Время колодцев истекает: за питьевой водой — в глубины недр?!

24 июля, 2015, 00:00 Распечатать

Из-за бесхозяйственности и неграмотного, хаотичного бурения частных скважин по добыче питьевой воды верхние горизонты подземных вод загрязняются. Поскольку разные горизонты связаны между собой трещинами и, по сути, являются сообщающимися сосудами, в них происходит миграция загрязненных вод. Это значит, что скоро у нас не будет чистой подземной воды, как уже практически нет чистых поверхностных вод. И это уже проблема выживания — и людей, и государства.

 

 

Из-за бесхозяйственности и неграмотного, хаотичного бурения частных скважин по добыче питьевой воды верхние горизонты подземных вод загрязняются. Поскольку разные горизонты связаны между собой трещинами и, по сути, являются сообщающимися сосудами, в них происходит миграция загрязненных вод. Это значит, что скоро у нас не будет чистой подземной воды, как уже практически нет чистых поверхностных вод. И это уже проблема выживания — и людей, и государства.

Обращение с подземными питьевыми водами в Украине все больше сводится к неосмотрительному расточительству: попользовались и сбросили в поверхностные водоемы. Такое отношение к ценнейшему ресурсу планеты преобладает и на Львовщине, где до недавнего времени серьезных проблем с питьевой водой не было. Но, судя по всему, они назревают, поскольку колодцы в ряде населенных пунктов уже сейчас без воды, или же она непригодна для питья.

О важности питьевой воды для человека ходят легенды и написаны горы научных исследований. Вода является основой здоровья человека и собственно человека. Недаром люди, имеющие возможность пить воду из чистых горных источников, более здоровые. Например, в прикарпатском Моршине. Здесь вода считается целебной. "Силы в ней много, особенно для хороших людей", — говорят местные жители. Но и тут произошли негативные изменения.

Не тот теперь Моршин...

Очевидцы, отдыхавшие в Моршине и бравшие воду из всем доступного четвертого источника, говорят, что раньше он был полноводным. Теперь вода идет тоненькой струйкой. Жители Моршина убеждены: виноваты в этом фирмы, добывающие минеральную воду. Они не считаются с тем, что их нацеленность исключительно на получение прибыли от продажи моршинской воды уничтожает этот край. Во многих колодцах вблизи Моршина уже сейчас нет воды. В некоторых селах не только высыхают колодцы, но и засыхают фруктовые деревья. В подобной ситуации оказался и соседний Трускавец. С той лишь разницей, что проблема питьевой воды здесь уже существует. Если в ближайшее время ничего не изменится, Украина может потерять этот курорт. А взамен получить "во всей красе" проблему водообеспечения.

Как считает главный гидрогеолог Львовской геологоразведочной экспедиции Татьяна Ривак, главная причина — в изменении климатических условий, уменьшении количества осадков. Впрочем, это, конечно, не исключает человеческого фактора. Известный украинский эколог Дмитрий Скрыльников уверен: многие фирмы на Львовщине добывают и продают природную минеральную воду без получения разрешения на ее добычу.

О вопиющем случае неконтролируемого забора воды из подземных пластов сообщил сайт "Наші гроші" — этим занималось ГП "Укрспирт". После изучения вопроса Хозяйственный суд Киевской области обязал предприятие выплатить... 19,75 млн грн штрафа в госбюджет, бюджет Львовского облсовета и поселкового совета Великого Любеня (Городокский район) за нарушение экологического законодательства.

По данным прокуратуры Львовской области, "Укрспирт" с февраля 2012 г. по январь 2013 г. незаконно осуществлял забор подземных пресных вод. За это время "Укрспирт" самовольно, без спецразрешений, добыл 414,6 тыс. кубометров подземных вод из водозабора, расположенного на территории пгт Великий Любень. И это только один факт. Как это повлияло и повлияет на подземные водоресурсы Львовщины, точно пока неизвестно.

Воды вроде бы и хватает...

"Наполнение природных подземных хранилищ водой довольно слабое. Сказываются и бесснежные зимы, — говорит председатель региональной организации "Западный центр украинского отделения Всемирной лаборатории" Петр Грицишин. — Если брать количество осадков, дождей, то общая картина вроде бы и не изменилась. Но если раньше дождь шел регулярно в течение длительного времени, то сейчас эта норма осадков может выпасть за несколько дней. Следовательно, твердые почвы не успевают насытиться водой".

По словам П.Грицишина, снижение уровня воды в колодцах Прикарпатья началось еще в 60-х годах прошлого века с началом мелиорации заболоченных земель. В результате были осушены болота, где происходила инфильтрация воды в подземные горизонты. Например, на границе с Польшей, там, где протекает река Солокия (левый приток Западного Буга), когда-то существовали заболоченные поймы. В засушливые годы они отдавали влагу в почву, а в многоводные периоды — накапливали ее. Это был естественный регулятор. Сейчас "мелиорированная" р. Солокия прямым потоком несет свою питьевую воду в Западный Буг, а тот — в Балтийское море.

"В моем дворе должен быть собственный пруд"

Кроме природных составляющих, на объемы питьевой воды, как считает эколог Д.Скрыльников, влияет стихийность водного строительства. "Сегодня каждая важная персона считает, что в его дворе должен быть пруд. А если очень важная, то пруд с проточной водой. Строят индивидуальные скважины, каскады с водой. В каждом районе вы найдете место, где есть несколько рукотворных рыбохозяйственных водоемов, частных прудов. Это ухудшает состояние рек, приводит к изменению уровня подземных (грунтовых) вод. Что будет дальше, никто не знает, — говорит ученый. — Обычно эти водоемы вырыты без проектной документации, нарушено все, что только можно, а сами объекты оформлены как фермерские хозяйства".

"Львовщина в целом обеспечена запасами водных ресурсов, — уверена Т.Ривак. — Еще в советские времена на территории области было разведано много водозаборов, утверждены их запасы. Преимущественно это вода питьевого качества. Интенсивные геологоразведочные работы шли в области с 1970-х до 1990 годов. Тогда на эти работы государство средств не жалело. Это было оправдано — на Львовщине была развита промышленность. Сейчас областной центр получает питьевую воду из 17 подземных водозаборов, работающих сейчас едва ли не на половину мощностей разведанных запасов". По ее словам, нижние водоносные горизонты самые безопасные, поскольку защищены от поверхностного загрязнения.

Это и привлекает как предпринимателей, так и население. За последние годы бурение индивидуальных скважин стало массовым. Как напомнил начальник службы водопроводного хозяйства КП "Львовводоканал" Владимир Панькив, согласно действующему законодательству добыча воды (как и любых ресурсов недр) с любой глубины является использованием государственных недр и их залежей. И за эту воду надо платить налог при условии, что она используется для производственных и коммерческих целей. А вода, предназначенная для питья, обслуживания частного дома и полива огорода, добывается бесплатно. Это стимулирует людей делать индивидуальные скважины. Но чаще всего эти работы выполняются без каких-либо проектов, что приводит к бесконтрольной добыче воды из подземных источников. Нередко самодеятельные предприниматели нарушают подземные потоки воды, и тогда без воды остаются другие люди.

"У моего знакомого из села Станин Радеховского района во дворе есть колодец с водой, а у ближайших 16 домов — нет, и соседи выбирают ее до нуля, — рассказывает один из жителей Радеховского района. — У людей есть два выхода из ситуации: рыть глубокие колодцы или бурить скважины. Скважина стоит около 10 тыс. грн. Не каждый может себе это позволить. Но где гарантия, что в глубоком колодце или скважине, пробуренной на сельском подворье, окажется хорошая питьевая вода?".

Говорите, где бурить!

Предсказуемости и системности в использовании питьевой воды в Украине способствовало то, что бурением скважин тогда занимались специализированные государственные организации, в частности "Бурвод" и "Львовская геологоразведочная экспедиция". После того, как не стало госзаказов, государственные спецпредприятия не выдержали конкуренции с частниками. Изготовление проектов, официальная зарплата, налоги, отбор воды на химический анализ и получение подтверждений в санстанции значительно увеличивали стоимость работ. А "шарашкина" контора приехала, пробурила скважину, взяла деньги — и ни за что не отвечает!

Стихийность этого процесса обусловило и то, что в 2002 г. правительство отменило получение лицензий на бурение скважин по добыче воды. Якобы этим власти упростили условия ведения бизнеса. С тех пор все, кому не лень, начали зарабатывать такими услугами: "Мы купили буровой станок. Говорите, где делать скважину?".

"Это не такая простая работа, как кажется на первый взгляд, — продолжает Т.Ривак. — Тут нужно быть геологом, иметь соответствующую квалификацию, владеть точной информацией. Ведь можно не просто даром потратить деньги заказчика, но и навредить природе. Это же недра. Можно наткнуться на инженерные коммуникации, попасть в границы водозабора".

Из-за длительности процедуры (до года) получения спецразрешения на добычу питьевой воды из подземных пластов и немалых расходов большинство местных предпринимателей отбирают питьевую воду нелегально. "Процедура получения лицензии настолько сложна, запутана и дорога, что мелкие фермеры просто не могут ее получить. Поэтому сегодня у большинства фермеров нет соответствующих документов на добычу вод для хозяйственных нужд", — рассказал ZN.UA основатель ООО "Барком" Олег Баран.

Мониторинг состояния подземных вод — это уже прихоть?

Ситуацию осложняет и то, что из-за проблем с финансированием под угрозой оказался мониторинг подземных вод.

"В течение последних 40 лет наша организация проводит мониторинг подземных вод на территории всех западных областей. Мы измеряли уровни воды, отбирали пробы на химический анализ, фиксировали и анализировали результаты и могли делать прогнозы на несколько лет вперед. Данные о состоянии и качестве подземных вод, ожидания, возможные паводки, количество осадков очень нужны сельскохозяйственным предприятиям, водоканалам, населению. На основе этих данных моделируются ситуации по каждому водному горизонту. Но сейчас государство фактически перестало финансировать это направление работ. На бумаге он вроде бы и есть, но средства очень скудны (50 тыс. грн на всю Западную Украину), — рассказала ZN.UA Т.Ривак. — Более того, из-за нехватки средств за последние годы разрушено немало исследовательских скважин. Некоторые из них — охотниками за металлом. Стоимость одной такой скважины — около 100 тыс. грн".

В селе когда-то было 60 источников

Совсем иным было отношение к питьевой воде еще сто лет назад. "Мой папа, — рассказывает Юрий Губени, — родом из села Комаровка Бродовского района. Это чешское село, созданное на ровном месте каким-то генералом австрийской армии в 1840 г. В детстве меня всегда удивляло, что возле дома был бетонный круг, куда с крыши стекала дождевая вода. Ее использовали для хозяйственных нужд, полива огорода. Даже когда дети хотели там искупаться, дед не позволял. Говорил, что эту воду будет пить скот — нечего туда соваться. Если начинался дождь, дед выпускал накопившуюся воду для сбора свежей".

Эту традицию его дед привез из Чехии. К воде там было очень уважительное отношение. Колодцы были в лесу, "журавли" — в поле. Каждый источник был ухожен. По сведениям местного краеведа Яна Микулаевича, "в начале XIX в. только в селе Яструбечи Радеховского района было около 60 источников. Вода была разного качества. Были такие источники, из которых никто не хотел пить. Зато вода из других снимала усталость и добавляла сил. Но их уже нет"...

После нас — хоть потоп, хоть засуха?!

Самая большая беда — нерациональное использование и потребительский подход к питьевой воде со стороны как населения, так и бизнеса. "Уровень потребления питьевой воды в Украине особо не вырос, не уменьшились и ее запасы, — считает Т.Ривак. — Но кардинально изменилась структура ее использования". Если в советское время на бытовые нужды использовалось около 7% водных ресурсов, то в 2014-м этот показатель составлял около 52% (61,74 млн кубометров), что в полтора раза превышает производственные расходы.

На первый взгляд, если верить официальным данным о динамике водопользования на Львовщине, за последний год забор воды из природных источников уменьшился.

Однако, как считает П.Грицишин, статистика отражает уровень использования питьевой воды только в централизованных сетях, где установлены счетчики. На нелегальных скважинах они, как правило, отсутствуют.

Впечатляют и показатели потерь воды при транспортировке: 2012 г. — 69,3 млн кубометров, 2013 г. — 66,9 млн (или 27,4% от забранной воды), 2014 гг. — 63,00 млн кубометров (27,2%).

Если посчитать в гривнях по нынешним ценам на питьевую воду, то через поврежденные сети только в 2014 г. при транспортировке Львовщина "слила в канализацию" более 557 млн грн. Где уж тут говорить о рациональном использовании питьевой воды.

По мнению директора Государственного природоведческого музея НАН Украины в г. Львов, доктора биологических наук, профессора Юрия Чернобая, в Украине отсутствует концепция охраны природы как целостного комплекса. Поэтому вода находится под контролем и в распоряжении разных государственных и коммерческих структур. У последних преимущественно собственные коммерческие интересы. Но у каждого из них свое узкое видение, свои подходы к охране водных источников и воды, к потреблению и т.п. Нет отношения к воде как к национальному ресурсу. Решения этого вопроса глобально никто не предлагает. Есть только отдельные разрозненные предложения.

63 млн кубометров загрязненной воды — в реку!

Наибольшая проблема — очистка использованной воды. Только в 2014 г. в поверхностные озера и реки Львовщины было сброшено 215 млн кубометров сточных вод. Из них нормативно очищенных — 149,6 млн кубометров, нормативно (условно) чистых без очистки — 20,33 млн, загрязненных или
недостаточно очищенных — 45,05 млн кубометров.

Самый большой загрязнитель поверхностных вод на Львовщине — бытовые стоки. Воду загрязняют промышленные и сельскохозяйственные предприятия, население. Например, еще 20 лет назад в с. Ямельня, что на Яворовщине, протекал небольшой ручей, из которого пил воду скот. Сегодня — это место слива бытовых стоков, опасных для домашних животных. И все бы ничего, но именно в этом селе находится один из водозаборов "Львовводоканала". И из этого же водозабора через централизованные сети получает питьевую воду все село. Власть, где ты?

Содержание фосфатов в водоемах Львовщины уже более чем в 13 раз, аммония — более чем
в 15 раз превышает норму

Еще в 2006 г. специалисты НУ "Львовская политехника" отмечали: сброс неочищенных и частично очищенных коммунальных и промышленных стоков происходит из-за изношенности очистных сооружений, срок эксплуатации которых давно истек. За последние годы ситуация только ухудшилась.

Самой загрязненной рекой бассейна Западного Буга признан его левый приток — река Полтва, которая является коллектором сточных вод г. Львова. Превышение предельно допустимых норм биохимического потребления кислорода (БПК) зафиксировано в
16,5 раза, содержания аммония — в 15,2 раза, нитритов — в 8,9 раза, фосфатов — в 13,2 раза. В неканализированных сельских районах рост потребления воды приводит к стремительному увеличению количества сточных вод и становится настоящей проблемой для экологического состояния региона, серьезной угрозой для чистоты водных ресурсов в целом.

Из-за загрязнения поверхностных вод, питающих колодцы, на Львовщине особенно остро встал вопрос обеспечения жителей сельских населенных пунктов централизованным водоснабжением. Сейчас им обеспечены только 1010 сел из 1927. Без воды остались не только села, но и небольшие города.

"В природе все взаимосвязано, — говорит Иван Ковальчук, доктор географических наук, профессор, академик Экологической академии наук Украины, действительный член Научного общества им. Т.Шевченко. — Все, что происходит на одном водозаборе, сказывается на состоянии всей реки. Раньше водными ресурсами занимались на уровне областных администраций через управления водных ресурсов. Была структура, знали, какие есть запасы воды, сколько и кто ее использует. Потом создали структуру управления по бассейновому принципу. Последняя, к сожалению, несовершенна. В штат этих управлений, которые на областных уровнях возглавляли первые руководители соответствующих областей, также входят по несколько сотрудников, у которых нет соответствующих полномочий. А тем временем центральная власть разваливает структуру управления и по админпринципу. Ее мельчат, дробят, уничтожают. На сегодняшний день промышленные предприятия и предприниматели выкачивают воду в обход счетчиков. Жители тоже строят скважины и качают воду. Полный беспорядок. А потом государство будет вынуждено отвечать за возникающие кризисные явления в сфере водопользования, за гидроэкологические катастрофы. Потому что вода — ресурс медленно возобновляемый. Загрязнить все можно очень быстро, восстановить трудно и долго, даже поверхностные воды, не говоря уж о подземных. Сейчас природа из-за значительной ее трансформированности деятельностью человека не успевает пополнять подземные запасы воды, которые формировались на протяжении многих тысячелетий".

***

Если установить воображаемый прибор учета и посчитать, сколько выпало дождя, сколько влаги стекло по поверхности, сколько ее унесла река, сколько испарилось в воздух, то получится, что баланс почти одинаковый. Но дело в том, что соотношение осадков и стока значительно изменилось в пространстве и времени. Раньше — выпал дождь, вода задерживалась естественной растительностью, болотами и понемногу подпитывала горизонты грунтовых вод, стекала в реку, в которой уровень воды поднимался на 1–2 м, часто затапливая низкую пойму, и текла дальше, в море.

А сейчас в результате вырубки лесов и распашки склонов — как только выпадает большой дождь, уровень воды в реках Закарпатья или Прикарпатья мгновенно повышается на 8–
10 м, потому что лес уже не замедляет склонного стока. Неделя паводка, а потом долгое время без дождей, уровень воды в реках резко снижается, малые реки мелеют, иногда и вовсе пересыхают. Соответственно, уровень грунтовых вод также снижается, колодцы и источники пересыхают. Ученые доказали, что причины этих негативных явлений — в непродуманном природо- и недропользовании.

 
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Петро Дігтяр Петро Дігтяр 4 серпня, 19:06 Уже давно людство піднімає це питання для вирішення. Не слід доводити, що вода є базою всієї екосистеми. Зменшення питної води призводить до звуження живої природи. Закликаю всіх зберігати осередки питної води. У держав і їх спільнот це повинно стати пріоритетом № 1. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно