Рейтинг для революции. Послевыборный финансовый кризис: провокация или закономерность?

03 декабря, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 49, 3 декабря-10 декабря 2004г.
Автор
Отправить
Отправить

В Украине снова банковский кризис. Народ повалил за депозитами, и банки были вынуждены ограничить их досрочный возврат...

Автор

В Украине снова банковский кризис. Народ повалил за депозитами, и банки были вынуждены ограничить их досрочный возврат. В «обменках» снова пропал наличный доллар, а на черном рынке его курс подскочил до 8 грн. Стремясь сохранить оборотные средства и ликвидность, банки тормозят даже расчеты предприятий друг с другом. Рейтинговые агентства предупредили о повышенных рисках, а Moody’s даже снизил прогноз по некоторым украинским финансовым инструментам (спасибо, хоть не сами рейтинги). Неужели это экономическая катастрофа, как не устают заявлять остатки руководства государства?

Трудно поверить, что все происходящее является результатом четырех лет экономического подъема. Что все это возможно на фоне одного из самых высоких в мире темпов роста ВВП и промышленного производства, а также значительных золотовалютных резервов (превышающих объем наличной гривни). И тем не менее…

Симптомы и лечение

Симптоматика достаточно стандартна для политического кризиса: люди теряют веру в завтрашний день. И инстинктивно пытаются перевести свои сбережения в зримый и осязаемый вид — валютную наличность. Меры по преодолению этой тенденции активно освещались в СМИ на протяжение недели.

Наиболее опасный процесс — массовое паническое изъятие населением своих вкладов — удалось купировать административными методами. Своим постановлением №576 от 30 ноября Национальный банк просто запретил комбанкам досрочное расторжение депозитных договоров и простимулировал возврат в банки ранее снятых со счетов денег на льготных условиях (подробнее о процессах в депозитно-кредитной сфере читайте на стр.11 этого номера «ЗН»).

Это же постановление предусмотрело ряд мер, замедляющих процесс вывода из банков денежных средств. Снятие оных гражданами ограничено суммой в 1,5 тыс. грн. в день (в том числе через банкоматные сети), юридическими лицами — 80 тыс. грн. в месяц (кроме зарплат и материальной помощи). Введен ряд ограничений при покупке валюты: в случае приобретения сумм свыше 1 тыс. долл. наличными или 50 тыс. долл. безналичными обязательна процедура финансового мониторинга (цель — не допустить массового вывода капиталов за границу).

Нацбанк также запретил снабжение обменных пунктов наличной валютой. Сделано это было для предотвращения спекуляций, когда вся поступившая в обменный киоск валюта мгновенно уходит «менялам». Купить ее стало возможно только в кассах банков, а «обменки» перешли в режим приема валюты (снабжать их гривней по-прежнему разрешено).

Вопрос, насколько эти меры позволили спасти ситуацию, остается открытым. Штурма вкладчиками банков, как это было в Аргентине в 2001-м или Москве в июне этого года, не наблюдается. Впрочем, несмотря на ограничения на досрочное изъятие депозитов, о замораживании вкладов речь не идет. Депозиты, срок погашения которых уже наступил, должны возвращаться. Правда, есть сообщения, что банки пытаются уговаривать клиентов подождать с этими требованиями до политической стабилизации, но вопрос всегда можно решить, пригрозив судом. Ряд юристов высказывал замечание о том, что Гражданский кодекс позволяет в судебном порядке вернуть вклады и досрочно, однако вряд ли большинство граждан начнет активно этим заниматься.

А вот банкоматы в крупных городах всю неделю почти не работали, несмотря на заверения банков в обратном. Чаще всего в них просто не было денег, также они активно «подвисали», а иногда и сообщали клиентам о лимитах на выдачу налички, гораздо меньших, чем нацбанковские полторы тысячи. В кассы банков валюта поступала в ограниченном количестве, и ее быстро разбирали. Цены на доллар на черном рынке, скакнувшие было едва ли не до 10 гривен, к концу недели начали снижаться.

Сложнее обстояло дело с платежами предприятий. Во-первых, взаимоотношения большинства из них перешли на предоплату, что увеличило нагрузку на банки. Контрагенты, особенно российские, начали массово требовать денежного «закрытия» контрактов. Банки стали придерживать платежки, ссылаясь на технические трудности и прочие мелочи. Доходило до того, что предприятия требовали от них справки, что задержка платежа происходит по вине банка.

На межбанковском рынке наблюдалось превышение спроса над предложением — даже на гривню, не говоря уж о валюте. При этом Нацбанк не спешил проводить массовые интервенции, подобные октябрьским. За неделю, предшествовавшую началу обострения ситуации, было продано 240 млн. долл., что, конечно, вдвое больше, чем за предвыборную неделю, с 15 по 19 ноября (119 млн. долл.), но меньше, чем в конце октября (более 400 млн. долл. за пять дней торгов). Хотя средства на это у НБУ имелись. Похоже, было решено, что в этот раз погасить панику удастся чисто административными методами.

По данным валютных аналитиков, весь понедельник и половину вторника рынок провел в ожидании предложений Нацбанка. А после того, как последний во вторник немножко утолил спрос (продав на межбанке смешную сумму в два-три десятка миллионов долларов), на рынок с предложением валюты вышли зарубежные операторы. В среду спрос на валюту полностью удовлетворялся. «Набрали» банки и достаточное количество гривневой наличности.

Масштабы кризиса

В своих панических настроениях граждане в основном ориентируются на слухи и информацию популярных СМИ (телевидения). Самостоятельно анализировать макроэкономические показатели народ не умеет, да и не обязан. Поэтому заявление Леонида Кучмы о том, что страна стоит на пороге экономической катастрофы (естественно, в результате действий оппозиции), воспринимается с гораздо большим доверием, чем, например, слова банкиров о том, что объемы золотовалютных резервов достаточны для длительного сохранения ликвидности и платежеспособности банков.

Теоретически, за счет своих резервов, которые составляли на начало декабря около 10,3 млрд. долл., Нацбанк может скупить всю наличную гривню в стране (которой около 8 млрд. долл. по курсу НБУ). Эту возможность он успешно продемонстрировал во время ликвидации октябрьской вспышки спроса на доллар.

Впрочем, и валютная паника пока не достигла октябрьских масштабов. На рынке наличной валюты с 19 по 26 ноября население продало 123,7 млн. долл. и купило 294,8 млн. долл. Неделей ранее эти цифры составили 136 и 409 млн. соответственно, то есть налицо падение спроса. Для сравнения: с 18 по 22 октября, в пик ажиотажа, граждане продали 153,1 млн. долл., а приобрели 483 млн. Всего же за октябрь превышение покупки валюты населением над продажей составило более миллиарда долларов, который сейчас находится на руках и рано или поздно будет обращен в гривню. Особенно этот процесс активизируется перед Новым годом.

Даже «сбрасывая» банкам по миллиарду долларов в месяц, Нацбанк сегодня может удерживать ситуацию в стране в течение полугода (будем считать, что он будет снижать резервы лишь до минимально приемлемого уровня). Вряд ли нестабильность «стабилизируется» на столь продолжительное время. Да и нужды подпитывать экономику валютой сейчас нет. Несмотря на стандартную реакцию на кризис субъектов внешнеэкономической деятельности (экспортеры придерживают валютную выручку, а с импортеров зарубежные контрагенты требуют предоплат), а также на некоторое падение объемов экспорта в октябре-ноябре, валюта в страну поступает достаточно высокими темпами — назывались цифры до 200 млн. долл. в день. Так что, даже несмотря на рост импорта, предприятиям есть где покупать ее для расчетов с зарубежными поставщиками.

Таким образом, по мнению большинства экспертов, объективных причин для кризиса ликвидности украинской банковской системы нет. Есть лишь причины субъективные — стресс от политической неопределенности. Или заявления некоторых политиков о «крае пропасти», на которые, хочешь не хочешь, а приходится реагировать.

Несколько слов о рейтингах. Понизить рейтинги страны в нестабильной политической ситуации, а особенно — после заявлений Кучмы, ведущие мировые агентства были просто обязаны. В этом заключается их ответственность перед инвесторами. О повышении рисков предупредили и Standard & Poor’s, и Fitch, однако реально пошло на этот шаг только Moody’s. По мнению Fitch, ранее присвоенный Украине рейтинг В+ со стабильным прогнозом включает в себя риск политических пертурбаций, вызванных выборами. А ресурсов хватает: «Относительно сильный макроэкономический фон Украины, низкий коэффициент соотношения собственных и заемных средств и все еще немалые валютные резервы дают ей место и время для маневра, прежде чем ее способность обслуживать долг окажется под угрозой» (из последнего сообщения агентства).

Тем не менее все три ведущих агентства поставили рейтинги ряда украинских банков и финансовых инструментов в списки для пересмотра. С началом переговоров сторон конфликта этот пересмотр, видимо, притормозился (новый прогноз Moody’s — «развивающийся» — определяет вероятность как повышения, так и понижения рейтинга в будущем). Однако затягивание политического урегулирования процесса или даже обнародование сведений о его остановке может привести к дальнейшему понижению рейтингов Украины, ее банков и ценных бумаг.

Бриллианты для диктатуры пролетариата

Несмотря на то, что по мелочам банковскую систему лихорадило еще с октября, а вышеупомянутые кризисные явления начали проявляться сразу после второго тура, в первую политкризисную неделю вопрос о дестабилизации банковской системы не стоял. Наоборот, в пятницу, 26 ноября, руководство НБУ с гордостью заявляло о том, что «банковская система работает, как хорошие швейцарские часы». Массовые попытки граждан изъять депозиты начались в понедельник (в этой связи эксперты отмечают быстроту реакции НБУ).

Очевидны два события, которые могли вызвать панические настроения. Первое — это уже упоминавшееся заявление Кучмы о будущей «экономической катастрофе», сделанное им в понедельник. Второе — съезд депутатов всех уровней в Северодонецке, на котором прозвучали призывы к отделению восточных областей Украины. Вероятность подобного развития событий выглядела тогда достаточно высокой.

Но деление страны — это деление и банковской системы. В этом случае возникает вопрос о преемственности обязательств банков при смене их юрисдикции. И перспектива повторения 1991 года, когда в независимой Украине обязательства советского Сбербанка моментально превратились в дым, вряд ли кого-то порадует. Не говоря уж о высоких соблазнах в условиях многовластия и анархии вообще бесследно вывести активы некоторых банков из страны. Списав потом это на коллег, оставшихся за «новой» границей. Интересно, что было бы со Сбербанком СССР, если бы летом 1991 года его вкладчиков убедили, что великая страна доживает последние недели?

Есть еще один момент — начавшееся в эти дни торможение взаиморасчетов между предприятиями, банками (даже филиалами в рамках одного банка) и казначействами регионов (в первую очередь восточных) и Центра. Происходит это по инициативе местных властей, видимо, начавших таким образом готовиться к экономической самостоятельности. По некоторым данным, активное участие в замыкании финансовых потоков в пределах региона принял ряд банков, принадлежащих донецким ФПГ или контролируемых ими через наблюдательные советы.

А ведь массированный обвал банковской системы всегда приводит к заметному перераспределению собственности на этом рынке. И в выигрышной позиции окажется тот, кто будет знать о готовящемся кризисе заранее (вспомним 1998 год в России). При этом технология обваливания путем вызова паники вкладчиков хорошо отработана на банке «Мрія».

В результате в возникшем кризисе можно будет обвинить оппозицию, лишив ее таким образом поддержки значительных масс среднего класса, мелких предпринимателей, да и просто пары-тройки миллионов граждан, получающих зарплату по банковским карточкам. В общем, зайцев под прицелом много...

Вместо рекомендаций

Прогнозировать ситуацию не берутся даже опытные эксперты. С одной стороны, стабилизационные меры НБУ и комбанков удержали обвал. Но напряжения они не сняли: правдами и неправдами люди все равно пытаются вернуть вклады и недовольны ограничениями на получение своих кровных из электронных кошельков. Поэтому заморозить ситуацию не получится. Если политический кризис будет усугубляться, Нацбанку действительно придется «скармливать» экономике свои резервы. Которые велики, но не беспредельны.

Можно было бы посоветовать прислушаться к мнению профессионалов-банкиров. «Я понимаю, что ограничения являются достаточно неудобными и на первый взгляд нарушают ваши права. Однако мы, банкиры, уверены, что эти действия будут содействовать… сохранению ваших денег и защите ваших прав в будущем», — заявил председатель правления банка «Аваль» Александр Деркач в обращении к клиентам.

Банкир призвал проявить доверие. Собственно, гражданам, которые стали заложниками политической ситуации, ничего другого и не остается. Правда, доверия этого не так много, и оно истощается с каждым днем кризиса. А если катастрофа таки грянет, то никакие демонстрации под офисами банков не спасут наши вклады от переброски в течение суток в оффшоры до лучших времен...

Однако постараемся не уподобляться политикам, которые подстегивают своими заявлениями панику, вместо того, чтобы по долгу службы и сердца ее гасить. И вместо мрачных прогнозов будем надеяться на лучшее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК