Горбатые и могилы-3: наблюдения на пепелище Васильковской нефтебазы

11 июня, 2021, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Усвоен ли урок?

Горбатые и могилы-3: наблюдения на пепелище Васильковской нефтебазы
© Василий Полуэктов/facebook

8 июня 2015 года на нефтебазе БРСМ в селе Крячки Васильковского района Киевской области вспыхнул пожар, который стал крупнейшим в истории Украины. Погибли шесть человек, ранения получили 18, а сколько тысяч людей «оздоровилось» в результате выброса в атмосферу, почву и воду продуктов сгорания 20 тыс. т нефтепродуктов, неизвестно. Чему научила Васильковская трагедия виновников ее возникновения, к которым, помимо владельцев БРСМ, можно отнести и государство? Спойлер — ничему. Десятки «васильковых» продолжают работу по всей стране.

Для начала важно установить первопричину произошедшего. Она имеет две составляющие. Первая — многолетнее незаконное производство на нефтебазе фальсификата бензина. Мы писали об этом еще в 2014 году, отмечая странную номенклатуру грузов, идущих на нефтебазы БРСМ, больше напоминающую рацион нефтеперерабатывающего завода. Позже в Отчете правительственной комиссии будет зафиксировано, что на нефтебазе были отобраны образцы содержимого резервуаров, «которые отличаются от состава автомобильных бензинов и могут относиться к продуктам вторичных процессов переработки, которые используются как компонент автомобильных бензинов, а также в химической промышленности во время производства индивидуальных ароматических углеводородов и растворителей (реформат, изопентан, бензол и толуол)». При смешении (перекачке) этих компонентов и произошло возгорание.

«Побежали на базу БРСМ, а оттуда выскакивают 6–7 человек. Один из них обгоревший весь, в струпьях. Спрашиваю другого: «Что случилось?». Тот отвечает, что оборвало шланг во время перекачки горючего, а провода на насосе голые были — и бензин попал на них. Все сразу же загорелось», — рассказывал тогда начальник расположенной по соседству с базой БРСМ нефтебазы КЛО Сергей Здоренко, который одним из первых прибыл на помощь пострадавшим.

Второй составляющей первопричины пожара стали нарушения на нефтебазе, наверное, всех существующих норм для подобного рода объектов. Во-первых, нефтебаза не была введена в эксплуатацию, то есть не имела права работать.

Во-вторых, на ней обнаружилось восемь «лишних» резервуаров, которых не было ни в одном из подаваемых проектов расширения.

В-третьих, хозяева базы забили на безопасность как таковую. В Отчете правительственной комиссии говорится, что на базе не были соблюдены противопожарные расстояния между группами резервуаров в зависимости от их объема, отсутствовали обвалование, необходимый запас веществ для огнетушения, не было системы автоматического пожаротушения в насосных, не было молниезащиты, пожарной сигнализации и так далее и тому подобное.

«Обваловки на базе не было, внешней системы тушения тоже, отсутствовали пенообразователи… Из-за расположения резервуаров на наклонной местности топливо лилось в пожарный водоем, его нельзя было использовать при тушении», — заявил в ходе слушаний в Киевоблраде директор департамента гражданской защиты Киевской ОГА Игорь Аксенов.

Именно этот букет нарушений сделал невозможным эффективное пожаротушение и обусловил масштаб трагедии.

Осознание истинных причин аварии важно, чтобы оценить состояние и понять наши перспективы.

Неисправимые

Взрыв на нефтебазе вызвал трещину в отношениях между акционерами БРСМ Эдуардом Ставицким и Андреем Бибой. Начались взаимные обвинения, рейдерские набеги, и в итоге в 2018 году партнеры расстались, поделив сеть пополам — по 63 АЗС. Бренд остался за Бибой, а станции Ставицкого стали основой сети МОТТО.

На сегодняшний день сеть БРСМ насчитывает 210 АЗС, МОТТО — более 150.

Осталась у бывших партнеров и одна общая черта —они оба, похоже, не мыслят себя без «бодяжного» ремесла. МОТТО является фигурантом дел, в которых открытым текстом говорится о торговле фальсификатом производства крупнейшего мини-НПЗ страны в Мерефе Харьковской области, успешно функционирующего при всех режимах (пресса связывает его с бывшими эсбэушниками, в последние годы закрепившимися в руководстве области). Также известно о поставках «крафтового» топлива в сеть МОТТО с одной из легендарных нефтебаз в Кременчуге. В результате все проводимые в этом году испытания качества в этой сети она успешно провалила по всем ключевым параметрам (подробнее здесь и здесь).

Но Ставицкий на фоне своего бывшего партнера Бибы выглядит ребенком: если МОТТО продает в год оценочно не более 100 тыс. т нефтепродуктов, то БРСМ в 2020 году «качнула» более 700 тыс. т. Откуда берет вдохновение Андрей Биба?

Как показывает наше исследование, в 2020 году компании из группы БРСМ — «Катма Груп» и «Стандарт Ойл 2000» — закупили 117 тыс. т сырья и компонентов для производства топлив (см. табл.). Настоящее дежавю: схожая картина была и в 2014-м, и в 2015-м… Как видим, ничего не меняется. Нет, почему же, объемы растут! Если в 2014 году объем компонентов составлял 98 тыс. т, то к 2020-му вырос почти на 20%.

Анализ «производственной» деятельности БРСМ показывает, что в 2020 году группа выпустила в свет около 50 тыс. т бензина А-95 и 26 тыс. т альтернативного топлива (бензин с содержанием более 30% спиртов), составивших более 60% в общей реализации этого оператора через АЗС. Выпуск такого объема бензина означает, что нужно было заплатить около 600 млн грн акцизного сбора и 120 млн грн НДС на него. Это так, для начала. Между тем, по имеющимся данным, ООО «Стандарт Ойл 2000», производственная единица БРСМ, выпускающая бензин на мощностях мини-НПЗ в Гадяче и нефтебазы в селе Переяславское под Киевом, за восемь месяцев 2020 года заплатила 8,44 млн грн акциза. Кто знает, а может, за оставшиеся четыре месяца компания доплатила остаток? Искренне хочется в это верить, поскольку в противном случае придется автоматически констатировать, что налоговых служб в стране нет. Как нет и кучи силовых и антикоррупционных органов, которых содержат налогоплательщики.

В целом на данный момент с разной интенсивностью работают около 25 мини-НПЗ, преимущественно сосредоточенных в нефтедобывающих и прилегающих к ним регионах — Харьковской, Полтавской, Днепропетровской областях. В год они выпускают около 470 тыс. т низкокачественных безакцизных нефтепродуктов, забирая из бюджета до 5 млрд грн акциза с НДС.

Гори оно все…

Итак, бодяжить никто не перестал, а значит, одна из двух предпосылок для повторения Васильковской трагедии остается. А что со второй, с безопасностью? В материале «Виктория» vs БРСМ, или Горбатые и могилы-2» подробно рассказывалось, что спустя два года после Василькова на второй нефтебазе БРСМ в Переяславском были выявлены те же нарушения. После этого Андрей Биба неоднократно заявлял, что на нефтебазе были сделаны комплексные работы по приведению в соответствие с нормативами. Как оно есть на самом деле, вскоре узнаем. А пока еще один спойлер: предварительный просмотр съемки с коптера мини-НПЗ в Гадяче, который также не принадлежит БРСМ, как и нефтебаза в Переяславском и Василькове (официальная позиция компании), показывает всю ту же массу нарушений пожарной, промышленной и экологической безопасности (подробнее читайте в скором времени на ZN.UA).

С полной уверенностью можно утверждать, что аналогичная ситуация — на всех без исключения мини-НПЗ. Соблюдение норм — это оборудование и большие деньги, что сразу же ломает экономику нелегальной переработки, которая работает в условиях постоянных набегов силовиков (основная статья затрат) и в целом живет одним днем. Поэтому выводить эти заводики в легальную плоскость не имеет никакого смысла. Значит, остается надеяться, что пронесет.

Бог накажет

«Установлено, что в течение 2013–2014 годов под контролем этой компании (БРСМ. — С.К.) предприятиями при поддержке отдельных представителей органов государственной власти и силовых структур осуществлялось систематическое незаконное изготовление подакцизных бензинов марок А-95 и А-95-е путем смешивания бензина А-92 с различными присадками из недоброкачественного сырья, представляющими угрозу для жизни людей. Это бензол, метанол и такого рода присадки», — заявил министр внутренних дел Арсен Аваков в те жаркие дни после начала пожара в Василькове.

Василий Полуэктов/facebook

По словам Авакова, «собрана достаточная доказательная база, в том числе, показания свидетелей, заключение экспертов о несоответствии бензина государственным стандартам, данные, полученные при проведении негласных следственных действий».

«В ближайшее время результаты расследования будут оглашены, и они будут впечатляющими!» — пообещал А.Аваков.

Результатов расследования и виновных нет по сей день. А все потому, что тогда начали происходить весьма странные вещи. Весной 2016-го дело по нефтебазе было разделено следователями МВД на два: в одном пострадавшими выступают семьи сотрудников нефтебазы, а обвиняемыми — четверо руководителей нефтебазы. Во втором деле потерпевшими выступают пострадавшие спасатели и их семьи, а обвиняемыми… руководство ГСЧС.

«Логика следователей такова: за пострадавших сотрудников нефтебазы будут отвечать руководители нефтебазы, а в гибели пожарных виновно руководство ГСЧС, мол, не так гасили. То, что причиной пожара стало нарушение норм безопасности владельцем нефтебазы, во внимание, видимо, не принимается», — говорит адвокат потерпевших Александр Мирошник. В результате БРСМ обезопасили от ответственности и выплат компенсаций пострадавшим, которых судья и прокурор синхронно отказались признать потерпевшими. Разумеется, это серьезно повышает шансы обвиняемых — руководства базы — выйти сухими из воды.

Характерно, что и Государственная служба по чрезвычайным ситуациям, которая находится в ведении МВД, быстро потеряла интерес к объектам БРСМ. Хотя, казалось бы, заставить навести порядок можно было хотя бы из уважения к памяти четырех коллег, погибших в васильковском огне.

Василий Полуэктов/facebook

Единственное видимое наказание, которое на данный момент понес бизнес Андрея Бибы, — это выкуп, который пришлось заплатить Фонду ликвидации последствий Васильковской трагедии. Сама БРСМ называла действия Фонда рейдерством, а организатором атаки — Павла Куфтырева, широко известного в узких кругах киевского юриста. Фонд оперативно собрал люд из прилегающих к бывшей нефтебазе сел, пообещав по 500 тыс. грн компенсации, и основательно обложился экспертизами влияния аварии на здоровье людей и окружающую среду. Затем был арест на все имущество сети БРСМ в обеспечение исковых требований суммарно на 1,3 млрд грн. Говорят, уже тогда Бибе предлагали «продать» Фонд всего за 20 млн долл. Но акцептировал это заманчивое предложение владелец БРСМ только после смены власти: осенью 2020 года активисты Фонда спортивного телосложения и в сопровождении судебного исполнителя захватили нефтебазу в Переяславском. Оценочно, одного топлива на тот момент на базе было на 5-6 млн долл… После этого последовало мировое соглашение и выплата пострадавшим… 750 тыс. долл., или в среднем чуть менее 10 тыс. грн на человека. А недавно суд снял арест с имущества БРСМ по ходатайству Фонда.

***

Если копнуть еще глубже, коренной причиной Васильковской трагедии и нашей общей является одна — коррупция. Ее по-прежнему подпитывают извечные неиссякаемые источники: левые бензин, спирт, табак. В результате всеобщая слепота — пожарных, налоговиков, полицейских, СБУ и так далее. А тем временем работу по всей стране продолжают десятки «васильковых», и неизвестно, какой из них будет следующим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК