Ренессанс тьмы

17 октября, 09:50 Распечатать Выпуск №38, 13 октября-19 октября

Бюджет теряет миллиарды гривен, легальный бизнес несет убытки  и вынужден задуматься об уходе в "тень".

А потребитель все чаще жалуется на качество топлива. Выхода из этой ситуации пока не видно — у всех более "важные" дела.

Политическая турбулентность и слабость власти всегда имеют один результат — сползание экономики в "тень". 

Для рынка нефтепродуктов это обернулось полноценным расцветом всевозможных схем, начиная от растущей нелегальной сети розничного сбыта и заканчивая ренессансом мини-НПЗ и контрабанды. Каждый день работы "теневиков" делает их все более влиятельными, увеличивая коррупционный капитал. В свою очередь, государственные органы, в частности Государственная фискальная служба, парализованы грядущими выборами и межведомственными разборками.

Очередной замер пульса рынка произошел в рамках международной конференции Petroleum Ukraine, организованной "Консалтинговой группой А-95" 3–4 октября. По мнению участников топливного рынка, столь сложных времен отрасль еще не переживала. Каждый сегмент рынка поражен "нелегалами", "схематозниками" и контрабандистами.

Бочка на бочке

Прогрессирующий рост сети нелегальных АЗС — самая видимая проблема. Все началось в 2015 году с бочек, торгующих сжиженным газом. (Поскольку располагались они под каждым забором, на рынке их называют "подзаборниками".) В 2017-м эти объекты начали активно прирастать бочками с дизельным топливом, а писк этого года — бензин. Такие станции не имеют разрешительных документов, актов ввода в эксплуатацию, кассовых аппаратов и т.д.

Поскольку в системе координат государственных органов они отсутствуют, то и контроля за их деятельностью нет никакого, в том числе и в вопросах безопасности. Вход в такой бизнес стоит 20–30 тыс. долл., налоговая нагрузка отсутствует как таковая, источники поставок топлива и его качество зачастую неизвестны, поэтому цены у "подзаборников" более чем приемлемые — на 5–7 грн/л дешевле, чем в легальных сетях.

"На сегодняшний день мы вынуждены констатировать, что с нарушениями в стране работают, по меньшей мере, 1500 АЗС (всего в стране зарегистрировано около 6500 АЗС. — С.К.). Объем реализации через такие заправочные пункты, которые не имеют разрешительных документов, в месяц достигает 40 тыс. тонн", — говорит глава налогового комитета Нефтегазовой ассоциации Украины Неля Привалова. По оценкам ассоциации, до 20% розничной реализации ДТ находится в "тени", по сжиженному газу этот процент варьируется от 30 до 50 в зависимости от региона.

"Потери бюджета в 2018 году достигнут 10 млрд грн", — прогнозирует Н.Привалова.

Ключевым вызовом для украинского топливного рынка считает проблему нелегальных автозаправочных станций и президент "Концерна "Галнафтогаз" Виталий Антонов.

"Тот хаос на рынке, который на сегодняшний день присутствует, я имею в виду нелегальные заправочные станции, — раньше это вообще было табу на рынке, а сейчас они расцветают и расширяются. Государство ничего не делает, но, думаю, нам не стоит жаловаться, нужно самим что-то делать и что-то предпринимать. Мы как бизнес-сообщество должны выработать модель, которая решит эту проблему. Без нас государство не справится", — уверен президент "Галнафтогаза".

Интересный опыт борьбы с нелегалами презентовал на Petroleum Ukraine глава гражданской инициативы "Литва без тени" Кястутис Купшис.

"Мы поняли, что размер теневого рынка превышает те цифры, которые озвучивают официальные лица. Нужно было создать платформу, чтобы отследить проблему. Появилась идея создания карты теневой экономики Литвы. Нашей целью было показать силовым структурам, что они работают неэффективно. До тех пор, пока не появилась наша карта, многие полицейские могли прикидываться, что все спокойно, и говорить, что "мы боремся не покладая рук, и все хорошо". Мы же придумали систему, как заставить полицейских работать и выполнять свои обязанности", — сказал Кястутис Купшис. Карту наполняют сами граждане, которые сообщают проекту координаты точек нелегальной продажи подакцизных товаров.

Однако масштаб проблем Литвы и Украины разнится примерно так же, как и территории этих стран. Если в балтийской республике нелегальными называют объемы дизтоплива, привезенные в баках автомобилей, то у нас это нередко стационарные АЗС. Кроме того, потребителю часто невозможно определить, что станция нелегальная. Единственный доступный признак — невыдача кассового чека, хотя практика показывает, что и выдаваемые чеки часто являются поддельными. Но опыт подобного давления на силовиков, которые часто "крышуют" нелегальные объекты, безусловно, заслуживает внимания. За пять лет литовский проект помог закрыть 697 точек, при этом в базе остаются 2325 пунктов нелегальной реализации алкоголя, табака и топлива.

321-1
Сайт «Литва без тени» прекрасно показывает, где и как силовики ведут борьбу с нелегальной торговлей подакцизными товарами. На фото: Слайд из презентации главы гражданской инициативы «Литва без тени» Кястутиса Купшиса.

Наш самовар вперед летит

Чтобы продавать больше, нелегальная сбытовая сеть нуждается в низких ценах. Этот возникший на ровном месте спрос в немалой степени удовлетворяют нелегальные мини-НПЗ. Почему они вне закона? Как минимум на этих малых предприятиях нет систем очистки топлива от серы: такие установки дорогостоящие, и их строят только на больших заводах. Поэтому выпускаемое нелегальными мини-НПЗ топливо не отвечает стандарту Евро-5, а значит, запрещено к реализации. И это лишь верхушка айсберга, под водой скрываются другие нарушения и несоответствия. Основой же экономики мини-НПЗ является неуплата акцизного сбора и других налогов.

Сигналы о расцвете деятельности "миников", как называют их на рынке, поступают в последнее время все чаще. Видимым проявлением этого являются участившиеся случаи продажи бензина на "подзаборных" станциях по цене ниже дизтоплива. Это нонсенс, ведь акциз на бензин вдвое выше, чем на дизель. Очевидно, в нашем случае налоговая составляющая в бензине отсутствует.

Спрос на дешевый продукт генерирует новый спрос — на сырье для мини-НПЗ. Здесь есть варианты. Первый: покупка газоконденсата и нефти у добывающих компаний. По данным Минэнергоугольпрома, объем добычи нефти и конденсата частными добытчиками в 2017 году составил 250 тыс. т. При этом государственная "Укргаздобыча" смогла купить всего 32 тыс. т, а крупнейший НПЗ страны "Укртатнафта" — вообще ничего. Почему так? Нелегалы платят больше, имея огромную маржу за счет неуплаты налогов. Оценочно, из 220 тыс. т сырья мини-НПЗ производят 140 тыс. т бензина и 50 тыс. т дизтоплива.

Есть и абсолютно "черный" сегмент поставок сырья на мини-НПЗ — ресурсы, украденные из нефте- и конденсатопроводов, которые, отмечу, принадлежат государству. В сентябре 2018-го оператор нефтетранспортной системы "Укртранснафта" блокировала деятельность мини-НПЗ в Кривом Роге. Как показало расследование, "производство" работало исключительно на нефти, выкачанной через врезки в нефтепровод Одесса—Кременчуг. Теперь госкомпания вынуждена буквально держать оборону на занятом мини-НПЗ, чтобы не дать местной полиции спустить дело на тормозах и со временем вновь запустить переработку.

Здесь появляется еще один пострадавший от "нелегалов" — легальные НПЗ. Как ранее сообщало ZN.UA, заводы в Кременчуге и Шебелинке испытывают избыток бензина, в том числе и в связи с засилием контрафакта. По оценкам коммерческого директора "Укргаздобычи" Сергея Федоренко, основанной на опросе трейдеров, ежемесячный оборот "левого" бензина составляет 20–25 тыс. тонн. Только на акцизе госбюджет на таком объеме теряет 2,1 млрд грн в год.

321-2
Все знают, где расположены мини-НПЗ, кроме налоговиков, полиции и СБУ. На фото: слайд из презентации Сергея Федоренко на Petroleum Ukraine

Взлет керодизеля

Потребность в дешевом бензине покрывается преимущественно мини-НПЗ. А как насчет дизтоплива — самого востребованного нефтепродукта в стране? Тоже все нормально. С 2017 года полноценно функционирует схема завуалированной контрабанды дизтоплива. Речь идет об избыточных поставках авиационного керосина.

За восемь месяцев 2018-го баланс рынка (импорт+производство) составил 458 тыс. тонн. В то же время аэропорты получили 295 тыс. тонн керосина. А где же почти 160 тыс. тонн, или треть объемов?

"Фракционный состав не отвечает ДСТУ, температура вспышки — тоже, плотность — на нижнем пределе допустимого диапазона", — рассказывает в режиме "без диктофона" представитель нефтеторговой компании из Днепра о чудо-дизеле, заполонившем все южные регионы и прорывающемся в центр.

Специалисты однозначны в своих выводах: это характеристики смеси дизтоплива с авиационным топливом. Ранее это был дедовский способ повышения морозостойкости дизтоплива, а сегодня он стал всесезонным. С какой целью происходит такое смешивание? При примерно равной стоимости акциз на авиакеросин — 21 евро/тыс. л, на ДТ — 139,5 евро. Авиатопливо с более низкой стоимостью после растаможки продается по цене более дорогого дизтоплива. Навар на каждом литре — более 4,5 грн, что позволило "убить" альтернативные поставки дизтоплива через южные порты и сделать плотный заслон от проникновения дизеля с севера — из Беларуси и России.

Пульс этих поставок бьется в Николаевском порту. В последние месяцы очередь из бензовозов стала новым атрибутом порта. Нефтеперевалочный комплекс здесь арендует группа компаний с пропиской в городе Каменское Днепропетровской области. Напомню, из этого же славного города компания "Трейд Коммодити" — крупный поставщик нефтепродуктов для Министерства обороны и "Укрзалізниці".

Особенностью местного порта является исчезновение авиакеросина в неизвестном направлении: если в 2017 году порт получил 125 тыс. тонн этого топлива, то в аэропорты по железной дороге отправилось всего 27 тыс. Куда уехали 97 тыс. тонн — загадка. За восемь месяцев 2018-го прошлогодняя "загадочность" была превышена: неизвестно куда ушли 99 тыс. тонн.

Работа продолжается. Поставщик очевидно клиентоориентирован, реагирует на нарекания по качеству: в 2018 году в Николаев начались поставки наливных масел — важного компонента "керодизельной" смеси, позволяющего улучшить параметры топлива.

Судя по тому, что на Николаев приходится лишь 99 тыс. тонн "пропавшего" авиатоплива из 160 тыс., этот источник поставок хоть и самый крупный, но далеко не единственный. Избыточный объем авиакеросина означает, что не будь этой схемы, рынок вынужден был бы завозить дизтопливо, акцизный налог на которое выше. Фактически избыточные поставки керосина — это завуалированная контрабанда. Потери бюджета за восемь месяцев 2018 года оцениваются в 905 млн грн, по году ожидаемо составят 1,35 млрд.

* * *

Участники рынка сходятся во мнении, что описанное многообразие теневых схем на рынке моторных топлив было бы невозможно при добросовестной работе Государственной фискальной службы. Работающие без кассовых аппаратов "подзаборные" АЗС, на которых деньги покупателя заправщик при вас же отправляет в карман; благоухающие мини-НПЗ, вокруг которых снуют крупнотоннажные бензовозы с сырьем и готовой продукцией; авиатопливо в огромных объемах, которое появляется в системе электронного администрирования акциза и куда-то потом исчезает. После прикрытой в середине 2017 года "скруточной" схемы оптимизации НДС сегодня она вновь цветет и пахнет, торговля документами на топливо идет полным ходом. Заводским топливом "подзаборные" станции торгуют практически без наценки, основной заработок им дает продажа документов через "налоговые ямы"…

Налоговики говорят, что не сдаются. На Petroleum Ukraine начальник отдела администрирования акцизного налога в структуре ГФС Андрей Филозоп анонсировал законодательные изменения в ставках акциза с целью пресечь возможное нецелевое использование авиакеросина.

"Разработан проект закона, который находится на рассмотрении в правительстве. Он определит конкретный перечень субъектов, которые действительно используют авиационное и реактивное топливо для заправки в крыло. Для них предлагается оставить текущую ставку акциза, а для остальных — увеличить до ставки на дизтопливо", — сказал А.Филозоп. Сложнее сказать, когда этот проект превратится в закон… Думаю, нескоро.

Фискалы говорят, что борются и с нелегальной реализацией топлива. "На эту проблему глаза не закрываются. Мы считаем это проблемой и боремся с ней. Всего в поле нашего зрения попали более 200 нелегальных АЗС, работу которых мы прекратили. Это в том числе в Киеве и Киевской области", — сказал представитель налоговой милиции ГФС Сергей Стороженко. По его словам, за девять месяцев текущего года из незаконного оборота изъято 17,8 тыс. тонн нефтепродуктов стоимостью более 500 млн грн. Также было изъято оборудование на подпольных цехах (13 объектов) на 49,9 млн грн.

"Другой вопрос — возврат части этого оборудования по решениям судов", — говорит С.Стороженко. Но все же непонятно, как на киевской Окружной, под носом у главка ГФС, работают десятки нелегальных АЗС?

Глобальной и пока непреодолимой проблемой является массовое нежелание граждан встать на защиту экономических интересов государства, а по сути — своих. Нефтепродукты с нелегальных АЗС — это недостроенные дороги, недофинансированные социальные программы и обороноспособность.

Пока же имеем обратную картину: массовый ввоз машин на еврономерах без налогов, которые потом становятся клиентами нелегальных АЗС, генерирующих спрос на "левый" нефтепродукт. Движение растет и крепнет и уже оказывает вполне осязаемое влияние на принятие решений парламентом и правительством. И они же задают вопросы, например, где наши дороги?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно