолидация, а не создание новых крупных проектов по расширению на восток. Союз должен сначала срастись, чтобы удовлетворять собственные насущные потребности».

Комиссар ЕС призвал европейские страны к пониманию и объяснил, что новые члены сообщества смогут достичь благосостояния не с помощью финансовых вливаний, а с помощью инвестиций, которые обязательно придут к ним.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК