Международные задачи Оператора ГТС Украины: с кем дружить и для чего?

07 декабря, 2020, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

С «международной» деятельностью ОГТСУ связаны 80% доходов компании.

Международные задачи Оператора ГТС Украины: с кем дружить и для чего?
© depositphotos/63ru78

Украинская газотранспортная система — это уникальная инфраструктура, которая более полувека обеспечивает поставки газа в Европу. Но фактически основные услуги Оператора газотранспортной системы Украины (ОГТСУ) — это транзит российского газа в ЕС и сотрудничество с импортерами газа в Украину. Хотя именно внутренний рынок газа очень важен для страны, и все инициативы реализуются прежде всего с мыслью о гарантиях для украинского потребителя. Однако на сегодняшний день 80% доходов Оператора ГТС Украины связаны с «международной» деятельностью компании. И, исходя из такой структуры доходов, мы как компания обязаны сделать все возможное для расширения сотрудничества с международными партнерами, компаниями и странами. Иначе значительная часть постоянных затрат на содержание ГТС ляжет бременем именно на внутреннего потребителя.

Задача расширить международное сотрудничество отнюдь не простая. У каждого из наших соседей свои амбиции развития, в том числе и за счет конкуренции с ОГТСУ. В Европе до сих пор обсуждают спорные «Северный поток-2», «Турецкий поток-2», представляющие прямую угрозу не только для компании, но и для Украины в целом. Появилось также много новых трендов, являющихся вызовом для всех проектов инфраструктуры, в частности сжиженный природный газ (LNG) и будущая декарбонизация ЕС.

Соответственно, за ближайшие четыре года ОГТСУ должен найти способ сохранить транзит, увеличить количество новых услуг для международных и украинских клиентов, внедрить новые формы транспортировки и использования природного газа, которые включают возможности ГТС.

Наша команда — это национальная сборная по защите интересов страны

Будет большим упрощением думать, что сохранение транзита является исключительно интересом одной государственной компании. На самом деле мы отстаиваем интересы нашей страны и всего региона Восточной и Центральной Европы. Так, по нашему мнению, международные эксперты недооценивают драматичность последствий изменения способов доставки природного газа в ЕС как для Украины, так и для стран Центральной и Восточной Европы.

Если «Северный поток-2» не будет достроен, то никакой трагедии не будет, потому что сейчас все работает без каких-либо нареканий. А вот если украинский маршрут исчезнет, то Европа может оказаться в капкане зависимости от одного поставщика, у которого к тому же будут сконцентрированы и все пути транспортировки. Наша позиция остается неизменной: мы категорически против завершения строительства «Северного потока-2» и усиления газовой монополии России в ЕС.

Украину и украинскую ГТС нельзя оставлять без внимания или игнорировать. Эту систему построили для транспортировки огромных объемов газа, и Украина добросовестно ее обслуживала и выполняла обязательства инвестора. Мы не можем быть лишь запасным вариантом для других проектов.

Все страны ЕС должны просчитать последствия строительства «Северного потока-2», а значит, возможного значительного уменьшения объемов украинского маршрута для этих стран. Мы не сможем содержать систему без гарантированных объемов транспортировки и будем вынуждены оптимизировать ее.

В этом контексте видим и новые перспективы для начала разговора о перенесении точки продажи газа «Газпромом» своим партнерам из ЕС с западной границы Украины на восточную, а также о доступе к украинскому маршруту других производителей из России или стран Азии.

Ведь сейчас сложилась не очень логичная ситуация. С одной стороны, Украина уже приняла все законодательство ЕС о рынке газа, с другой — нашим партнером является «Газпром», который работает «по-другому», и Европа с этим соглашается. И если раньше могли возникать опасения по поводу недоразумений между украинской компанией и российским газовым монополистом, а значит, и рисков для нашего рынка газа, то в 2020 году в подземные газовые хранилища на западе Украины уже было закачано 10 млрд кубометров газа европейских трейдеров на сезонное хранение. Следовательно, нам доверяют.

У Европы есть право как у солидного потребителя российского газа добиваться возможности для всех компаний, добывающих газ в России, экспортировать его в европейские страны по территории Украины. Ведь это положительно скажется на цене газа. Такие идеи мы также активно обсуждаем с международными стейкхолдерами.

Что касается отношений с «Газпромом» сегодня, то с момента подписания нового соглашения о транзите в 2019-м они стабильны. На рабочем уровне мы нормально работаем — никакого коллапса, перебоев или непонимания с нашей стороны нет.

Мы выполняем все обязательства по соглашению, а «Газпром» исправно оплачивает эти услуги. Но это нас не успокаивает, и мы продолжаем отстаивать интересы страны в целом и ОГТСУ в частности.

Следует заметить, что коллектив ОГТСУ — это только часть национальной сборной, которая сегодня борется за сохранение транзита газа в ЕС по территории нашей страны. В ней президент Украины, Верховная Рада, Министерство иностранных дел, Кабинет министров, Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, Антимонопольный комитет, другие министерства и ведомства. И нет другой такой компании и сектора экономики в Украине, которым уделяли бы больше внимания на каждой из международных встреч наших топ-чиновников.

Страны, которые наиболее важны для ОГТСУ

У каждой страны ЕС есть газовые интересы, так что наша папка материалов содержит описание вызовов и возможностей по каждой из них.

Германия, Франция, Италия и Великобритания — крупнейшие потребители газа в Европе, и влияние первых двух на формирование европейских правовых норм о рынке газа определяющее. В этих странах есть крупные компании — наши партнеры-трейдеры, есть производители технологий и оборудования, которые нам требуются.

США — один из наиболее преданных защитников европейской в целом и украинской в частности энергетической безопасности. Это также крупнейший производитель природного газа в мире и игрок LNG-рынка. А еще самый последовательный партнер по защите от рисков «Северного потока-2» и по сохранению энергетической независимости и стабильности Европы.

Естественно, что чаще всего мы работаем с пограничными странами. На западе это Польша, Словакия, Венгрия, Румыния, Молдова. На восточном фланге — Россия и Беларусь.

Важным потенциальным партнером для нас является Турция. Наш интерес — в реализации транспортировки природного газа в Украину с турецких LNG-терминалов. Балканское направление в целом имеет для нас особое значение, учитывая далеко идущие перспективы.

Эти приоритеты и формируют принципы взаимодействия с операторами стран-соседей.

С Польшей ведем активную работу над расширением возможностей рынков газа обеих стран. Польский рынок газа является перспективным новым источником поставок природного газа в Украину, в частности речь идет о СПГ-терминале «Свиноуйсьце». Для участников польского рынка Украина интересна с точки зрения доступа к подземным хранилищам газа, которые расположены недалеко от границы. Мы уже подписали все соглашения о сотрудничестве, внедрили виртуальные точки соединения и распределяем мощности на аукционах.

Словакия традиционно является ключевым партнером-соседом: 68% транзита приходится на эту страну, на импорт в Украину — 65%. Однако даже с такими хорошими базовыми возможностями для развития сотрудничества Словакия ведет себя весьма консервативно. В отличие от Польши или Венгрии, словацкие партнеры еще не видят перспектив использования всех инструментов, работающих на европейских рынках газа, в частности внедрения виртуальной точки соединения и распределения мощностей на аукционах. Мы планируем убеждать коллег, ведь это точно в интересах участников рынка с обеих сторон.

У нас есть положительный опыт сотрудничества с партнерами из Венгрии, сейчас ведем переговоры о создании гарантированных мощностей в направлении Венгрия—Украина для дальнейшего импорта природного газа с СПГ-терминала на хорватском острове Крк. Такой импорт обеспечит диверсификацию источников поставок природного газа, что важно в условиях доминирования «Газпрома» на европейском рынке.

Вызовами для нашего сотрудничества являются реализация «Турецкого потока-2» и возможный переход Венгрии на транспортировку газа по этому газопроводу. Нашей задачей видим убедить Венгрию диверсифицировать маршруты поставок природного газа и оставить транзит через украинскую ГТС. Зависимость от одного источника поставок природного газа из Российской Федерации в Венгрию через «Турецкий поток-2» является немалым риском, особенно на фоне сложных отношений в регионе.

Рынок газа Румынии на нынешнем этапе несколько ограничен для Украины из-за требований национального законодательства этой страны. Мы сотрудничаем только в части транзита газа и лишь через одну точку межгосударственного соединения из четырех возможных. Хотя сотрудничество с румынами может иметь большой потенциал в контексте развития Трансбалканского коридора. Увеличение точек межгосударственного соединения на границе с Румынией и внедрение прозрачного распределения мощностей на аукционах существенно повысят экономическую привлекательность Трансбалканского коридора.

Молдова, как и Украина, является договорной стороной Европейского Энергетического сообщества. Соответственно, обязательства по имплементации требований Третьего энергетического пакета у нас одинаковы. Но пока доступ к услугам молдовской ГТС напоминает бег с препятствиями, которые в недалекой перспективе, надеемся, будут сняты. Развитие рынка Молдовы, равно как и румынского рынка, является предпосылкой развития Трансбалканского коридора. В повестке дня — пересмотр дискриминационных тарифов на услуги транспортировки, разблокирование запуска виртуального реверса, а также типового договора на услуги транспортировки.

Чем сильнее мы интегрируемся в рынок ЕС, тем больше пользы для наших потребителей и шансов на сохранение значительного транзита в ЕС по территории Украины. Мы очень гордимся тем, что нам удалось внедрить все основные европейские правила и регуляции по внутреннему рынку газа в Украине. И это не только потому, что мы должны были это сделать, но и потому, что увидели уникальный потенциал перепозиционирования украинской ГТС с пользой для страны и рынка.

Однако все еще наблюдается неоднородная политика некоторых европейских стран по введению европейских бизнес-правил в отношениях с Украиной. Я называю это асимметрией обязанностей. То, что Украина взяла на себя как обязательства согласно приложению XXVII к Соглашению об ассоциации и другим международным соглашениям, не всегда выполняют в отношении Украины члены ЕС. Мы понимаем, что в действующих регуляциях ЕС нет обязательства для Словакии и Румынии непременно идти нам навстречу, но как коммерческие партнеры мы не можем понять, почему коллеги не видят очевидных выгод. Об этих мерах просят участники рынка, мы готовы, но взаимности не видим. Надеюсь, что все же найдем нужные слова для убеждения.

С нашей стороны все руководители компании получили от генерального директора KPI по многим направлениям международного сотрудничества. Все директора ОГТСУ ведут переговоры с партнерами и воспринимают эту работу как основную. Это и взаимодействие с международными финансовыми организациями, регуляторными органами о новых международных возможностях для ОГТСУ, и отношения с компаниями-операторами из других стран ЕС, международными отраслевыми ассоциациями. Даже с политиками и экспертной средой в других регионах.

В целом система, предназначенная для транзита, не может быть эффективной без активного сотрудничества с международными партнерами.

Развитие технологий и новые возможности для Украины

Мы понимаем, что энергетика меняется: постоянно появляются не только новые вызовы, но и возможности. Например, на наших глазах сжиженный газ стал важным фактором влияния на газовый рынок ЕС.

Для ОГТСУ это особое направление международного сотрудничества, которое имеет огромный геополитический аспект и требует согласования на высшем политическом уровне.

Нас часто спрашивают: нужен ли Украине вообще сжиженный газ? Я бы сказала, что да, но не любой ценой. Кроме того, нам не столь важно, поступит ли он в Украину именно как LNG или же будет доставлен уже через трубный транспорт, для нас имеет значение, будет ли другим источник происхождения этого газа. А еще — сможет ли Европа использовать LNG-потенциал для собственной диверсификации. Ведь чем больше новых источников газа в Европе, тем меньше зависимость от России, а значит, становится невозможным доминирование этой страны.

На начальных стадиях сжиженный природный газ — это еще один источник диверсификации и энергетической безопасности. Но при условии создания инфраструктуры и дальнейшего увеличения его производства в США, когда мы сможем увидеть, что LNG реально начинает конкурировать по цене.

Свою миссию мы видим в том, чтобы подготовить нашу инфраструктуру к этому моменту и согласовать соединение с терминалами, которые географически можно присоединить к украинской ГТС. Ближайший от нас терминал находится в Польше, там же планируется построить еще один.

Для транспортировки газа с польского СПГ-терминала в Украину необходимо обеспечить соответствующие гарантированные мощности в направлении Польша—Украина.

Сейчас транспортировка природного газа в Украину возможна лишь при осуществлении виртуального реверса, который зависит от объема физической транспортировки газа в направлении Украина—Польша, что существенно ограничивает наши возможности.

Среди теоретических возможностей, у которых, тем не менее, есть реальные перспективы, можно выделить следующие источники и СПГ-терминалы как традиционного, так и сжиженного газа: на юге — Турция, Греция, Хорватия, Польша, а также природный газ, поступающий во все европейские терминалы с других континентов.

Интересно направление транспортировки газа из Азербайджана. Газ должен поступать через ГТС Турции и Трансбалканский трубопровод. Для этого необходимо содействие турецкой стороны, поскольку Турция в таком случае будет транзитной страной.

Также следует отметить, что Трансбалканский трубопровод сейчас не используется в полном объеме, поскольку есть рыночные ограничения со стороны Молдовы: отсутствие виртуального реверса и непрозрачная тарифная политика в отношении транспортировки природного газа по ее территории.

Для поставок природного газа с СПГ-терминала в Хорватии необходима дополнительная газотранспортная инфраструктура для обеспечения гарантированных мощностей в направлении Венгрия—Украина, о чем операторы ГТС обеих стран сейчас ведут переговоры.

Также существует возможность получать газ с балканского направления с СПГ-терминалов в Греции. И эти возможности требуют детальной проработки.

Безусловно, основное будущее ГТС Украины зависит от способности нашей национальной команды сохранить значительные объемы транзита по территории Украины. И контракт с «Газпромом» является одним из решающих факторов.

Но не «Газпромом» единым…

Надо идти в ногу со временем, думая о новых возможностях инфраструктуры для транспортировки декарбонизированных газов: биометана, водорода, CNG. Над этими направлениями еще нужно много работать. И это точно не тема одного материала.

Больше статей Ольги Бельковой читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК