ПЕНСИОННАЯ СИСТЕМА: ЧИЛИЙСКИЙ ОПЫТ И УКРАИНСКИЕ СОМНЕНИЯ

07 февраля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 7 февраля-14 февраля 2003г.
Отправить
Отправить

Юмористы уже десятки раз упражнялись на тему — что делать, когда наши желания хронически не соответствуют нашим возможностям...

Юмористы уже десятки раз упражнялись на тему — что делать, когда наши желания хронически не соответствуют нашим возможностям. В жизни все гораздо менее смешно: надо по одежке протягивать ножки, или, в переводе на политический сленг, — идти на непопулярные решения. Если решения принимает один человек, обладающий всей необходимой информацией, — есть шанс на быстрый успех. Если же будущее зависит от того, достигнут или не достигнут 450 достойнейших граждан страны компромисса по теме, для многих из них абсолютно непонятной и даже занудной, но политически острой...

На помощь этим 450 подключаются несколько сотен более подкованных и просвещенных: представители исполнительной власти, многочисленные эксперты, советники, помощники. Увы, и в стане «подкованных» пока не нашлось своего Хосе Пинейры (Чили) или Григория Марченко (Казахстан), чтобы не только увидеть некую стройную систему, но и на этапе воплощения эту стройность не убить. Что в таких условиях остается? Проводить заседания госсоветов, организовывать рабочие группы, созывать конференции и «круглые столы», продуцировать методическую и псевдометодическую литературу и спорить, спорить, спорить...

Единственное утешение: порой эти споры ведутся на достаточно высоком профессиональном уровне. Что пусть и медленно, но приближает нас к цели. В данном случае — к принятию двух украинских пенсионных законов.

Четверть века... от Сантьяго до Киева?

Приезд чилийского гостя стал, безусловно, изюминкой состоявшейся на прошлой неделе международной научно-практической конференции «Негосударственное пенсионное обеспечение в контексте развития рынка финансовых услуг». Бывший министр труда и соцобеспечения Чили Гильермо Артур Эррасурис — нынче не только вице-президент компании-администратора пенсионных фондов «Сумма Бансандер» и директор банка «Сантандер-Чили». Он занимает руководящие посты в национальной ассоциации и международной федерации компаний-администраторов пенсионных фондов. А среди прочих его должностей — членство в административном совете Международной организации труда, а также в исполкоме Международной организации работодателей...

Впрочем, в Киеве речь так и не зашла о всемирных масштабах (хотя чилийский опыт бодро шагает по планете и особенно неплохо себя чувствует в Латинской Америке). Завораживающее впечатление на украинскую общественность обычно производит статистика влияния негосударственных пенсионных фондов на чилийскую экономику. Такие цифры хочется слушать еще и еще. И, прикрыв глаза, мечтать — вот если бы лет через двадцать пять подобное экономическое чудо случилось и у нас!

Если в Украине десятками миллиардов долларов измеряются пока лишь «самые-самые» показатели — ВВП да внешнеторговый оборот, то в Чили совокупные активы тамошних пенсионных фондов на рубеже тысячелетий перешагнули отметку в 30 млрд. и к декабрю прошлого года, по данным г-на Эррасуриса, достигли 35,5 млрд. долларов. А ведь рынок НПФ — хоть и важная, но лишь часть чилийского финансового рынка.

Впрочем, правильно было бы расставить акценты и по-иному — хоть и часть, но важная. Потому что 35 млрд., о которых речь, крутятся в основном в чилийской экономике — только 15 с небольшим процентов средств администраторы пенсионных фондов инвестируют за рубеж. Остальное идет в промышленность и телекоммуникации, в недвижимость и на рынок государственных и муниципальных бумаг. Ну а государство, имея такой мощнейший ресурс, успешно справляется с выплатой пенсий нынешним пенсионерам. И так уже 22-й год подряд...

Конечно, в нашем понимании — это отказ от принципа солидарности поколений, который в украинских условиях просто не мыслим. Конечно, это не то добровольное накопление, которое вроде уже всерьез примеряемся разрешить и в нашей стране: в Чили ежемесячное отчисление 10% заработка в один из пенсионных фондов строго обязательно для всех наемных работников. Это правило не распространяется лишь на самозанятых (актеры, журналисты, художники, предприниматели) да на военных — те традиционно на особом счету. По понятным причинам не платят и безработные — а их в стране, по официальным данным, 9,5% от всего экономически активного населения.

Сомнительно, чтобы чилийская система негосударственного управления обязательной пенсионной системой — эффективнейшая, надо сказать, система! — была востребована в нашей стране даже через десятилетия. Частник, управляющий общественным ресурсом, вызывает у нас что-то среднее между желанием проверить, цел ли кошелек, и откровенным неприятием. Да мы скорее доверим управление крупными средствами какому-нибудь государственному монстру! А вот чилийцы пошли другим путем и теперь пожинают плоды.

Начав в 1981-м, этот частник — невзирая на два года (1995 и 1998-й) с отрицательной доходностью и наблюдающееся в последнее время падение фондовых индексов большинства латиноамериканских стран — обеспечил в среднем 10,3% реальной доходности пенсионных накоплений. И, как не без удовлетворения подчеркнул на конференции в Киеве г-н Эррасурис, к декабрю 2001 года 63% в пенсионных накоплениях составлял именно инвестиционный доход.

Не догоним, так хоть поговорим?

В точности перенести чилийский опыт на украинскую почву невозможно, да и надо ли пытаться? А вот перенять некоторые тамошние подходы, судя по проведенной дискуссии, было бы совсем не лишним.

Чилийцы, в отличие от нас, не дискутировали пять лет о том, какой будет их пенсионная система. Мы же настолько увязли в довольно муторном деле полнейшего учета разнородных мнений, что по мере отработки пенсионных законов сомнений и сомневающихся становится все больше и больше. Ну а если согласиться с выдвигаемым отдельными народными депутатами требованием провести всенародное обсуждение — ну, тогда демографически благоприятные для старта отечественной пенсионной реформы годы по 2007-й включительно будут безвозвратно упущены. И стартовать придется уже в худших условиях еще большего старения нации.

Но ведь главный спор из-за чего? Из-за того, что мы боимся потерять деньги. В результате законопроект о негосударственном пенсионном обеспечении построен на сложнейшей диверсификации — функций, контроля, инструментов инвестирования и т.д. Но не впадаем ли мы при этом в крайность, делая систему не способной к быстрому принятию решений? На уже упомянутой конференции председатель Государственной комиссии по регулированию рынков финансовых услуг (ГКРРФУ) Виктор Суслов обратил внимание присутствовавших на такой, с его точки зрения, частный казус, как предлагаемый в законопроекте порядок утверждения инвестиционной декларации пенсионного фонда. Дабы декларация была как можно совершеннее, ее должен одобрить совет негосударственного пенсионного фонда, а потом еще и два регулятора — Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку совместно с упомянутой ГКРРФУ. Кто главнее и сколько времени займет этот согласовательный процесс — задавался вопросами Виктор Иванович.

Его можно понять. Положение о самом госрегуляторе финуслуг разрабатывается уже скоро полтора года. Только на согласовании в министерствах оно находится вот уже восемь месяцев. Если процедуры (и еще больше — темпы) будут перенесены на рынок негосударственного пенсионного обеспечения, то можно вполне согласиться с В.Сусловым — мы придем к банальным волоките и размыванию ответственности. Что многократно увеличит риски для вкладчиков. Ну а государство не может поощрять развитие системы, которая таит в себе чрезмерные риски для наших недостаточно опытных в вопросах инвестирования граждан, здесь г-н Суслов прав.

Проблема? Безусловно. И круг снова замкнулся. По украинскому обычаю, заслышав об очередной опасности, мы тут же решаем еще раз все обсудить, взвесить, внести и завизировать предложения, не без удовольствия покопаться в зарубежном опыте... Между тем, если вдуматься, чилийская реформа подсказывает нам более продуктивный на нынешнем этапе путь — отработки деталей уже на практике. В самом деле, ведь тамошние реформаторы не стали «временить» с запуском новой пенсионной системы до тех пор, пока в суперинтенданции по делам НПФ (аналоге нашей ГКРРФУ) накопится тысяча с хвостиком необходимых нормативных документов и циркуляров общей высотой, если сложить все в стопочку, где-то под три метра — это все было сделано «по ходу пьесы», в течение двух десятилетий.

Начало практической работы было весьма осторожным. В первые годы администраторы НПФ не имели права вкладывать пенсионные деньги в акции предприятий — только в банки и госбумаги с фиксированной доходностью. Двенадцать лет прошло, прежде чем был снят запрет на инвестирование средств за рубеж. Причем снимали очень медленно, поэтапно. Если, к примеру, в 2000 году чилийским законодателем разрешалось вкладывать в зарубежные инструменты от 10 до 20% активов пенсионного фонда, то более точный норматив устанавливал чилийский центробанк. И был этот норматив на уровне 16%. Нынче, когда реальный показатель приблизился к 15,3%, ассоциация пенсионных фондов лоббирует увеличение этого показателя до 20%. Но решение опять-таки примет центробанк…

Очень гибко чилийские финансовые власти подходят и ко многим другим вопросам. В течение 19 лет на рынке царило довольно скучное однообразие — в том смысле, что каждый администратор пенсионного фонда имел в управлении только один фонд, а сам АПФ, боясь выбиться из норматива минимальной доходности, предпочитал особо не рисковать и проводить ту же инвестиционную политику, что и его конкуренты. В интересах ли рядовых вкладчиков была такая система? Видимо, не совсем, поскольку уже в 2000-м при каждом АПФ разрешили иметь по два фонда, причем новый (для лиц, не желающих рисковать своими сбережениями) вкладывал пенсионные средства только в облигации, т.е. инструменты с фиксированной доходностью.

Нынче г-н Эррасурис привез еще одну новость: теперь каждый АПФ создает пять разных фондов. Самый агрессивный — фонд типа А — вкладывает не менее 40 и не более 80% средств в акции, а самый консервативный (типа Е) не вкладывает в них ни песо, ориентируясь на менее доходные, но более надежные облигации.

Ну а в Украине спорят, пытаясь «научно» обосновать для наших будущих НПФ норматив вложения средств на депозиты банков, в акции и государственные ценные бумаги. Наверное, поэтому вместо небольшого, но все же дохода от инвестирования украинских пенсионных накоплений мы вынуждены подсчитывать, сколько поправок подано к очередному варианту пенсионного законопроекта...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК