Лучше с женщиной?

30 августа, 2013, 17:05 Распечатать Выпуск №31, 30 августа-6 сентября

В то время, как мужской гомосексуализм обычно бывает врожденным, генетически детерминированным, женский, как правило, — результат социально обусловленного и личного выбора. 

Всю жизнь она считала себя "гетеро". А потом, имея уже за собой долгие годы в браке и взрослых детей, вдруг вступила в связь с женщиной. Исследователи предполагают, что таких случаев будет, чем дальше, тем больше. Во все времена "слабые половинки" искали в семье, прежде всего, финансовой безопасности. Сегодня "слабая", если финансово сильная, ищет в браке, в первую очередь, безопасности эмоциональной. И, случается, находит ее… у женщины. 

Специалисты отмечают, что с каждым днем люди все труднее контактируют между собой, хотя по природе своей продолжают нуждаться друг в друге, ибо являются "существами социальными". "Человеку нужен человек" — эти слова профессора Снайта из кинофильма "Солярис", по всей видимости, будут актуальны всегда. И, бывает, человек, с которым удается найти понимание на эмоциональном, интеллектуальном, эстетическом и сексуальном уровнях, оказывается одного пола. У женщин такое может случаться чаще, говорят эксперты, поскольку их "эрогенная зона" находится, в первую очередь, в мозге: сексуальное желание женщин, в отличие от мужчин, зиждется, прежде всего, на чувстве эмоциональной, психологической близости. "Если мужчина хочет, чтобы вечер удался, он еще утром должен женщине сказать комплимент", — сказал знакомый сексолог.

О женском гомосексуализме как нарастающей тенденции на Западе заговорили в контексте сексуальной революции в конце 50-х—начале 60-х гг. Тогда к его изучению обратились не только психологи-сексологи, в особенности психоаналитики, но и социологи. Ибо проблема увеличения случаев гомосексуальности (мужской и женской) вышла из сферы сексопатологии и стала социальной. Была обнаружена странная закономерность: чем более образованными и профессионально независимыми становились женщины, тем больше в этом кругу появлялось лесбиянок. Было отмечено, что это явление имеет место преимущественно в больших городах среди женщин, которые, подчиняясь ожиданиям общества, выходили замуж, рожали детей, т.е. исполняли свой общественный долг в роли матери и жены. Когда же их дети вырастали, они сами, свободные уже от давления своих родителей (и окружающих), подсознательно удерживавших их "нормальность" в нужном русле, изменяли свои критерии и начинали искать того, с кем чувствуют себя в действительности хорошо. 

Грядут перемены 

Исследователи отмечают, что растущее число лесбиянок — это предвестник общих глобальных перемен. Что касается изменения норм половой морали, их можно увидеть невооруженным глазом (а если не видим, значит сами включены в этот процесс). Возьмем, к примеру, добрачный секс. Еще 30—40 лет назад мать, узнав, что ее юные сын-дочь имели половой контакт, испытала бы потрясение. Сегодня мамы своим подросткам сами "подсовывают" в карманы презервативы — "на всякий случай". А средний возраст первого полового опыта теперь на три-четыре года раньше, нежели у поколения "отцов": 15,5 лет — у мальчиков и 16,5 лет — у девочек. 

Еще одной "приметой времени" стал стыд девственности. Когда-то девушки скрывали, что "первый раз" уже позади. Сегодня лгут в противоположном направлении: чтобы быть "как все" и не выделяться из группы. "Мне 14, а я еще ни с кем не была, помогите!", "Мне 13 лет, а у меня нет месячных, может быть, это менопауза?". Это цитаты из интернет-форумов.

До недавнего времени общество оценивало потерю девственности юношей и девушек по-разному. В первом случае отец мог даже гордиться, что сын, наконец, стал мужчиной. В отношении дочери никогда не было радости, в особенности, когда сообщалось: "Я беременна". Сегодня же родители (и девушки, и парня) воспринимают как норму то, что молодые еще до свадьбы живут вместе в так называемом "браке на пробу".

Сфера интимных отношений стала "разнообразнее". В обществе стремительно что-то меняется, и это можно увидеть по меняющейся статистике: растущее число бездетных пар, растущее число детей, рожденных вне брака матерями-одиночками, увеличение количества разводов, супружеских пар, живущих раздельно в отдельных квартирах, неравных по возрасту браков (он намного старше — она моложе, она старше — он значительно моложе). А гомосексуализм не просто "вышел из подполья", а стал агрессивно вызывающим, увеличивается в то же время число асексуальных связей. 

Интересно, что по статистике в парах лесбийских чаще, чем у пар традиционных, секс со временем отодвигается на дальний план, а то и уходит вовсе, не сказываясь на прочности отношений. 

— К сожалению, в мире усиливается тенденция отказа от секса, как от "вчерашнего дня", — говорит руководитель Украинского Института сексологии и андрологии профессор Игорь ГОРПИНЧЕНКО. — И асексуальная жизнь не имеет ничего общего с сублимацией (отказ от половой жизни в пользу другой деятельности, прежде всего, творчества). Это, на мой взгляд, вредная идеологическая концепция: не создаются полноценные семьи, не рождаются дети. Лишенные секса люди более склонны к агрессии и антисоциальным поступкам. Этот феномен настораживает сексологов, у них пока нет этому объяснения. Возможно, это дань моде, но не исключается влияние экологии, аномалий в самой природе, генетических мутаций — увеличения количества людей, имеющих переходные биологические черты: мужские и женские. Мужчины теряют сексуальную агрессивность, женщины утрачивают нежность, приобретают в социальном плане мужские роли.

Стирание двойного стандарта 

Наиболее знаковым результатом перемен стало стирание существовавшего многие века двойного стандарта половой морали. В патриархальные времена оценки сексуального поведения существенно различались для мужчин и для женщин, указывает в своей книге "Трансформация интимности" социальный психолог Энтони Гидденс. 

От женщины требовалось неуклонное сохранение верности мужу, любые ее попытки даже самого невинного флирта с другими мужчинами расценивались как моральная распущенность. Женская "добродетель" покоилась на способности женщины "сопротивляться", не поддаваться сексуальному искушению. А вот мужчины трактовались (также и женщинами) как существа, требующие сексуального разнообразия. 

Для мужчин всегда считалось приемлемым вступать до брака в многочисленные сексуальные связи. Женщины же выходили замуж, фактически совершенно не имея никаких знаний о сексе. "Мать обычно напутствовала дочь: "После твоей свадьбы, дорогая, с тобой будут проделывать неприятные вещи, но ты не обращай внимания, я всегда так и делала", пишет Гидденс.

С появлением контрацепции прерывается для женщин хронический круг беременностей и деторождений, связанный с половым актом. "Главные героини сексуальной революции — женщины. Им принадлежит основной выигрыш от происходящей ныне трансформации интимности, — указывает Гидденс. — Сексуальная революция дала женщине право на обладание собственной сексуальностью и получение сексуального наслаждения".

Вероятно, в былые времена очень бы удивились тому, сколько сегодня внимания уделяется проблемам женского оргазма. Всего каких-нибудь 100 лет назад бытовало мнение, причем, даже среди специалистов (невропатологов и гинекологов), что женский оргазм есть не что иное, как симптом истерии. Сегодня вряд ли кто не информирован о необходимости получения и женщинами сексуального удовлетворения. 

Что, впрочем, соответствует ее природе: "человеческая особь женского пола является единственной среди всех самок живых существ, обладающей свойством гиперсексуальности, то есть способности спариваться больше, чем нужно для оплодотворения. Это такая же уникальная особенность человека, как пользование огнем и речью" (Гидденс).

Пластичная сексуальность

В прошлом основная масса населения рассматривала половой акт почти исключительно с точки зрения необходимости зачатия новой жизни. Именно для этой главной цели создавался институт моногамного брака, поскольку любой половой акт (отсутствовали надежные контрацептивы) был практически неотделим от последующего деторождения. К тому же, "вряд ли жизнь, наполненная непрестанным тяжелым трудом, могла направляться страстью; к примеру, по исследованиям, в XVII веке среди женатых крестьянских пар Франции и Германии поцелуи и ласки были крайне редким явлением", пишет Гидденс.

С отделением секса от воспроизводства связано открытие "пластичной сексуальности" у человека (о которой первым, по утверждению Гидденса, заговорил Фрейд). В соответствии с концепцией, сексуальность не должна рассматриваться в экстремально противоположных значениях: или гомо, или гетеро. Это шкала, на одном конце которой находится "гетеро", на другой — "гомо". А человек "балансирует" между этими двумя полюсами: ближе-дальше. Женщины, в отличие от мужчин, ближе к "золотой середине". 

Большинство женщин не причисляют себя к "гомо", тем не менее, около 25% из них испытывают эротическую заинтересованность своим полом — таковы данные исследований Рич Савин-Уильямс. Он указывал также, что в то время, как мужской гомосексуализм обычно бывает врожденным, генетически детерминированным, женский, как правило, — результат социально обусловленного и личного выбора. 

Альфред Кинси, считающийся отцом сексологии, систематического, научного изучения человеческой сексуальности, разработал шкалу измерения сексуальной ориентации, известную ныне как шкала Кинси, имеющая значения от нуля до шести, где ноль соответствует исключительно гетеросексуальной, а шесть — исключительно гомосексуальной ориентации. И в своих исследованиях (1948, 1953) он указывал: "...только 50% всех американских мужчин были, по их словам, "исключительно гетеросексуальны", то есть не принимали ни участия в гомосексуальных действиях, ни гомосексуальных желаний не испытывали;18% были либо исключительно гомосексуальны либо устойчиво бисексуальны. Среди женщин 2% были полностью гомосексуальны, 13% других были вовлечены в какие-то формы гомосексуальных действий, в то время как следующие 15% имели гомосексуальные побуждения без удовлетворения их".

Не изменение сексуальности, а изменение отношения к ней 

— Мы имеем дело не с изменением сексуальности, а с изменением отношения к ее проявлениям,комментирует психолог-сексолог Александр КОЛОМИЙЧУК. — Другими словами, имеем дело с процессом реализации того, что уже было, но не было признаваемо раньше обществом, а потому не было реализовано. Сегодня гомосексуальным людям проще признать свою нетрадиционную ориентацию и не подавлять ее. И что важно, такой человек уже не считает себя ущербным и не чувствует себя неполноценным. Однако табу на проявление сексуальности все еще существует. И, как следствие, не всегда сексуальность, в особенности у женщин, является их настоящей, истинной сексуальностью. Я имею в виду, что бисексуальность женщины все еще подавляется обществом, а значит, и ее собственным подсознательным, неосознаваемым страхом. Ибо в обществе подобное воспринимается как аморальность и распутство. И поскольку женщина вынуждена подавлять свою истинную сексуальность, потому что общество ее не принимает, она выбирает сексуальность, комфортную для себя в этом обществе. 

Однако каждый человек изначально бисексуален. В каждом есть совокупность двух начал: женского и мужского. Я не согласен по поводу возраста. На разном жизненном этапе человека может притянуть к одному или к другому. Ибо сексуальность проявляется у человека всегда — и не всегда в контактах с лицами противоположного пола. Сексуальность — это намного больше и шире, чем физиология: это также близость эмоциональная, психологическая. А половой контакт — лишь частный случай проявления сексуальности. 

Отношение человечества к вопросу секса и своего тела постоянно меняется. В античной, индийской цивилизациях обществом принимались разные проявления сексуальности. В Средневековье же считалось, что сексом можно заниматься только для того, чтобы родить ребенка. Сейчас мы выходим из эпохи запретов, но далеко от них еще не ушли. К тому же, в глобальных тенденциях есть локальные. И всегда есть колебания. Так, во времена сексуальной революции 60—70-х прошлого столетия у нас было больше сексуальной свободы. Сегодня общество настроено "не видеть-не слышать", и представители сексуальных меньшинств вынуждены афишировать себя, чтобы донести до общества свое положение. Пропаганда гомосексуализма существует только лишь потому, что существует запрет. Отсюда и агрессия секс-меньшинств. Человек не виноват, что он "не такой", а ему говорят, что он "плохой". В действительности, мы не имеем права осуждать, если кто-то кого-то "не того" любит. Думаю, что общество будет двигаться в сторону свободного и толерантного отношения разных проявлений сексуальности. 

Правда, одно дело — создавать однополые союзы, а другое — воспитывать в однополых браках детей. По поводу детей, как составляющей однополой семьи, здесь вообще сегодня нет однозначного мнения. Поскольку это новое явление, неизученное. Необходимо исследовать этот вопрос. Опять-таки, не путем запретов, а путем изучения. 

Семья не умрет

"Женщина постепенно, хотя и достаточно быстро по историческим меркам, приобретает все большую экономическую самостоятельность и независимость. Причем это парадоксальным образом сказывается на усилении нестабильности моногамной семьи", — пишет Гидденс. (Украина на первом месте в Европе по числу разводов, процент разводов у нас достиг 61%, об этом недавно заявил директор департамента семьи и детей Минсоцполитики).

Тем не менее, пока еще преждевременно говорить о закате института моногамного брака. Даже стремительный рост числа разводов не может служить здесь показателем. Ибо большинство разводов совершается не для того, чтобы остаться холостяками, а чтобы вступить в новый брак. 

Несмотря на все достижения эмансипации и последствия сексуальной революции, брак по-прежнему занимает важное место в жизни большинства современных женщин, во всяком случае, гораздо большее, нежели в жизни мужчины. Для большинства женщин удачный брак с мужчиной по-прежнему значительно важнее, нежели удачная профессиональная карьера.

Что касается меньшинства, гетеро-сексуальное большинство, при всем своем неприятии, доходящем до отвращения, проявляет все большую терпимость к гомосексуализму (как к мужскому, так и к женскому) и признает его право на существование наряду с общепринятой гетеросексуальной практикой. И речь идет вовсе не о том, что все большее число мужчин и женщин вовлекается в гомосексуальную практику. 

Из лексикона медиков-профессионалов исчезает сам термин "извращение" в отношении гомосексуальных связей. Хотя не везде и "со скрипом". Один "очень гетеросексуальный" (как он сам себя назвал) директор института репродуктивной медицины категорически мне заявлял по поводу обращения к нему лесбийской пары: "однополая — это не семья, а "малое предприятие", и к нему не применимы положения украинского Семейного кодекса, и мы никогда не окажем помощь "таким" в стенах нашего уважаемого медицинского учреждения. Пусть завесят окна, двери и делают там, что хотят…".

Еще недавно в отечественном законодательстве предусматривалось уголовное наказание за мужеложство, а во многих американских штатах такие статьи продолжают действовать и поныне. Однако, в то время, когда в одних странах продолжаются дискуссии, как можно вылечить гомосексуализм, а в других начинают принимать то обстоятельство, что, если человеку в выбранном им формате отношений лучше, государство такой союз должно охранять.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 27
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно