Виктор Капустин: «Давайте руководствоваться критериями эффективности государственных инвестиций…» Председатель правления Укрэксимбанка рассказал «ЗН» о нынешнем состоянии госбанка и возможных путях его развития

17 ноября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 44, 17 ноября-24 ноября 2006г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

— Виктор Владимирович, можете ли вы прокомментировать последние назначения в наблюдательный совет Укрэксимбанка?..

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

— Виктор Владимирович, можете ли вы прокомментировать последние назначения в наблюдательный совет Укрэксимбанка? Поскольку процесс выдвижения кандидатур по квоте Верховной Рады был достаточно непростым и вызвал противоречивые оценки.

— В первую очередь, хочу выразить удовлетворение тем, что эти назначения состоялись. Для банка чрезвычайно важно, что наблюдательный совет наконец-то избран в полном составе. Ведь с 22 марта этого года из-за окончания срока полномочий тех членов совета, которые были избраны по парламентской квоте ранее, он практически утратил свою дееспособность. И не мог принимать некоторые ключевые для банка решения, относящиеся к компетенции НС. Без него мы не смогли бы, например, назначить членов правления банка, принять решение о капитализации прибыли по итогам года, утвердить стратегию развития банка, что, вероятно, тоже должны будем сделать в скором будущем.

Что касается состава НС, то я считаю, что он очень сбалансирован и состоит из достаточно ответственных и компетентных людей, чтобы мы могли разговаривать на одном языке и понимать друг друга.

— А как насчет недавно принятого парламентом закона, инициирующего появление в НС госбанков кабминовских квот за счет урезания парламентских и президентских?

— Согласен, что представители Кабмина должны быть представлены в НС госбанков. И так оно и есть на самом деле. Однако я глубоко убежден в том, что главное в работе банка — это стабильность, не зависящая от политической конъюнктуры. Поэтому банки должны быть минимально зависимы от возможной частой смены правительств, а соображения политической целесообразности не должны влиять на принимаемые банкирами решения. Этот тезис подтверждает печальный опыт прекратившего свое существование банка «Украина», банкротство которого как раз и произошло в результате ежегодно практиковавшегося выделения и списания займов агросектора по политическим мотивам. В подобной ситуации в свое время едва не оказался Ощадбанк.

— Как показывает практика отечественных коммерческих банков, очень часто наблюдательный совет слишком активно вмешивается в управление банком, в результате чего его менеджмент оказывается всего лишь слепым инструментом в руках собственников. Либо наоборот, собственники не понимают и даже не хотят разобраться, что такое банк, давая менеджменту слишком много свободы. Из-за чего у финансовых учреждений чаще всего и возникает большинство проблем в корпоративном управлении. А как в этом отношении обстоят дела в Укрэксимбанке?

— Наблюдательный совет не должен вмешиваться в процесс повседневного управления банком. Он отвечает за его стратегические решения и устанавливает соответствующие критерии их выполнения. И если совет видит, что эти решения не выполняются (банк медленно растет, уменьшается его рыночная доля, падает прибыль, ухудшается качество активов и т.д.), то НС вправе делать соответствующие кадровые выводы. И в этом заключается его основное влияние на банк.

У нас сложились достаточно гармоничные отношения с предыдущим составом наблюдательного совета. Мы надеемся, что нынешний состав соберется уже в ближайшее время, и мы сможем работать не менее конструктивно.

— А существуют ли на сегодняшний день гарантии, что вне зависимости от того, какие будут происходить изменения в наблюдательном совете Укрэксимбанка, его правление, пытаясь сохранить свои должности, не превратится в чей-то послушный инструмент?

— Процесс заполнения квот в НС госбанков вызывает и должен вызывать вполне оправданный общественный интерес. Но, во-первых, сформированный сейчас наблюдательный совет, как я уже говорил, достаточно сбалансирован и ни одна из политических сил не сможет диктовать или навязывать в нем исключительно собственную политику. То есть вряд ли соберутся десять человек и скажут: «Делай то-то и то-то, а иначе мы тебя уволим».

Во-вторых, как мне кажется, уроки банка «Украина» и Ощадбанка не прошли зря. Поэтому сегодня уже не только менеджеры, но и политики осознают свою меру ответственности за состояние дел в госбанках.

В-третьих, сегодня наша деятельность абсолютно прозрачна и находится под достаточно жестким и пристальным контролем регулятора — Национального банка Украины. И в случае несоблюдения его требований или невыполнения банковских нормативов соответствующие оргвыводы и санкции не заставят себя ждать. Вплоть до подачи соответствующих материалов в прокуратуру. Поэтому необходимый элемент дисциплины и стабильности в этом процессе сегодня уже есть.

Укрэксимбанк всегда участвовал и сейчас активно занимается финансированием важных государственных программ. Но при этом мы обязательно предъявляем необходимые банковские требования: наличие четкого бизнес-плана с расчетами сроков окупаемости и других показателей эффективности, графика погашения, ликвидного залога и т.д.

— К вопросу об эффективности. Может ли госбанк столь же эффективно управлять своими активами, как и коммерческий?

— Укрэксимбанк работает абсолютно по тем же правилам, что и все коммерческие банки, выполняя те же нормативы. Поэтому при снижении эффективности работы банка падали бы и его показатели. Возьму на себя смелость утверждать, что наш банк – один из наиболее эффективных не только среди отечественных, но и работающих в Украине иностранных комбанков первой десятки.

Помимо удвоения практически всех абсолютных показателей — активов, кредитного портфеля, доходов, чистой прибыли, платежей в бюджет — мы имеем самые высокие соотношения операционной прибыли к активам, капиталу и операционным затратам. Более того, эти показатели улучшаются…

— Они растут сейчас. Но ведь при динамичном наращивании активов так же быстро растут и пассивы. Только еврооблигаций Укрэксимбанк уже выпустил на 850 млн. долларов. И это — без учета уже полученных или планируемых достаточно крупных займов от иностранных банков. Не обернутся ли через несколько лет сегодняшние впечатляющие показатели проблемами с возвратом выданных и полученных кредитов?

— Если два года назад доля сомнительных и безнадежных кредитов в портфеле банка доходила до 9%, то сейчас она составляет менее 3%. У нас абсолютно прозрачный баланс — все показатели достаточно легко проверить. Мы одними из первых начинаем переход на стандарты Базель-2 (новые регулятивные требования Базельского комитета по банковскому надзору относительно капитала банков. – Ю.С.). Помимо банковского надзора НБУ, мы находимся под пристальнейшим вниманием международных рейтинговых агентств. Минимум два раза в год проходим международный аудит — по итогам года, а также перед каждым выходом на международный рынок и получением очередного займа.

Кстати, высокое качество наших активов и обязательств подтверждается и тем, что нам удалось очень удачно разместить очередной выпуск еврооблигаций (ставка купона 7,65% годовых по пятилетним еврооблигациям). И это оценка не моя лично, а международных наблюдателей. При объеме эмиссии ценных бумаг в 350 млн. долл. заявок на их приобретение поступило втрое больше — на более чем 1,1 млрд. долл.

У нас же кто-то назвал эту стоимость несколько завышенной. Тогда пусть приведет пример более удачного размещения. На днях два коммерческих банка первой десятки разместили трехлетние евробонды на сумму 100 млн. долл. со значительно более высокой стоимостью — 10% и выше.

— Да, но ведь Укрэксимбанк пользуется привилегией — за ним стоит государство как собственник, гарантирующее выплаты по его обязательствам.

— Это заблуждение. Государственными гарантиями обеспечены лишь наши обязательства по кредитам Всемирного банка для поддержки развития экспортной деятельности в нашей стране. Хотя, конечно, на цену заимствований позитивно влияет государственная форма собственности банка и его высокие международные рейтинги.

— И все же ресурсы вам обходятся дешевле. Мне доводилось слышать жалобы очень уважаемых банкиров, что благодаря более дешевой ресурсной базе «Эксим» откровенно демпингует на рынке и за счет этого перетягивает к себе клиентов.

— О каком демпинге может идти речь, если мы имеем один из наиболее высоких показателей чистой процентной маржи среди банков? В этом году, несмотря на рост стоимости ресурсов и усиление конкуренции, мы сохранили эту маржу практически на уровне 2005 года.

Сейчас рыночные позиции банка стабильно улучшаются. Насколько мне известно, по итогам октября мы сохраняем пятую позицию в банковской системе по активам. Причем, если у остальных банков рост происходит в основном за счет освоения потребительского сегмента, то мы это делаем за счет корпоративного сектора, поскольку розничное направление только начинаем развивать. Поэтому в ближайшие годы при условии своевременного наращивания капитала нам вполне по силам войти как минимум в тройку лидеров отечественного банковского рынка.

— Сейчас по размеру активов вы вплотную приблизились к Проминвестбанку, который пострадал от перевода из него в госбанки счетов НАК «Нафтогаз України», предприятий Минтранссвязи и «Энергорынка»…

— Действительно, по размерам активов между нами и Проминвестбанком разница сейчас незначительна. Но наш рост достигнут вовсе не благодаря переводу счетов НАК «Нафтогаз України» и предприятий «Укрзалізниці», поскольку этот процесс из-за его щепетильности и продолжительности только-только начинается. Поэтому, если исходить из сегодняшних показателей, то эта логика не принимается. Я буду готов с ней согласиться, может быть, через полгода, когда действительно эти госпредприятия перейдут к нам на обслуживание. О самой же целесообразности перевода счетов госкомпаний в госбанки сказано уже так много, что нет смысла в очередной раз повторяться.

— Тогда за счет чего обеспечиваются конкурентные преимущества Укрэксимбанка перед другими банками?

— Далеко не последняя составляющая — это качество обслуживания… Вы думаете, одно из ведущих финансовых учреждений мира – банк «JP Morgan Chase» – только за красивые глаза в шестой раз подряд признал Укрэксимбанк одним из лучших среди шести тысяч своих банков-корреспондентов по качеству расчетов в долларах США? Авторитетное международное издание Global Finance в этом году тоже уже не впервые признало наш банк лучшим в Украине. Еще один факт: недавно мы вошли в восьмерку лучших среди 400 украинских компаний, участвовавших в конкурсе Global Management System на звание лучшей команды по корпоративному управлению в стране. Причем, у нас есть шансы победить в этом конкурсе или, как минимум, войти в число призеров.

— Ну хорошо, предположим, вам удалось убедить даже скептиков, что Укрэксим — действительно надежный и эффективный банк. Но какой прок государству от того, что он работает, как любое другое отечественное финансовое учреждение и зарабатывает прибыль, которая затем полностью идет на увеличение его же капитализации?

— Так уж исторически сложилось, что когда в 1991—1992 годах этот банк создавался на основе бывшего отделения Внешэкономбанка СССР, он был призван выполнять элементарные расчетные функции по обслуживанию экспортно-импортных операций.

Поэтому изначально даже философия создания этого банка не была классической в понимании, например, Эксимбанка США. Т.е первоначально задача была не стимулировать экспорт за счет бюджетных средств, что тогда было для нас высшей математикой, а хотя бы осуществлять простейшие международные расчетные операции, поскольку никто в стране этого не мог и не умел делать.

Вплоть до прошлого года государство практически не тратило денег на увеличение капитала Укрэксимбанка: это происходило за счет капитализации его прибыли. В итоге банк был вынужден бороться лишь за выживание и сохранение позиций на рынке, которые все равно терялись. И если в середине 90-х годов Укрэксимбанк был крупнейшим в Украине, то полтора года назад — лишь седьмым.

Несмотря на то, что банк последние три года входит в тройку наиболее прибыльных банковских учреждений, одной только прибыли Укрэксимбанка не хватало для пополнения его капитала в объемах, необходимых для выполнения норматива адекватности и сохранения рыночных позиций. Поэтому уже через полтора-два года мы могли оказаться за пределами не только первой десятки, но и двадцатки ведущих банков.

— Не поэтому ли возникла идея продажи 24,9% акций банка на мировых рынках?

— Ситуация была отчаянная, поскольку мы тогда не находили понимания в правительстве в вопросе выделения средств на капитализацию банка. И единственным в этих условиях дополнительным источником пополнения капитала банка была его частичная продажа. Именно поэтому рассматривался соответствующий законопроект. Но необходимость в его принятии отпала в результате того, что наш собственник — государство — увеличил за счет бюджета уставной капитал Укрэксимбанка.

— И вот вы снова просите у бюджета денег. Какой смысл их вкладывать с точки зрения экономических интересов государства? Только ради сохранения или улучшения ваших рыночных позиций?

— Давайте обо всем по порядку. С подачи некоторых СМИ сложилось мнение, что мы с Александром Морозовым (председатель правления Ощадбанка. — Ю.С.) против приватизации госбанков. Хочу в очередной раз публично опровергнуть эту точку зрения. Если государство решит, что госбанки ему не нужны — так тому и быть. Но мы считаем, что на сегодняшний день абсолютно нецелесообразно поднимать вопрос продажи банка, поскольку он демонстрирует впечатляющую динамику роста всех балансовых показателей, прибыли и основных финансовых коэффициентов. Это означает, что рыночная стоимость Укрэксимбанка растет и еще далеко от своего максимума. На мой взгляд, приватизация актуальна в тех случаях, когда госпредприятие неэффективно, не генерирует достаточной добавленной стоимости и не обеспечивает поступлений в доходную часть бюджета. Хочу заметить, что наш банк является одним из крупнейших налогоплательщиков банковской системы. Поступления в бюджет в виде различных налоговых отчислений намного превысили суму, выделенную государством для пополнения его уставного капитала. Давайте руководствоваться критериями эффективности государственных инвестиций… Роль Эксимбанка в государстве сложно переоценить. Он является важным цементирующим звеном в стабилизации и укреплении банковской системы, которая, в свою очередь, стимулирует дальнейший рост национальной экономики. Финансирование наиболее эффективных с экономической точки зрения проектов, которые в конечном счете способствуют росту ВВП и благосостоянию граждан, – разве это не самая важная государственная задача?

— Продавать – не продавать? Развивать – не развивать? Бытует мнение, что одной из ключевых проблем госбанков сегодня является отсутствие четкой и внятной государственной стратегии их развития…

— По распоряжению первого вице-премьер — министра финансов Николая Азарова, мы должны в середине января 2007 года представить на рассмотрение правительственного комитета наш вариант концепции развития Укрэксимбанка.

Мы предложим несколько вариантов этой концепции, а окончательный выбор будет за правительством. Один из них — это создание при банке экспортного кредитного агентства (ЭКА), которое будет предоставлять банкам, кредитующим экспортеров, страховое покрытие по политическим и коммерческим рискам, возникающим в стране импортера.

— Если я не ошибаюсь, разработанная в Минэкономики Стратегия развития госбанков предусматривает создание подобного агентства в виде отдельной госструктуры.

— Естественно, при наличии соответствующего правительственного решения и строки в бюджете для наполнения его капитала такое агентство можно создать и с нуля. Но, насколько мне известно, пока нет ни того, ни другого. И даже после того, как все это появится, процесс организации полноценной деятельности такой структуры займет как минимум полтора-два года.

На базе Укрэксимбанка это произойдет намного быстрее, нежели на пустом месте, причем с десятикратной экономией материальных и человеческих ресурсов.

Мы готовы участвовать в капитализации агентства, пока оно не встанет на ноги. Постепенно, как в инкубаторе, его выращивать, не только наполняя его капиталом и ресурсами, но и формируя необходимый авторитет на международной арене, который будет подкрепляться репутацией Укрэксимбанка.

В сложившейся на сегодняшний день системе глобальных внешнеэкономических связей центром международной координации деятельности компаний, предоставляющих покрытия по экспортным кредитам, является Международный союз страховщиков кредитов и инвестиций — Бернский союз. Он возник еще в 1934 году, и сейчас в него входят около 50 членов и наблюдателей, представляющих экспортно-кредитные агентства из различных стран. Устав союза разрешает членство в нем тех учреждений, которые занимаются исключительно страхованием инвестиций и готовы гарантировать инвестиционный риск. Вступающие в Бернский союз организации проходят тщательный отбор. Как минимум, экспортное кредитное агентство должно присутствовать на рынке более трех лет и отвечать в своей деятельности международным требованиям и стандартам.

С целью сотрудничества агентств, которые еще не соответствуют критериям Бернского союза, в начале 90-х годов прошлого века был создан специальный Пражский клуб, объединяющий ЭКА из стран Центральной и Восточной Европы с переходной экономикой и стран СНГ. Мы уже активно сотрудничаем с этим клубом, и если будет соответствующее правительственное решение, сможем вступить в него в ближайшее время.

— А не должно ли правительство сначала определиться, для чего ему нужно это агентство и какие приоритетные задачи оно будет выполнять? А уже потом решать, как его лучше организовать?

— Во-первых, тем, кто предлагает создать его по шаблону американского Эксимбанка образца 70-х годов прошлого века, не мешало бы знать, что с тех пор его статус и функции очень сильно изменились. В результате глобализации мировой экономики между развитыми странами сформировались принципиально новые внешнеторговые и межгосударственные отношения. И если в былые времена такие агентства выдавали кредиты и покрывали риски, связанные с торговлей практически со всеми странами мира, то сейчас образовавшиеся внешнеполитические и внешнеэкономические союзы нивелируют эти риски.

Поэтому в настоящий момент в развитых странах эти агентства, как правило, покрывают лишь риски, связанные с торговлей с развивающимися странами. Деятельность этих структур сейчас связана только с очень незначительной частью экспорта экономически развитых стран. И фактически их роль в стимулировании агрессивного выхода национальных игроков на глобальные рынки давно утеряна — они выполняют лишь вспомогательные функции.

Поэтому рассчитывать, что, создав завтра агентство, мы сразу же сделаем внешнеторговый прорыв — большая ошибка. Это лишь вспомогательный рычаг, который, безусловно, важен и полезен. Так что создавать его нужно как можно быстрее. Но ожидать от агентства с уставным капиталом в 100 млн. долл. экономического чуда — наивно.

— А как насчет создания банка развития?

— В принципе, он уже создан несколько лет назад. Но в той форме, в которой он существует, — это пародия на банк, которая ничего общего не имеет с банком развития в нормальном понимании этого слова. Во-первых, для реализации хоть сколько-нибудь значимых проектов он должен иметь солидный уставный капитал: как минимум 500 млн. долл. Во-вторых, необходимо понимание, для чего он создается, т.е. что он будет развивать и каким образом.

Мы достаточно глубоко изучили соответствующий опыт в основном по странам Восточной Европы. Он показывает, что в каждой стране есть своя исторически сложившаяся специфика по условиям предоставления экспортных кредитов. Поэтому фактически не отыщется даже двух стран, в которых организационная структура системы государственной поддержки экспорта была бы одинаковой.

Как нам кажется, более всего для нашего государства подходит опыт Венгрии и Хорватии.

В первой из этих стран в начале 90-х годов соответствующими законодательными актами была создана группа венгерского Эксимбанка, которая включает в себя целую систему родственных учреждений: банк развития, экспортное кредитное агентство, страховую компанию, инвестиционный фонд и еще несколько структур.

Хорватский банк развития является чрезвычайно компактной структурой, созданной по прообразу немецкого KFW. Он сочетает функции банка развития и экспортного кредитного агентства. Мне такое решение представляется отличным вариантом с точки зрения эффективного использования средств, поскольку позволяет не только сэкономить на создании нескольких учреждений, но и избежать возникающего в таком случае распыления средств.

Хочу еще раз подчеркнуть, что если правительство одобрит предложенную нами концепцию, мы с удовольствием возьмемся за ее реализацию, поскольку у нас созданы почти все необходимые для этого условия. При этом логика событий подсказывает, что после того, как созданный на нашей базе банк развития или экспортное кредитное агентство через 5—10 лет достаточно окрепнет и встанет на ноги, его действительно можно будет вычленить, создав отдельную структуру. А все коммерческие направления бизнеса действительно можно будет при этом продать.

Однако я не вижу смысла в том, чтобы тратить дополнительные бюджетные деньги и создавать сейчас или в следующем году новый банк на пустом месте.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК