Технонационализм как политика экономического развития Украины

12 июля, 17:04 Распечатать Выпуск №27, 13 июля-19 июля

Для роста экономики у Украины нет другого способа, чем экономическое развитие за счет новых технологий.

inosmi.info.

 Или мы становимся страной высоких технологий, или навсегда остаемся в третьем мире.

Примеры быстрого и устойчивого экономического роста бедных стран и политические основы такого экономического чуда рассмотрены в статье "Догоняющий рост". Теперь же сосредоточимся на методах, благодаря которым мы можем достичь чего-то подобного. Все истории экономического успеха, описанные в указанной статье, базировались на использовании опыта мирового рынка. Ни одного случая взрывного роста за счет импортозамещения или другого способа обособления от глобальных рынков история не знает.

Наличие природных ресурсов — не залог технологического роста страны

Разные страны росли за счет различных ресурсов. Более того, на разных стадиях развития они использовали разные ресурсы. Безусловно, всем требовались инвестиции, и в большинстве случаев источниками капитала были внутренние сбережения. Объем иностранных инвестиций был намного меньше, чем внутренних (возможно, за исключением случаев крайней бедности, как в Ботсване).

Только две (Оман и та же Ботсвана) из 13 экономик располагали огромными природными богатствами; половина из этих экономик фактически не имели природных ресурсов — Сингапур, Тайвань, Южная Корея, Гонконг, Япония, Мальта. Остальные страны были более-менее обеспечены природными ресурсами, но не настолько, чтобы только на них строить экономический рост. В большинстве из них был излишек трудовых ресурсов, причем молодого возраста и низкой квалификации, а следовательно, и стоимости.

Наиболее продолжительным и успешным был рост на базе производств экспортоконкурентных высокотехнологичных товаров: в Японии, Тайване, Южной Корее, Сингапуре, Гонконге, Малайзии, Таиланде, Китае, даже на Мальте. Сейчас подобное развитие экономики наблюдается во Вьетнаме, Мексике и на Филиппинах.

Переход к высокотехнологическим экспортным производствам в бедных аграрно-сырьевых странах — процесс сложный и длительный. Суть его заключается в изменении структуры экономики, в преодолении ее аграрно-сырьевой структуры.

Процесс структурной перестройки начинается с технологически простых производств, которые используют два преимущества развивающихся стран — дешевую рабочую силу и имеющееся местное сырье. Это первый этап. Для поддержки и ускорения роста необходим основной этап — экспортное производство продукции высоких технологий. Именно такая экономическая политика является единственным шансом Украины на экономический рост, на возвращение к уровню среднеразвитых стран и в дальнейшем — на переход к экономически развитым.

Украина по обеспеченности природными ресурсами не похожа на Кувейт или Россию, — месторождения наших недр более скромные, нет трудовых ресурсов, как у Нигерии или Бангладеш. У нас не только не наблюдается значительный прирост населения, но и происходит депопуляция. Поэтому у Украины просто не остается другого выбора, кроме как экономическое развитие за счет новых технологий: или мы становимся страной высоких технологий, или навсегда попадаем в третий мир.

Рост страны — результат сознательной, целенаправленной экономической политики государства, а не "невидимой руки рынка"

Главные черты современного рынка высокотехнологичной продукции следующие:

1. Экспорт высокотехнологичной продукции за последние десятилетия перестал быть монополией стран Запада, более половины рынка занимают бывшие страны третьего мира.

2. Экономики Восточной Азии, которые давно переориентировали свой экспорт на высокие технологии, уже достигли уровня экономического развития западных стран, — это Япония, Сингапур, Южная Корея, Тайвань, приближается к этому уровню Малайзия. Две когда-то беднейшие страны Западной Европы (Ирландия и Мальта) опередили большинство стран ЕС именно благодаря переходу к высокотехнологичному экспорту.

3. Экономика Китая захватила доминирующие позиции на рынках продукции высоких технологий (25% мирового экспорта, вдвое опережая вторую страну мира — Германию), благодаря чему может в недалеком будущем стать крупнейшей экономикой мира.

4. К модели быстрого развития экономики на базе высоких технологий приобщаются новые страны (несколько лет назад — Вьетнам и Мексика, в последнее время — Филиппины), что подтверждает эффективность и жизнеспособность этой экономической модели.

Главное — глобальные изменения мирового рынка, быстрый рост экономик Восточной Азии являются результатом сознательной, целенаправленной экономической политики государства, а не результатом работы "невидимой руки рынка". Поэтому странам, которые хотят быстро развить свою экономику, не имея огромных природных и человеческих ресурсов, остается только изучать этот опыт и адаптировать его к своим условиям и своему времени.

Отличия между странами по уровню технологии производства экспортированной продукции очень значительны даже среди стран ОЭСР: доля экспорта отраслей высоких и выше средних технологий колеблется от 80% в Японии и Ирландии до менее чем 10% в Исландии. Если взять все страны и только экспорт продукции высоких технологий, то разрыв будет еще больше: от 20–30% в Южной Корее, Малайзии и Китае до менее чем 1% для сотни технологически слаборазвитых стран, а для многих стран Африки, Азии и Океании — почти нулевой уровень.

Как наиболее информативный показатель технологического уровня экономики можно использовать годовой экспорт высокотехнологичной продукции на душу населения в долларах США. По результатам 2016 г. этот показатель для стран ЕС составляет около 1300 долл. Среди наших ближайших соседей это уровень Словакии и Венгрии. Европейскими лидерами являются Швейцария (более 6 тыс. долл.) и Ирландия (свыше 7 тыс.).

Показатели некоторых стран, преодолевших бедность в последние десятилетия, следующие: Южная Корея — 2300 долл., Малайзия — 1800, Таиланд — 500 долл. Показатели отдельных стран, которые недавно начали развивать высокотехнологический экспорт: Вьетнам — 460 долл., Мексика — 370, Филиппины — 250 долл.

Показатель Украины немногим более 20 долл.

Поэтому наша ближайшая цель — достичь в экспорте высокотехнологичной продукции современного уровня хотя бы Филиппин, Мексики, Вьетнама, то есть 200–400 долл./год на душу населения.

Индикатор развития страны — расходы на исследования и разработки

Продукция определяется как высокотехнологичная по объему расходов на исследования и разработки, необходимые для ее производства. Естественно было бы ожидать, что страны с наибольшими расходами на научные исследования и разработки (НИиР) должны быть лидерами в экспорте высокотехнологичной продукции. Но реальная картина иная (данные ЮНЕСКО и Всемирного банка). Мировой лидер по расходам на НИиР — США, которые финансируют более четверти мировых затрат на эти цели. Однако их доля в мировом экспорте высокотехнологичной продукции — менее 8%. Тогда как Германия на мировом рынке высоких технологий занимает большую, чем США, долю (9,5%), тратя меньше средств на НИиР (6,6%).

А для стран, быстро растущих за счет продукции высоких технологий, этот разрыв огромный. Например, Таиланд финансирует приблизительно 0,5% мировых затрат на НИиР и при этом занимает в 32 раза большую долю на рынке высоких технологий. В Южной Корее подобная картина: доля на мировом рынке высокотехнологичной продукции приблизительно в десять раз больше, чем ее доля мировых затрат на НИиР.

Это характерно для всех быстро растущих экономик, особенно на ранних стадиях роста. Все эти страны делают экономический рывок из бедности к процветанию за счет использования чужих технологий. Их собственные расходы на создание технологий сравнительно низкие (Филиппины — 0,1% от ВВП, Вьетнам — 0,4%), что на порядок меньше затрат развитых стран (Япония — 3,1% от ВВП, Германия — 2,9%).

Кстати, можно отметить, что страны, которые уже прошли путь от бедных до экономически развитых, тратят на исследования и разработки уже значительные доли своего ВВП (Сингапур — 2,2%, Южная Корея —4,2, Израиль — 4,3%).

Использование иностранных технологий в начале ускоренного экономического роста — это рациональная экономическая политика. Ведь, во-первых, использование чужих технологий в разы сокращает время на их внедрение в производство. А во-вторых, если полагаться только на внутренние исследования и разработки технологий, то ограниченность финансовых и квалифицированных трудовых ресурсов могут сделать это время бесконечно долгим.

Примерами стран, которые обеспечили экономический рост за счет использования технологий, можно считать Южную Корею, Малайзию и Китай. На сегодняшний день эти три страны занимают треть мирового рынка продукции высоких технологий. Причем все они создали эти производства на пустом месте, потому что начинали рост с уровня бедных аграрных стран, у которых не только не было высокотехнологического производства, но и почти не было обрабатывающей промышленности. Поэтому примеры этих стран заслуживают адаптации к нашим условиям, потому что хотя цель развития и средства роста у них похожие, но конкретная экономическая политика — значительно отличается.

Из опыта Южной Кореи можно сделать следующие выводы для Украины:

— решающая роль в росте экономики на базе новых технологий принадлежала государству как в привлечении финансового капитала, так и в обеспечении необходимого человеческого капитала путем качественной системы образования;

— вместе с тем государство при принятии решений о поддержке бизнеса полагалось на информацию от рынка: компании получали государственную поддержку, если доказывали свою конкурентоспособность на мировом рынке;

— хотя общая цель технологического развития была неизменной на протяжении всего периода экономического роста Южной Кореи, методы менялись с учетом обстоятельств и зрелости экономики. Гарантированное государством долговое финансирование технологического развития было эффективным только в случае высокой ответственности частного бизнеса за его использование и при условии отсутствия клептократии (напомню, что в 1990-х годах в Украине использовался аналогичный метод — гарантированное государством кредитование, причем в сравнимых с Кореей объемах, но он привел к противоположным последствиям, однако государство до сих пор предоставляет гарантии предпринимателям, иногда справедливо и дальновидно, иногда словно второпях);

— заимствование и копирование иностранных технологий через 20–30 лет сменились разработкой и внедрением собственных технологий. Переход на собственную разработку технологий и жесткая конкуренция обусловили очень высокие затраты на исследования и разработки.

Опыт Малайзии позволяет прийти к следующим выводам:

— создание экспортного производства продукции высоких технологий является результатом комплексной государственной политики (кластерного подхода), сочетающей законодательные, организационные, инфраструктурные меры в единую программу действий. В правовом поле технологические кластеры были зонами экспортного производства;

— самый быстрый результат диверсификации экспорта и роста технологического уровня был достигнут путем переработки собственного сырья вместо его вывоза, что было основной мерой экономической политики на начальном этапе;

— прямые иностранные инвестиции надо рассматривать не с финансовой точки зрения, их объем не является решающим, главное назначение этих инвестиций — передача знаний местным предпринимателям, инженерам и работникам.

Выводы для Украины из опыта Китая.

Политическое устройство и размер экономики КНР настолько отличаются от экономики Украины, что мы мало что можем позаимствовать напрямую. Только Китай мог нагло игнорировать права интеллектуальной собственности или создавать такие экономические зоны, как Шенжень. Лишь Китай мог выставлять дискриминационные условия допуска на свой внутренний рынок или манипулировать курсом своей валюты, не обращая внимания на протесты стран Запада.

Тем не менее некоторые общие принципы нам можно и надо позаимствовать:

— Китай с самого начала своего экономического подъема ввел экспериментальную проверку мер экономической политики перед их широким применением. Этот принцип известен во всем мире по афоризму Дэн Сяопина: "Переходить реку, чувствуя камни под ногами";

— чрезвычайное внимание к образованию молодежи, прежде всего в естественных и технических науках, обязательное знание английского для студентов и командировка студентов на обучение в лучшие университеты стран Запада;

— Китай является крупнейшим в мире воплотителем новой политики, характерной для ХХІ в., — технонационализма, которую мы рассмотрим в другой раз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Евгений Буравлев Евгений Буравлев 18 липня, 11:36 "Технонационализм" как политика возможен в странах, где большой бизнес открыт и живет развитием и поддержкой технологического развития, а средний выстраивается через становлении стартапов. В нашей стране это исключено, ибо приватизация никак не обязывала и не обязывает прихватизаторов поддерживать и развивать, получаемые от государства предприятия и ресурсы. Больше того, значительная часть приватизируемого затем перепродается новым собственникам и в итоге теряет свой технологический уровень или вообще исчезает. со сферы производства товарной продукции. Так, потеря нефтехимической, химической и ряда отраслей машиностроительной промышленности и пр. свидетельствует о том, что украинская власть не в состоянии эффективно распоряжаться народным добром. Об этом также свидетельствует и то, что нынешний ВВП на душу населения достигает всего лишь 70% ВВП страны 30-летней давности. Так о каком "технонационализме как политике экономического развития Украины" может идти речь при нынешнем уровне подготовки представителей украинской власти? согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно