УКРАИНСКИЙ БАНК В ЕВРОПЕЙСКОЙ ОГРАНКЕ

11 октября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 39, 11 октября-18 октября 2002г.
Отправить
Отправить

Предприятия, как и люди, имеют свою судьбу. Кто — счастливую, а кто — не очень. И зависит это далеко не от простого везения...

Предприятия, как и люди, имеют свою судьбу. Кто — счастливую, а кто — не очень. И зависит это далеко не от простого везения. Можно сказать, что АО «Кредит Банк (Украина)» — бывшему «Западно-Украинскому коммерческому банку» (ЗУКБ) — просто повезло с партнерами, польским Kredyt Bank S.A. и ЕБРР. Да, встретились они вовремя. Но их успех, прежде всего, определяют общность интересов, доверительное отношение друг к другу, дальновидность и современность мышления. И результаты, как говорится, налицо.

Инвестиции приходят и уходят, а «Кредит Банк» останется. В Украине

Опыт польской банковской системы показывает, что глобализация банковского капитала во всем мире приведет к дальнейшему поглощению и многих украинских банков. Этот процесс для нас неминуем. Но украинские банкиры могут выгодно воспользоваться им, укрепив свои позиции, как это сделал «Кредит Банк (Украина)», который одним из первых уловил эти тенденции и использует их не только на свое благо, но и на благо всей державы. Престиж этой банковской структуры растет не по дням, а по часам, как и его востребованность. Доволен банком и главный акционер-инвестор.

Мы беседуем с его представителем, заместителем председателя правления АО «Кредит Банк (Украина)» Алойзи-Збиславом ЛАСТОВСКИ, чей голос стал решающим при выделении ЗУКБ первой солидной иностранной инвестиции. С чего все и началось…

— Когда мы решились на инвестицию, именно этот банк оказался для нас привлекательным. Он был чуть ли не единственным действительно независимым банком в Украине, где большинство акционеров — не юридические, а физические лица. Это очень важно, когда капитал отделен от бизнеса. Кроме того, банк имел уже свою сеть, подготовленный персонал, неплохую по тем временам техническую базу. И то, что это был именно львовский банк, не было решающим моментом при выборе, хотя и было немаловажным.

Сентиментально эти земли связаны с Польшей, удобным оказалось и то, что граница с нашим государством совсем рядом. Хотя основным в нашем желании прийти в Украину было стремление на восток. Такой была политика: обслуживать экспортно-импортные операции, участвовать в процессах, связанных с присутствием Польши на этих рынках. Поэтому вначале был создан филиал банка в Вильнюсе (Литва), и он успешно работает, затем в Калининграде (Россия) — там тоже есть большие успехи. Следующим логичным шагом должна была стать подготовка инвестиции в Украину. Мы знали, что ваша банковская система требует вливания капитала, новых банковских технологий, поэтому и решились.

Были, конечно, трудности, но некоторые из них отпали уже в процессе инвестирования. Хотя, случается, попадаем просто в смешные ситуации, не говоря уже о тупиковых. Так, к примеру, определенные органы требуют документального подтверждения, что член наблюдательного совета банка (иностранец) не был судим в стране, где он живет. Почему этот вопрос интересует эти органы, не могу понять. А те люди, которых я прошу предоставить такие документы, просто смеются или думают, что это шутка. Одна из членов нашего наблюдательного совета — американка. Она обратилась в соответствующие органы в США, и ей ответили, что там таких справок вообще никогда не выдавали… Есть вопросы, которые нас немножко смешат, а с другой стороны, мы понимаем, что не все так легко, как, казалось бы, должно быть. Ведь мы работаем по законодательству, легитимно, прозрачно, платим все налоги и прочее. Но преграды существуют. Вот поэтому и уровень иностранных инвестиций в Украину по сравнению с Польшей сравнительно невелик.

— Перед тем, как прийти в Украину, вы, скорее всего, учитывали тот риск, который реально существовал, и его возможные последствия?

— Конечно, окончательное решение об инвестиции было весьма рискованным, тем более, что оно было принято во время финансового кризиса 1998 года. Но мы все же решили эту инвестицию проводить, и зарегистрирована она в январе 1999 года. Это было подтверждение того, что, несмотря на сложную ситуацию, мы готовы и сможем в таких условиях работать. Банки нужны даже во время полного развала экономики. Просто тогда ими нужно иначе управлять.

Рост экономики в сегодняшней Украине доказывает, что шаг, сделанный нами в 1998-м, был совершенно правильный. Что касается риска, то действительно, с самого начала мы учитывали эту проблему. Поэтому наш головной банк в Польше требовал резервировать каждую копейку, которая вкладывалась в Украину. И мы сознательно на это шли. Полностью зарезервировали не только инвестицию, но и все другие финансовые вложения, направлявшиеся в развитие украинского банка.

В настоящее время наш центральный банк в Варшаве отменил это распоряжение, хотя продолжают работать другие механизмы и законы обеспечения безопасности банка. Но риск, конечно, есть. Особенно это беспокоит бельгийцев, считающих Украину стопроцентно рискованной страной. Кredyt Bank S.A.(Варшава) сейчас имеет свыше 75% бельгийского капитала. И это вызывает определенные требования со стороны наших главных акционеров: «Кредит Банк (Украина)» тоже должен соответствовать стандартам европейской банковской системы. Эти требования намного жестче, чем требования просто польского банка. Есть много и других рисков, не только финансовых. Мы их изучаем, анализируем, и это позволяет быть готовыми даже к трудно прогнозируемым ситуациям.

— Вы много средств уже вложили и продолжаете вкладывать в украинский банк, поднимая его на уровень банка европейского. Что вы ожидаете от совместной деятельности, кроме того, что вы пришли на украинский рынок?

— Принимая в 1998 году решение, инвестор не планировал в течение пяти ближайших лет получать дивиденды, заработанные в Украине. Эта политика существует по сей день и будет продолжаться. Первые дивиденды в «Кредит Банке» (Польша) мы получили после шести лет своей работы (банк был создан в 1990 году и сегодня он поддерживает корреспондентские отношения не менее чем с тысячей банков во всем мире). Но в Украине, думаю, и после 2004—2005 годов дивиденды будут направляться на развитие банка, а не на увеличение доходов инвестора.

Одна из важнейших задач, стоящих перед двумя банками, — это подключение наших денежных потоков к обеспечению товарооборота между Польшей и Украиной. Конечно, мы прекрасно сознаем, что нам трудно конкурировать с крупными банками, обслуживающими стратегический товарооборот. Но есть средний и мелкий бизнес, который тоже требует грамотного «путеводительства». И мы постепенно увеличиваем количество таких сделок. Это то, что уже есть сегодня. А будет больше, потому что банк развивается. Строим современные здания для своих филиалов и отделений, создаем хорошие условия для работы, повышаем доходы персонала. Кроме того, за четыре года почти вдвое увеличили количество работающих, создав около 500 новых рабочих мест. Это тоже очень важная миссия банка. Вкладываем также очень большие средства в подготовку, обучение, стажировку специалистов.

— Хотелось бы услышать о перспективах работы «Кредит Банка (Украина)» в нашей нестабильной стране с нашим нестабильным законодательством…

— Мы можем и хотим влиять на происходящие здесь инвестиционные процессы только с помощью банковских инструментов. В основном это кредитование или сходные с ним операции. Банк заинтересован в присутствии на этом рынке и с помощью других финансовых организаций: страховых, лизинговых. Думаю, что со страховым бизнесом будет сложнее, а лизинговое подразделение будем организовывать уже в ближайшие месяцы. Как мне представляется, потребность в лизинге в Украине велика.

Да, есть много проблем. Самая главная — нестабильные законы. Налоги везде остаются налогами. Но то, что налоговая служба может сделать на основании этих законов… Во всем мире налоговые службы подчинены правительству, а тут, я слышал, это почему-то невозможно. Конечно, с одной стороны, все эти и другие проблемы мешают нам, а с другой, ставят в такие условия, что мы должны в этой ситуации как-то работать. Нужно принимать определенные предохранительные меры, которые бы не позволили поставить нас на колени. В банке тысяча сто работников, 30 тыс. клиентов, и мы не можем позволить себе ими рисковать. Вот это — главное. Все остальное — мелочи жизни…

— Иностранному инвестору в «Кредит Банке (Украина)» принадлежит 95% капитала. И лишь пять процентов — украинскому партнеру. И все же вы называете этот банк украинским? Можно ли эту ситуацию сравнить с тем, что происходит в польских банках?

— В Польше с чисто польским капиталом осталось лишь два государственных банка. Они тоже готовятся к приватизации, но это — непростое дело, так как капиталы их, и особенно активы, не по силам ни одному из польских капиталистов. А для зарубежных инвесторов эти структуры тоже не очень привлекательны. Сегодня разные источники называют разную долю иностранного капитала в банковской системе Польши. Во всяком случае, она не меньше 60%. Структура капитала тоже разная. Как и в Украине, в Польше находится немало приверженцев национализации банков, мол, не отдадим их иностранным капиталистам. Но я могу сказать однозначно: без влияния западного капитала не было бы стабилизации инвестиционной политики, развития банковской системы Польши, да и всего государства.

Действительно, сейчас на поверхность всплыли недостатки управления, поэтому Польша переживает очень серьезный кризис. Это ошибки нашего предыдущего правительства. Хочется верить, что за год-два мы с этим справимся. Что касается банковской системы, то сюда помимо финансов приходят и передовые банковские технологии. К примеру, без влияния иностранного капитала в Польше не получило бы развитие обслуживание физических лиц. Сейчас половина всех операций в этом секторе осуществляется по совершенно новым технологиям, о которых пять лет назад никто и не слыхивал. Это так кажется: что там в банке можно придумать нового? Оказывается, очень многое. И людей это привлекает. Понемногу эти технологии мы также будем внедрять в Украине и вообще будем стараться избежать тех ошибок, через которые мы прошли в Польше, а значит, и эффект от работы будет более стремительный.

В Украине мы тоже нередко слышим: приехали, мол, поляки, завладеют банком и будут только дивиденды снимать. Да, придет такое время, когда владельцы захотят участвовать в распределении прибыли. Но это еще когда случится, ведь пока банк требует очень много средств для своего развития. И вкладываются они сюда в значительных суммах. Кроме того, из более тысячи здешних работников в штате, как и четыре года назад, числятся всего двое поляков. Ну, может, еще один-два приедут, чтобы помогать управлять этими процессами. Ведь развиваем мы банк для Украины. И он будет украинским банком, даже если физическим лицам в нем будет принадлежать всего лишь один процент.

Мы уже привели с помощью тех механизмов, которые внедряются в этом банке, более ста миллионов долларов США. И они работают в Украине, крутятся, обрастая новыми деньгами, которые опять-таки предназначены Украине. Так будет, и никто этого не изменит. Как и то, что руководителем банка будет украинец. Да, мы ему помогаем и будем помогать. К слову, в польском «Кредит Банке» руководят не бельгийцы, а тоже поляки.

Мы довольны, что экономика Украины начинает подниматься, поэтому в следующем году запланировали прокредитовать ее на миллиард гривен. Эта сумма зависит от ваших экономических успехов. Если государство будет способно принять больше, за нами дело не станет. Здесь работы хватит еще на несколько десятилетий.

Внешние инвестиции «разогрели» инвестиции внутренние

Председатель правления АО «Кредит Банк (Украина)» Степан КУБИВ в банке работает более восьми лет. И именно ему иностранные инвесторы доверили руководство структурой абсолютно нового для Украины типа, набирающей все большие обороты. Тут и самому нужно все время «быть в форме», и коллектив иметь соответствующий. Инвестор не только поделится тем, что имеет, но и спросит за все строго. Однако проблем между ними нет с самого начала. Есть работа — продуктивная, интересная, перспективная. Впрочем, послушаем руководителя украинского банка:

— Приход иностранного инвестора позволил нам создавать лучшие, передовые традиции банковского дела в Украине, апробировать западные технологии на отечественном рынке. В последние годы это сотрудничество становится более глубоким — и с Европейским банком реконструкции и развития, и с польской финансовой группой во главе с Kredyt Bank S.A., которая инвестировала за 1998—2002 годы в АО «Кредит Банк (Украина)» 136,2 млн. грн. И сейчас по сумме иностранных инвестиций наш банк занимает первое место среди украинских банков. Мы не стали украинским филиалом иностранной структуры, продолжаем выполнять перед клиентами все свои обязательства. Новое название — лишь подтверждение тому, что банк выполнил условия акционеров, превратившись из банка регионального в общеукраинский с международной репутацией.

Только в прошедшем году валюта баланса банка увеличилась в два раза и на конец года составила 642,8 млн. грн., кредитно-инвестиционный портфель — 452,7 млн. грн., депозитная база — 410,6 млн. грн. Банк успешно реализовал стратегию сотрудничества с известными в деловом мире банковскими структурами: National Westminster Bank (Великобритания), Kanadian Imperial Bank of Commerce (Канада), Bank of New York (США), CSOB (Чехия), не говоря уже о родной бельгийской группе, имеющей в своем «распоряжении» более двух тысяч финансовых учреждений Европы и Америки. Мы там представлены, и нас там принимают. Работаем на наше государство, повышаем его имидж, показывая, что можем быть на уровне международных стандартов и наши специалисты ничуть не хуже зарубежных.

«Кредит Банк (Украина)» — один из немногих в Украине, выдающих аккредитивы и гарантии, подтвержденные ведущими западными банками. И то, что мы имеем доступ к международным финансовым структурам, привлекает к нам зарубежных и отечественных клиентов. Финансируем экспортно-импортные операции со странами Центральной и Восточной Европы. Только в одной Львовской области обслуживаем более 20% экспортно-импортных операций.

И не перестаем работать над созданием универсального банка европейского стандарта. Уже сейчас имеем в своем активе 18 филиалов и 25 безбалансовых отделений в 14 областях Украины и в Крыму. А к концу 2003-го филиалы откроются во всех областях и больших городах страны, где представлены корпоративные интересы наших клиентов.

Инвестор, приходящий в страну с немалыми средствами, хочет работать с надежным, стабильным банком, имеющим гарантии международных солидных финансовых операторов. И мы стремимся соответствовать этому. Ежегодно в течение последних семи лет проходим международный аудит, с которым нас принимают в банках мира.

Но, кроме этого, и в первую очередь, должна быть четкая политика государства, в котором мы живем и работаем. Если бы существовала продуманная маркетинговая программа развития Украины, были учтены наши сильные и слабые стороны, созданы реальные «правила игры», все могло быть иначе. Тогда бы уже давно в нашу страну пришел капитал, были бы инвестиции. Сегодня же у нас постоянно образуются какие-то «подводные течения». В 1990 году мы получили независимость и имели определенную идеологию, базировавшуюся на поклонении национальным интересам, национальному колориту, культуре. Была прекрасная, возвышенная форма, но не было ее наполнения, не было платформы. Время упущено, но, как говорят, не все потеряно. Нужно создать цивилизованные «правила игры» во всех сферах, на всех направлениях и сделать их неизменными хотя бы на пять-десять лет. Тогда на эту базу можно накладывать и инвестиции, и новые технологии, и многое другое, что сейчас у нас напрочь отсутствует. И доверие к нашей стране будет только расти. К нам поедут, с нами будут делиться, нас будут считать цивилизованным, гуманным и разумным государством.

Сегодня мы нашли панацею от всех бед — иностранные инвестиции и приходящие вместе с ними блага технического прогресса (капиталы пока опустим). А почему забываем о нашем внутреннем интеллекте, массово покидающем свою родину? Ведь это тоже наш капитал, который может создать все, что с такой надеждой ожидаем с Запада. Мы даже не знаем, сколько у нас этого интеллекта осталось и на что он способен. Не говоря уже о том, что вложения в него — нулевые. Пройдет еще два-три года — и того, что было, уже не вернешь.

Что касается реальных денег, то, по неофициальным данным, в «чулках» у наших людей хранится не один миллион гривен. Называются суммы просто астрономические. А ведь это — наш потенциальный внутренний инвестор, и самый большой инвестор. Только государство должно наконец-то побеспокоиться и создать людям человеческие условия, чтобы они поверили и твердо знали: на сей раз их не обманут. Пока же это только мечты, а реальность совершенно иная. В результате за внешние инвестиции государство платит немалые деньги, в то время как наши внутренние остаются невостребованными.

В такой ситуации безысходности предприятия, учреждения, банки, думающие о своем выживании и развитии, сами ищут деловых партнеров. И хорошо, если обе стороны действительно находят общий язык и понимание. Ведь зачастую, к сожалению, бывает и иначе.

Что касается нашего банка, то лучшие деловые и моральные принципы стараемся утверждать в коллективе. И это дает свой результат. За два с половиной года получили десятикратный рост по многим направлениям, а по некоторым показателям — и пятнадцатикратный. Присутствие двух представителей инвестора также дает положительный эффект. Мы показываем, что умеем успешно работать с их технологиями, банковскими инструментами. И они это ценят. Вложения в банк растут, разработана широкая перспектива его развития. Стараемся привлекать и своего внутреннего инвестора, работая прозрачно, честно, предлагая нашим клиентам широкий спектр услуг. Физические лица, как и раньше, остаются нашим приоритетом. И если иностранный инвестор внес в банк инвестицию в размере 30 млн. евро, то на депозитах наших вкладчиков имеем сегодня 400 млн. грн. То есть привлекаем своих внутренних инвестиций в несколько раз больше, чем внешних. И тенденция нарастает. Это очень важный момент: внешние инвестиции стимулировали инвестиции внутренние.

Сегодня наш банк использует помощь и поддержку с Запада для развития украинской экономики, эти деньги работают на украинской земле. Если бы этого не произошло, ЗУКБ так и остался бы неким провинциальным банком с неопределенной дальнейшей судьбой, учитывая перспективы глобализации банковской системы. Сейчас все украинские банки имеют суммарный капитал в размере одного миллиарда 430 млн. долл. По сути, это капиталы двух польских банков. А десять польских банков — один немецкий. Три немецких — один американский. О чем можно говорить?

По статистике, в настоящее время наибольшую динамику развития получили украинские банки, привлекшие именно иностранные инвестиции. Поэтому нам необходимо наращивать капиталы. А это возможно, если возрастет доверие к гривне и если эти структуры смогут стать открытыми для приема инвестиций. То есть капитал может заработать как внешний, так и внутренний, но финансовые технологии, обучение рыночным отношениям, создание рынка ценных бумаг, привлечение длительных дешевых средств, которых наши банки сейчас не имеют, и проч. — все это может прийти к нам от иностранного инвестора, уже обладающего всем этим.

Если говорить о перспективах развития банковской системы Украины, то, при сохранении сегодняшних темпов экономического развития, несмотря на все законодательные и другие преграды, иностранцы будут проявлять повышенный интерес к нашей стране, а значит, и к банковскому сектору. И как только на нашем рынке появятся несколько крупных иностранных «игроков», это приведет к новой волне слияния и поглощения наших банков. Их станет намного меньше. Западные эксперты, наблюдающие за украинским финансовым сектором, считают, что банки с капиталом менее 50 млн. долл. США вообще не имеют перспектив на рынке. А мечтать об иностранном инвесторе украинский банк объективно может не раньше, чем через 5—10 лет стабильной работы, занимая очень значительный сегмент рынка в своем регионе и имея положительный результат работы в «чужих» областях.

Доверие к банку со стороны мировых финансовых кругов — необходимый атрибут отечественного банка-лидера. И очень часто наличие солидного инвестора в уставном фонде, тесная кооперация с ним, прозрачность в принятии решений и их исполнении могут стать начальной оценкой надежности банка для иностранных и украинских клиентов. Хотя иностранные инвестиции — не панацея от бед банка. Все проблемы «сидят» в нас самих — в каждом человеке, его семье, предприятии, на котором он работает, государстве, в котором живет…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК