Станут ли кредитно-денежные механизмы стимулом энергосбережения?

26 сентября, 2014, 23:53 Распечатать

Кредитно-денежные механизмы стимулирования энергосбережения, которые хорошо себя зарекомендовали в других странах, не будут эффективными в современных условиях Украины.

Страна на пороге сверхсложного зимнего сезона. Только начинает холодать, и в жилищах еще можно обходиться без отопления, а в информационном пространстве уже горячо. Ежедневно с газетных полос, в Интернете и социальных сетях нас уверяют, что власть имущие и днем, и ночью занимаются вопросами подготовки к отопительному периоду. Действительно, инициатив правительства очень много, и это прекрасно! Есть хорошие инициативы, которые раньше на высшем государственном уровне не то что не реализовывались, но даже не озвучивались. Но есть среди них сомнительные, требующие взвешенного всестороннего анализа. Однако и это нормально. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Станут ли эти меры действенными?

Следует напомнить, какие основные месседжи присылает нам правительство:

— экономика страны слишком энергоемкая — необходимо снижать энергоемкость (М1);

— природного газа мало — необходимо реализовывать меры по газозамещению и сокращать его потребление (М2);

— есть проблемы с поставками угля на электростанции — электроэнергии на всех не хватит (М3);

— тарифы на энергоресурсы для населения низкие — нужно их повышать (М4).

По-моему, месседжи очень правильные. Более того, очевидные. На их фоне также следует напомнить неотложные меры, которые правительство предлагает принять:

— ввести графики аварийных отключений электроэнергии (Н1);

— ограничить поставки газа промышленным производителям (Н2);

— ограничить поставки газа на производство тепла и подогрев воды (Н3);

— внедрить механизмы кредитно-денежного стимулирования перехода населения на альтернативные газу энергоресурсы (Н4);

— повысить финансовую привлекательность производства тепла из альтернативных газу энергоресурсов (Н5);

— повысить тарифы на энергоресурсы (Н6).

Опять же, перечень мер, по моему мнению, хороший, если не вникать в детали. Первые три пункта перечня (Н1–Н3) — это фактически административные меры, которые не очень хорошо выглядят с точки зрения европейских коллег, но в чрезвычайных ситуациях вполне приемлемы ради сохранения минимального уровня жизнеобеспечения и сбережения энергетической инфраструктуры. Три последних — это кредитно-денежные, финансовые и тарифные рычаги, которые можно назвать прогрессивными механизмами. Именно о них и поговорим детально.

Кредитно-денежное стимулирование перехода населения на альтернативные энергоресурсы

Суть механизма заключается в компенсации населению части тела кредита (20%, но не более
5 тыс. грн) на покупку твердотопливных или электрических котлов, приобретаемых за счет целевых кредитных средств государственного Ощадбанка. На первый взгляд, это один из вариантов кредитно-денежного стимулирования, который успешно практиковался и практикуется во многих странах мира. В одних странах это была компенсация части тела кредита (или собственных средств), в других — полная или частичная компенсация процентов за пользование кредитом. Это не влияет на суть механизма, а только меняет мультипликатор привлеченных кредитных средств на единицу государственного финансирования, уменьшает заработок банка на процентах и снижает затраты заемщика.

Однако и это не так важно, поскольку в Украине с ее непостоянной правительственной политикой и в условиях недоверия к банковскому сектору быстрое возвращение части тела кредита государством не может быть воспринято заемщиками с большим доверием. Проблемы в другом. Они находятся за пределами самого кредитно-денежного механизма и, очевидно, именно поэтому выпадают из стройных презентаций руководителей правительства и властных органов.

Проблема первая: низкие цены газа для населения

Внедрение подобных механизмов в других странах было своеобразной смягчительной мерой жесткой тарифной политики правительства после повышения тарифов на энергоресурсы.

Основным стимулом для населения принимать участие в таких программах было сокращение им своих общих затрат на оборудование (за счет компенсации их части государством) и энергоресурсы (за счет сокращения его потребления вследствие замены оборудования).

В Украине ситуация прямо противоположная. Природный газ для населения, сокращение потребления которого является основным стимулом для правительства в разработке такой программы, является глубоко дотационным энергоресурсом, а цена на него очень низкая. Большинство потребителей, на которых рассчитана эта программа, платят за газ 1089 грн за тысячу кубометров и потребляют в среднем около 2 тыс. кубометров газа в год. Эквивалентное количество дров для замещения газа, не говоря уже о пеллетах, с учетом реальной их влажности, теплотворной способности, КПД твердотопливного котла и их доставки будет стоить столько же или даже больше, чем газ. При этом у хозяина возникают дополнительные заботы с доставкой дров, их складированием, регулярной подачей в топку, чисткой котла и т.д. То есть он теряет все то, что называется комфортом и минимальным обслуживанием, который получал от газового котла. Поэтому в текущих условиях в Украине отсутствует основная составляющая для эффективности этой программы — финансовая заинтересованность конечного потребителя в переходе от газа к другому энергоресурсу.

Следует заметить, что существует мнение отдельных экспертов, что потенциальными участниками станут те, кто беспокоится по поводу отключения природного газа и установит твердотопливный котел для гарантированного отопления жилья в случае перебоев с газоснабжением. Но, по-моему, это весьма поверхностный взгляд на проблему, не учитывающий указанных ниже последствий. В случае реализации этой программы с ориентацией на эту группу потребителей это приведет к расходованию средств государственной поддержки с негарантированным эффектом. По описанным выше финансово нестимулирующим причинам, хозяин не будет отключаться от газовой магистрали, а будет использовать твердотопливный котел только в случае прерывания газоснабжения. После его возобновления он снова будет возвращаться к газовому котлу по финансовым причинам и ради своего комфорта.

Единственными потенциальными участниками такой программы могут быть домохозяйства, которые на этот момент еще не подключили свою инфраструктуру к газовой магистрали и колеблются в выборе между подключением к ней и установкой твердотопливного котла. Но это довольно небольшая прослойка потребителей, которая не даст сокращения потребления газа, хотя и не приведет к росту его потребления.

Проблема вторая: несбалансированная тарифная политика на энергоресурсы и кроссубсидирование

Использование электроэнергии вместо газа в частных жилищах обусловливает другие проблемы. В Украине низкие цены не только на газ, но и на электроэнергию. При этом дешевая она не за счет государства, а за счет промышленности (бизнеса) из-за механизма перекрестного субсидирования (кроссубсидирования). Каждый киловатт-час потребляемой населением электроэнергии, которое напрямую заплатило за него около 30 коп., субсидируется бизнесом на 90 коп. (по данным 2013 г., в 2014-м эта разница возрастет). Поэтому в текущей тарифной модели рост потребления электроэнергии населением приводит к увеличению затрат промышленности через этот механизм. А это потеря конкурентоспособности продукции, потеря рынков сбыта, сокращение доходов, фонда оплаты труда и рабочих мест.

Если вернуться к нашему типовому домохозяйству, о котором речь шла выше, то при переходе с газового на электроотопление это приведет к росту кроссубсидий на рынке электроэнергетики почти на 20 тыс. грн. И это при том, что высвобожденные 2 тыс. кубометров газа можно будет реализовать промышленности максимум за 10 тыс. грн. Следовательно, такая система перекладывает проблему с рынка газа на рынок электроэнергетики, но с вдвое возросшими финансовыми масштабами.

Но и это еще не все. Потребителю невыгодно расходовать электроэнергию на отопление вместо газа, потому что в Украине газ для населения дешевле электроэнергии. По моему мнению, не этого хотели добиться разработчики настолько прогрессивных для государственного сектора кредитно-денежных механизмов.

До сих пор речь шла о так называемом простом электроотоплении — электрическом котле, причем любой конструкции. Но есть и более сложные варианты электроотопления. Один из них — электроотопление с аккумуляцией тепловой энергии. Такая система позволяет использовать преимущества дифференцированного по времени суток тарифообразования на электроэнергию — так называемого ночного тарифа. Однако оценки показывают, что на фоне незначительного снижения текущих затрат потребителя и сокращения кроссубсидий на порядок возрастают капитальные затраты на теплоаккумулирующую систему, что нивелирует финансовый интерес к подобной системе.

Выводы

Кредитно-денежные механизмы стимулирования энергосбережения, которые хорошо себя зарекомендовали в других странах, не будут эффективными в современных условиях Украины для целей замещения потребления природного газа другими энергоресурсами. Причина этого лежит в плоскости несбалансированности реализуемой правительством тарифной и ценовой политики на энергоресурсы в Украине. Только разработка сбалансированной долговременной тарифной и ценовой политики на энергоресурсы, анализ ее влияния, дальнейшее обсуждение с доведением ее целей до каждого потребителя с дальнейшей поэтапной реализацией такой политики и одновременным внедрением кредитно-денежных механизмов-компенсаторов для определенных групп потребителей может гарантировать их действенность.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • georgiy georgiy 28 вересня, 22:00 Все написано правильно. Но, скорее всего, формат статьи не позволил автору в числе мероприятий назвать «Изменение управленческой парадигмы в Украине». Кратко ее можно сформулировать так: "Ничего не меняй. Само рассосется. Инициатива наказуема. Обещай что хочешь, но только на перспективу за пределами полномочий". Кахи Бендукидзе нас не понял. Или наоборот понял. А потому уехал. И больше не вернется. Скучно жить, потому что никакого чувства юмора. В 1960 году обещали через 20 лет коммунизм. Так «Стратегия-2020» - это 2 раза по 20 или 101 раз? Инфляция времени – год за три. Раньше безопасное для обещаний будущее мыслилось как 20 лет, сейчас - шесть. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №27, 14 июля-20 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно