Шельф сольют "Дельфином"

7 июня, 17:02 Распечатать Выпуск №21, 8 июня-14 июня

Пять лет назад Украина потеряла контроль над львиной долей Черноморского шельфа. 

Из "довоенных" 140 тыс. кв. км при оккупации Крыма Украина лишилась около 100 тыс., или 70%.

Кое-что пока осталось. Но, похоже, ненадолго, — в июне самую вкусную часть намерены свистнуть. По сверхускоренной процедуре, чисто под обещания фирм, не имеющих даже тени опыта морской добычи углеводородов. Данное действо носит благообразное название "Конкурс на разработку по Соглашению о разделе продукции углеводородов в пределах участка "Дельфин" на северо-западной части континентального шельфа Черного моря". Реально же речь идет о "сливе".

Соглашения о разделе продукции (СРП) — вообще очень сложный вид контрактов. Государство предоставляет на десятки лет (здесь аж на полвека) особо льготный режим, взамен надеясь привлечь технологии и опыт. В случае с участком "Дельфин" в "мутное" время по-быстрому сливается участок в пользу "правильных" компаний.

Формально конкурс проводится по предложению американской компании Frontera Resources Corporation. Фактически все прекрасно понимают, что денег у этой фирмы нет. Это ни разу не секрет и четко следует из всех ее отчетных документов. Последние годы компания ведет напряженную борьбу за привлечение кредитов, чтобы хоть как-то рассчитываться с частью долгов. Заодно судится с частью своего бывшего менеджмента.

Имеющийся у нее опыт соглашения по разделу продукции в Грузии совершенно не оптимистичен, — за более чем двадцать лет нет никаких осязаемых результатов. Он заполнился только периодическими "открытиями" фантастических по объемам запасов (якобы исчисляемых триллионами кубометров газа).

Тбилиси эта "фантастика" откровенно надоела, и он недвусмысленно указывает Frontera на дверь, подав на нее в трибунал. Но Frontera уходить из Грузии не собирается, рассчитывая досидеть до окончания действия лицензионного соглашения (до конца 2022 г.). Благо, с умением рисовать презентации у нее все хорошо. Так, было анонсировано намерение пробурить 250 скважин по 2,5–3 млн долл. каждая. Насколько это отвечает реальности, можно составить представление уже по тому, что сейчас Frontera рассчитывает одолжить деньги и пробурить одну (!) скважину и доработать еще две имеющиеся.

Когда компания торговалась в Лондоне, ее котировки не радовали, а годовые отчеты откровенно пугали. Доходов от продажи ресурсов за пять с лишним лет у нее образовалось 23 млн долл., но вот убытки дошли почти до 100 млн. В январе этого года трагикомедия завершилась, и теперь на бирже ее акций нет.

Изучая опыт Frontera, чувствуешь к ее руководству глубокое уважение, — куча фирм с гораздо лучшими показателями обанкротились намного раньше. А Frontera годами пробует выкарабкаться, ищет подходы и иногда находит. Так, в 2017-м она смогла прийти в Молдову, получив под СРП большой кусок территории недалеко от украинской Бессарабии.

Кишинев ничего от этого участка не ждет (в советское время там набурили сотни скважин, но без результатов). Frontera же рассказала, какая она великая, могучая и уже вложила в регион аж 610 млн долл. (инвестиции в многострадальный грузинский проект оценила в 400 млн). А теперь готова инвестировать и в Молдову.

Суммы назывались разные, в прессе говорили и о полумиллиарде долларов. Но на выходе получилось… 6 ( шесть) млн долл. за первые пять лет. Этого хватит на офис и, наверное, на переоценку сейсморазведки… А уже потом может быть больше, а может и не быть. Но это не наши проблемы.

Интересно, что в Молдове сначала бодро рассказывали об огромных инвестициях в Украину. Правда, на уровне "ожидающихся". Frontera действительно присматривалась к Украине и еще при Януковиче подписала меморандум о взаимопонимании с Госгеонедрами.

Уже после Майдана Frontera вышла и на НАК "Нафтогаз Украины". К тому времени Frontera сделала несколько интересных вещей: не только заявила об открытии огромных запасов углеводородов, но и вступила в весьма уважаемую Киевом американскую организацию Атлантический совет (Atlantic Council).

Под этим соусом она уже уверенно зашла в нашу славную НАК (та как раз искала поддержку от США). В июле 2015-го "Нафтогаз" и Frontera Resources Corporation договорились и подписали меморандум на два года о взаимопонимании в сфере инвестирования в разведку и разработку месторождений, а также о реализации проекта импорта грузинского сжиженного газа с мощностей компании в Грузии.

Никаких мощностей у компании Frontera в Грузии не было, как, впрочем, и ресурсов газа. Но она бодро обещала построить малотоннажный терминал.

Похожий документ типа "мир, дружба, жвачка" Frontera Resources Corporation подписала и с "Укргаздобычей". Суммарно расходы оценила в 310 млн долл.

И все остались довольны — Frontera рассказала в Грузии, что у нее есть документ с серьезными организациями в Украине, и что Тбилиси вообще скоро станет экспортером газа и кавказским Кувейтом.

"Нафтогаз" рассказал, что он почти нашел солидного инвестора и находится в начале очень важного и долгого пути.

Чуть позже ссылка на меморандум Frontera Resources Corporation с НАК "Нафтогаз Украины" и "Укргаздобычей" пригодилась и в Молдове. Летом 2017-го сам документ тихо и незаметно скончался, не приведя совершенно ни к чему. Но, думается, его и сейчас при случае вспомнят.

Повторюсь, к Frontera мало претензий, — как умеют, так и работают. Вопросы сугубо к нашим чиновникам. Дураков там не так много, как думают. Финансовое положение инициатора СРП открыто и никаких иллюзий не вызывало. И если к концу прошлого года Frontera еще не успела вылететь с биржи, то к 6 марта 2019 г., когда Кабмин принял решение о проведении конкурса на участок Черноморского шельфа, на бирже уже не было Frontera Resources Corporation.

Дальше — больше. Само решение о конкурсе опубликовали через месяц — 12 апреля. В результате сроки конкурса съежились с и так смешных трех месяцев (в мире они обычно стартуют с полгода и выше) до совершено издевательских двух. Крупные компании принимают решения по участию в подобных проектах намного медленнее.

Государству в данном проекте обещают аж 11% прибыльной продукции. ZN.UA уже рассказывало, что когда лет десять назад случился скандал в связи с СРП по Керченской площади с участием "Венко Прикерченская", все считали тогдашние условия кабальными. Но это "на глубокой воде, без подтвержденных запасов и при глубоком залегании углеводородов" 35% было мало. Зато "на мелкой воде, на разведанном участке" 11% — в самый раз.

Дабы рассеять даже малейшие иллюзии, что никаких инвесторов со стороны, кроме совсем "правильных", никто не ждет, условия нынешнего конкурса проводящее его Минэнергоугольпром даже не удосужилось перевести на английский (официального перевода нет и сейчас).

Между тем речь идет о громадном куске украинской части Черноморского шельфа. Из оставшихся у нас 40 тыс. кв. км хотят отдать четверть. Причем самой продуктивной и удобной для добычи мелководной части, — там уже найдены минимум три перспективные структуры.

Выставляется огромный кусок единым массивом, хотя обычно такие площади делят на гораздо более мелкие куски. Причем внутри него — захваченные россиянами Одесское и Безымянное месторождения. Такой вот себе "билетик на фронт".

Раньше на украинский Черноморский шельф хотела зайти "Укргаздобыча", подав заявку на пять площадок (суммарно на намного меньшую площадь). И только на сейсморазведку на вдвое меньшем участке планировала более 2 млрд грн. Но ее "отшили".

В общем, на Грушевского решение "слить" шельфовую площадь "Дельфин", похоже, принято… Хотя внимание Кабмина и Минэнергоугольпрома обратили на то, что два месяца на такой конкурс — это вообще не срок, и стоит продлить конкурс хотя бы на 120 дней.

Забавно, что в это же время USAID делало презентацию по проведению СРП для Минэнергоугольпрома. Там говорили, что более-менее вменяемый срок подобного конкурса составляет 180 дней, а его условия надо детально конкретизировать.

Министерство в отчете о встрече ухитрилось ни словом не обмолвиться о ключевых моментах. Вообще реакция чиновников на все предложения была строго нулевой. Действительно, "кому надо" — времени хватит. Цели привлечь серьезного инвестора участвовать в конкурсе, похоже, нет вообще.

По факту надо пообещать пробурить пять скважин (это 1,5 млрд грн). На такую площадь — это смех сквозь слезы: их там нужны десятки только на первом этапе, а потом сотни. Но если надо застолбить участок, тогда другое дело. Дальше уже новый хозяин будет нарезать кусочки и продавать желающим. Прибыльный бизнес. Опыт создания фирм-"прокладок" накоплен. Тем более что в условиях конкурса финансовая достаточность инвестора — далеко не главный фактор. Из 270 возможных баллов на него приходится всего 30. Гораздо выгоднее что-то пообещать, а это аж 80 баллов.

Не факт, что победителем объявленного конкурса будет Frontera Resources Corporation. Компании может быть отведена почетная роль "паровозика", который пропустят вперед, и ей достанется весь негатив. Тем более что за время конкурса у нас поменялась власть, и премьер Гройсман дорабатывает последние недели.

Вообще же решение будет принимать Межведомственная комиссия. Ее возглавляет уходящий министр энергетики, там есть несколько депутатов, вот-вот рискующих потерять парламентские посты. И вот эти "хромые утки" будут принимать решение на десятки лет?!

Думать они, конечно, будут только и исключительно о Родине. Если случайно это окажется не совсем так, то чиновники мало что потеряют. А вот приобрести могут. К примеру, Игорь Насалик в последние дни на закрытом заседании решил вопрос с давно не чужой ему Калушской ТЭЦ. Не это ли вселило в него непоколебимую уверенность в том, что новая модель рынка электроэнергии готова к инсталляции с 1 июля?

На Западе крупные конкурсы в такое время не проводят, хотя что нам их опыт? Мы же "своим" верим на слово.

Кто на новенького?

По данным ZN.UA, наряду с Frontera Resources Corporation желающие на шельфовую площадь "Дельфин" уже нарисовались. Кроме американцев, вероятно, на конкурс зайдет Trident Acquisitions Corp., созданная в прошлом году как раз под проекты на покупку месторождений. В отличие от Frontera, свободные несколько десятков миллионов долларов у нее имеются.

Ключевым акционером Trident Acquisitions Corp. является эмигрировавший из России экс-депутат Госдумы Илья Пономарев. И еще 10% в этой компании принадлежит совладельцу сети "АТБ" Геннадию Буткевичу. Он сейчас активно скупает ресурсы (например урановые месторождения). Геннадий Владиславович известен и хорошими отношениями с министром МВД Арсеном Аваковым. Винегрет под приправой "Трайдента" получается интересный.

Возможно и появление бенефициаров газодобывающей компании "Укрнефтебурение". Одного из ее акционеров, Игоря Коломойского, страна знает неплохо, второй акционер — Виталий Хомутынник — известен в куда более узких кругах. Деньги у них есть, хотя талант Игоря Валерьевича минимизировать выплаты вполне известен.

Впрочем, есть один факт, объединяющий всех известных соискателей, — абсолютно нулевой опыт в морской добыче углеводородов. Происходящее больше похоже на столь любимую схему "заскирдовки" месторождений на будущее. А там, за полвека, покупателя можно и найти.

Еще у одного потенциального участника конкурса, ахметовской компании ДТЭК, пока что есть алиби, — она подписалась под призывом к Кабмину (благополучно проигнорированному) о продлении конкурса еще на 60 дней.

Шельф для "Крымнаша"?

Есть еще один нюанс — часть этих площадок уже распределены. В том числе и государственной компании "Укргаздобыча", ранее претендовавшей на пять участков внутри этого блока (Созанский, Змеиный, Крыловский, Крабовый и площади "Медузы"). Госкомпанию отфутболили, но несколько судов по этому делу она позже выиграла.

По данным источников ZN.UA, "Укргаздобыча" собиралась сначала сделать резкое заявление по поводу "дельфиньего" конкурса. Идея побродила по НАКовским кабинетам и… потихоньку завяла. Не стали в "Нафтогазе" обострять и так плохие отношения с Кабмином. Хотя решения судов в пользу дочерней компании НАКа все же есть.

Украинские суды — случай, конечно, интересный, но есть еще суд международный. В Европейском суде по правам человека находится дело по иску государства Украина к Российской Федерации в связи с оккупацией Автономной Республики Крым. Рассмотрение его намечено на 2020-й.

Одной из ключевых позиций нашей стороны является "невозможность доступа к сухопутной территории Автономной Республики Крым, территории исключительной (морской) экономической зоны Украины вдоль побережья Крымского полуострова и прилегающего к побережью континентального шельфа Украины, а также на недра под указанными территориями". И тут спокойно объявляется конкурс с участками вокруг захваченных Одесского и Безымянного газоконденсатных месторождений. Мягко говоря, позицию "невозможности доступа" это не упрощает.

Раньше предлагались участки западнее захваченных буровых. Теперь площадка почти полностью их окружает. Замечательный показатель, что у нас правая рука не знает, что делает левая (или они друг друга моют?).

Кстати, кроме Минэнергоугольпрома, у нас есть еще МИД. Да и СБУ, по идее, не только взрывчатку в сжиженном газе должна искать. Более дипломатично ситуация описана так: "Это может свидетельствовать о несогласованности государственной позиции между государственными органами и существенно ослабить позицию государства Украина в указанном международном споре".

Прием заявок на участие в описываемом конкурсе намечен на 12 июня — как раз на День России...

Мы точно решили сделать "уважаемым партнерам" такой незабываемый подарок?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно