В живых останется…

25 ноября, 2005, 00:00 Распечатать Выпуск № 46, 25 ноября-2 декабря 2005г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Со дня на день достоянием гласности должно стать постановление НБУ, ужесточающее требования к капиталу банков...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Со дня на день достоянием гласности должно стать постановление НБУ, ужесточающее требования к капиталу банков. Далее на очереди — законодательные инициативы по повышению прозрачности структуры собственности этих финансовых институтов.

За баланс ответишь!

Как стало известно «ЗН», прошло регистрацию в Минюсте постановление Нацбанка, которым вносятся достаточно серьезные изменения в Инструкцию о порядке регулирования деятельности банков Украины (постановление НБУ №368 от 26 сентября 2001 года). Новшества будут касаться порядка расчета и формирования регулятивного капитала банка, а также некоторых экономических нормативов, которыми регулируется деятельность коммерческих банков в Украине.

В частности, регулятор банковского рынка запретил своим подопечным при формировании основного капитала учитывать в расчетах прибыль прошлых лет, а также прибыль, которая ожидает утверждения. Отныне эти средства можно учитывать только в дополнительном капитале.

Необходимость такого ужесточения Нацбанк мотивирует положениями Закона «О банках и банковской деятельности» (часть 2 ст.30), согласно которым в основной капитал банков могут включаться только «раскрытые резервы, которые созданы или увеличены за счет нераспределенной прибыли». Если же банк не распределяет прибыль соответствующим образом (в том числе в резервные фонды или в уставный капитал путем капитализации дивидендов), то и в основной капитал такая нераспределенная прибыль включаться не может. Иначе как быть в ситуации, если акционеры банка на общем собрании примут решение направить такую прибыль на выплату дивидендов, а она уже была зачислена в уставный капитал?

На первый взгляд, особых последствий для банков нововведение вызвать не должно, поскольку общая сума их регулятивного капитала все равно определяется посредством сложения основного (первого уровня) и дополнительного (второго уровня) капитала. И вообще, какая разница, по каким статьям учитывать? Трудности, могущие возникнуть у некоторых банков, связаны с тем, что в общей сумме регулятивного капитала дополнительный капитал не может быть больше, нежели основной. Соответственно, «балансирующие на грани» равенства этих двух составляющих банки фактически будут вынуждены снизить свой регулятивный капитал, удвоив сумму вычтенной из основного капитала прибыли прошлых лет, которая не внесена в раскрытые резервы или уставный капитал.

На сам дополнительный капитал тоже будут наложены существенные ограничения. Во-первых, после вступления в силу новых требований банкам разрешат учитывать в дополнительном капитале результат переоценки только тех основных средств, которые относятся к недвижимому имуществу. Оценки принадлежащей банку компьютерной техники и автотранспорта придется из этого показателя исключить. Более того, речь может идти только об объектах недвижимости, «которая обеспечивает технологическое осуществление банковских функций» (т.е. используется для осуществления операций, определенных статьей 47 Закона «О банках и банковской деятельности»).

Кроме того, если в прошлом году Нацбанк запретил банкам учитывать в дополнительном капитале начисленные доходы, срок получения которых не определен или наступает более чем через три месяца, то теперь зачисление в капитал любых неполученных реально доходов станет стопроцентным табу.

Также некоторые изменения коснутся порядка привлечения так называемого субординированного долга, который банки используют для наполнения дополнительного капитала. Определение, которое содержится в нынешней редакции инструкции, гласит, что субординированный долг — это «обычные необеспеченные долговые капитальные инструменты (составные элементы капитала), которые согласно договору не могут быть взяты из банка ранее пяти лет, а в случае банкротства или ликвидации банка возвращаются инвестору после погашения претензий всех остальных кредиторов». С момента вступления в силу постановления 2001 года регулятор запретил банкам привлекать субординированный долг в виде депозитов физлиц и сберегательных (депозитных) сертификатов, поскольку в таких случаях, согласно Гражданскому кодексу, существует возможность досрочного расторжения заключенных договоров по инициативе только инвестора (в одностороннем порядке). А эта норма противоречит самому понятию субординированного долга.

Отныне чтобы досрочно погасить субординированный долг, даже выполняющим все необходимые нормативы банкам будет недостаточно проинформировать НБУ о соответствующем увеличении основного капитала. Для этого, как и для смены инвестора, предоставившего банку субординированный долг, потребуется получить специальное разрешение Национального банка.

В отдельный пункт регулятор выделил изменения в порядке расчета так называемых «инсайдерских» нормативов (Н9 и Н10), которыми устанавливаются максимальные размеры кредитов, гарантий и поручительств, выданных банком связанным лицам. При их расчете сумма операций с инсайдерами будет соотноситься не с регулятивным, как ранее, а уставным (т.е. акционерным) капиталом банка. Ужесточены и сами нормативы. Максимальное соотношение совокупной задолженности обязательств всех связанных лиц перед банком (включая 100% суммы внебалансовых обязательств) и уставного капитала банка (норматив Н10) не должно будет превышать 30% (ранее было 40% регулятивного капитала). При этом НБУ ссылается на то, что во многих европейских странах действует еще более жесткий норматив — 20%.

Еще тяжелее придется банкам, имеющим статус сберегательных. Согласно действующей классификации, к этой категории относятся те финансовые учреждения, более 50% пассивов которых составляют вклады физлиц.

Норматив Н10 для них остается прежним — 20%. Но только при условии, что объем негативно классифицированных активов у них не превышает 7%. В случае же превышения этого показателя норматив устанавливается на уровне 10% (для банков, имеющих от 7 до 10% негативно классифицированных активов) либо банку вообще запрещается выдавать новые кредиты связанным лицам (если негативно классифицированные активы превышают 10%).

В Ассоциации украинских банков к этой новости отнеслись достаточно спокойно. Мол, хоть банкиры окончательного варианта постановления пока не видели, но большинство его положений обсуждались в ходе жарких споров заранее. По мнению представителей АУБ, нововведения, конечно же, вынудят многие банки серьезно напрячься, чтобы привести свои балансы в соответствие. Но если, как было обещано представителями НБУ, банки и их собственники получат полгода времени, чтобы успеть предпринять необходимые меры, серьезной угрозы системного кризиса ввиду изменения нормативов возникнуть не должно.

Та самая «зарытая собака»

Как видим, инсайдеры или связанные лица стали одним из главных объектов атак со стороны регулятора банковского сектора. И немудрено, поскольку, как уже не раз утверждали эксперты (и в том числе на страницах «ЗН»), именно «неосторожные» операции с этой категорией клиентов чаще всего становятся причиной разорения банков, а львиная доля кредитного портфеля проблемных банков в итоге оказывается завязанной чаще всего именно на инсайдерах. Более того, известна практика, когда, столкнувшись с проблемами, тот или иной недобросовестный банк быстренько «раздавал» оставшиеся средства связанным лицам или структурам. А простые его вкладчики, которые в случае банкротства могли бы рассчитывать на хотя бы частичный возврат своих сбережений, оказывались ни с чем.

В этой связи еще раз напоминает о себе проблема прозрачности структуры собственности банков. Некоторые банкиры, например, председатель правления Ощадбанка Александр Морозов, считают, что ситуация, когда регулятор банковского рынка не имеет прописанной в законе возможности определить реальных собственников значительной доли банковской системы, несет угрозу не только финансовой, но и политической стабильности государства.

Решить эту проблему хотя бы частично помог бы законопроект, который был внесен Нацбанком на рассмотрение ВР еще в прошлом году (25 июня 2004 года №3669). Главные его новшества касались именно проблемы непрозрачности структуры собственности банковской системы, которую предложенные нормы должны были разрешить хотя бы частично. Речь шла об увеличении не только штрафных санкций за банковскую деятельность без лицензии, но и наказания за приобретение или увеличение существенного участия в банке с нарушением банковского законодательства. Помимо всего прочего, чтобы повысить требования к лицам, владеющим в банке такой существенной долей (10% и более), НБУ предлагал внести изменения в Уголовный кодекс Украины.

Поскольку подобные инициативы не пользовались особой популярностью среди представителей банковского лобби в ВР, законопроект до сессионного зала так и не дошел. Банкиры-депутаты и некоторые члены комитета ВР по финансам и банковской деятельности мотивировали свой скепсис в отношении этой законодательной инициативы Нацбанка ее преждевременностью. Мол, время еще не пришло. А затем, после смены руководства НБУ, законопроект был отозван «на доработку».

И вновь начинается бой

Сейчас регулятор уже вроде бы подготовил изменения к этому законопроекту и планирует в ближайшее время внести документ на замену ранее поданного.

Судя по всему, доработанный законопроект не отличается кардинально от своего предшественника. Он предполагает внесение изменений в целый ряд законодательных актов: «О банках и банковской деятельности», «О Национальном банке Украины», «Об аудиторской деятельности», «О финансовых услугах и госрегулировании рынков финансовых услуг», «О госрегистрации юрлиц и физлиц – предпринимателей».

Та часть изменений к Закону «О банках и банковской деятельности», которая касается усовершенствования банковского надзора, предполагает внедрение механизма определения реальных собственников и контролеров банка (лиц, которые оказывают значительное влияние на принятие решений), установление требований к финансовому положению, деловой репутации и т.п.

Одно из наиболее примечательных новшеств документа — запрет на осуществление банками операций со связанными лицами на более благоприятных, нежели с другими клиентами, условиях.

С учетом даже этих нескольких норм нетрудно сделать вывод, что принятие законопроекта действительно могло бы значительно облегчить ситуацию с прозрачностью банковской системы. И, соответственно, обезопасить многих слишком доверчивых вкладчиков от непредвиденных потерь в семейных балансах. Вот только надеяться, что это произойдет в ближайшем будущем, не приходится. КПД финансово-банковского комитета Верховной Рады вовсе не впечатляет: у него накопилась наибольшая в парламенте задолженность по законопроектам – более трехсот.

Так что нелюбимый законопроект имеет отличные шансы затеряться в этой неслабенькой очереди. Да и не до того сейчас народным избранникам. Как минимум до марта.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК