Газовые метаморфозы - Энергорынок - zn.ua

Газовые метаморфозы

19 февраля, 2016, 00:00 Распечатать

Пока на рынке газа хаос, и, похоже, нам еще очень далеко до действительно конкурентного отечественного газового рынка.

 

 

Пока на рынке газа хаос, и, похоже, нам еще очень далеко до действительно конкурентного отечественного газового рынка.

Желания взяться за перо у меня не было до тех пор, пока не столкнулся с тем, что сейчас происходит на газовом рынке Украины. Еще два с половиной года назад в статье "Восточноевропейский хаб: программа действий" (см. ZN.UA №28 от 9 августа 2013 г.) я говорил и убеждал в необходимости системной, именно системной, планомерной работы по внедрению в Украине европейских правил работы на рынке газа. И, следовательно, его интеграции с торговыми зонами наших европейских соседей. 

В 2015-м, казалось, лед тронулся — в апреле парламент принял прогрессивный Закон "О рынке природного газа", благодаря, прежде всего, разъяснительным усилиям команды "Нафтогаза Украины". Но скоропалительное внедрение закона в практику хозяйствования в октябре 2015 г., всего лишь через пять месяцев после его принятия, уже тогда наталкивало на мысль, что желаемое превалирует над действительным. Европейские страны, в том числе и восточноевропейские, шли к нынешнему состоянию своих энергетических рынков, включая газовые, минимум три-четыре года.

Сделать все предписанное Законом "О рынке природного газа", даже с помощью европейских консультантов, за пять месяцев, на мой взгляд, было невозможно. В первую очередь, из-за отсутствия надлежащего опыта и, если хотите, тренинга. Уместна следующая аналогия. Прежде чем сесть за руль купленного автомобиля (если, конечно, вы не авантюрист(ка)-самоубийца), вы учитесь на курсах и сдаете экзамен на водительские права. Почему же этот аспект — образовательный — полностью выпал из поля зрения лиц, ответственных за реформу газового рынка страны?

Кроме того, опыт внедрения Третьего энергопакета ЕС показывает и убеждает, что в каждой стране необходимо учитывать ее особенности, а это требует дополнительного времени. Но даже в сентябре 2015 г., когда уже было понятно, что мы не успеваем за законом, желание "отрапортовать", прежде всего, европейскому сообществу взяло верх.

А следовало бы внести поправки в принятый закон, перенести сроки ввода в действие ряда его статей на 2016 г. То есть установить переходный период. Не говорю уже о сырости и неоднозначности толкований целого ряда подзаконных актов. Но вместо этого мы в очередной раз "героическими усилиями" преодолеваем многочисленные трудности и нестыковки, пытаемся скоропалительно реализовать намеченные цели, не всегда досконально понимая последствия принимаемых решений и действий.

О "модных словах" и монополизации

Тем не менее сейчас надо думать о будущем. Именно сейчас. Не говорил бы об этом, если бы не увидел ряд негативных тенденций: на рынке газа — хаос, а "модными" новыми словами из нового закона, как то "номинация", "аллокация" и пр., прикрывается монополизация рынка "Нафтогазом Украины".

На чем основывается мое утверждение? Рассмотрим по составляющим.

1. Уплата НДС при импорте природного газа. "Нафтогаз" освобожден от этой процедуры, остальные импортеры платят. Очевидно, это заведомо ставит их в дискриминационные условия по сравнению с НАКом. Освобождение "Нафтогаза Украины" от уплаты НДС, по моему мнению, может действовать при создании стратегических резервов природного газа, решение о расходовании которого принимают либо Кабинет министров (профильное министерство), либо соответствующее государственное агентство. Во всех остальных случаях правила должны быть одинаковыми для всех участников рынка газа.

2. Резервирование (покупка) компанией входных мощностей, в данном случае — на выходе из словацкой ГТС. "Нафтогаз" выкупил (до 2017 г.) 37,8 млн кубометров газа в сутки, в том числе постоянной — 27,2 млн кубометров/сутки из имеющихся 40 млн пропускной способности.

Подчеркну: НАК "Нафтогаз Украины" при этом не нарушает ни европейское, ни украинское законодательство. Европейское — потому что выход из словацкой ГТС в Украину (Будинце) не относится к юрисдикции ЕС. Украинское — так как выход из словацкой системы не регулируется и нашим законодательством (возможно, кроме антимонопольного). Компания купила эти мощности на открытой процедуре Open Season. Но то, что дух свободной конкуренции при этом нарушается, очевидно.

И вот почему. Любой продавец и импортер газа в Украину по словацкой ГТС из того же Будинце обязан (пока действует контракт НАКа на резервирование мощности при поставках газа из Будинце в Украину) сначала купить у… "Нафтогаза" мощности для транспортировки газа в газотранспортную систему Украины, которая пока, напомню, подконтрольна тому же "Нафтогазу".

"Нафтогаз" должен иметь преференции при поставке газа для защищенных категорий пользователей, в том числе и импортных газопоставок для создания стратегических резервов газа (об этом — чуть ниже). Эти объемы должны определяться энергетическим балансом. Остальные объемы пропускной способности должны выкупаться на открытых аукционах по прозрачным процедурам.

Страховой запас: необходимо разбираться!

3. Страховой запас. Этот вопрос на слуху у всех участников рынка газа. Сначала страховой запас намеревались не без подачи той же НАК установить в размере сначала 100%, потом 50% запланированного месячного объема поставки природного газа. В Верховной Раде давно уже зарегистрирован законопроект народного депутата Алены Бабак о 10-процентном страховом запасе. Но когда у депутатов дойдут руки до голосования за такую поправку, неизвестно.

Надо отметить, что "Нафтогаз Украины" де-факто и де-юре освобожден от требования формировать страховой запас. В Польше, например, все импортеры должны иметь 30-дневный страховой запас; во Франции до 2014 г. страховой запас обязаны были иметь поставщики только при поставке газа так называемым защищенным (социально) потребителям; в Болгарии страховой запас должен иметь только Bulgargaz (его статус и обязанности сродни "Нафтогазу") и т.д. А в Италии и Венгрии — другая модель рынка. Там существуют стратегические резервы газа (приняты соответствующие законодательные акты).

Первые робкие шаги для формирования стратегических резервов газа Украина сделала, приняв в июне 2015 г. "Порядок формирования и использования средств стабилизационного (резервного) энергетического фонда" (постановление Кабмина от 24 июня 2015 г. №459). По моему мнению, это лучший подход в нашей ситуации. 

Но в любом случае, даже если и вводить требование о страховом запасе, то постепенно, например, в течение двух-пяти лет. Ведь и так наличие финансовой гарантии физического страхового запаса, суммарное повышение тарифов на транспортировку и распределение газа приведут к повышению цены на газ для конечных потребителей.

Приветствую запоздалое предложение "Нафтогаза Украины" о необходимости иметь страховой запас только при поставке газа защищенным потребителям.

Кому — на вход, иным — на выход: тарифы должны быть унифицированы!

Названные выше условия в той или иной мере рассматривались применительно к монопольному положению НАК "Нафтогаз Украины". Но есть и общие вопросы, непосредственно влияющие на всех субъектов рынка. Прежде всего, это внедрение системы тарифов "вход-выход" согласно европейской модели газового рынка (то, что такую систему надо внедрять, очевидно, вопрос только, как?). Это, безусловно, прогрессивный подход. Но есть ряд вопросов к авторам методологии определения ставок тарифа и регулятору — НКРЭКУ, утвердившему ее:

— анализировал ли кто-либо финансовые потоки при установлении этих тарифов и налоговые обязательства ПАО "Укртрансгаз", в том числе и платежи от "Нафтогаза" при импорте газа? А также, если мы говорим о хранении газа в наших ПХГ и транзите через отечественную ГТС других поставщиков, кроме "Газпрома": будут ли они платить по таким ставкам за газотранспортные услуги украинской ГТС? Это не риторический вопрос. Сейчас рассматриваются предложения Украины по использованию части украинской ГТС при реализации проекта Eastring. Так что вопрос стоимости услуг при транзите "европейского газа" приобретает первостепенное значение;

— как сопоставить условия "вход-выход" для компаний-импортеров из стран ЕС и использование старых тарифов для АО "Газпром" при транзите, как об этом говорил министр Демчишин?

— почему тариф на вход в ГТС для импортеров установлен с января 2016 г., а для газодобывающих компаний в Украине — с апреля?

Возможно, финансовые гарантии должны устанавливаться дифференцированно, например, в зависимости не только от объема поставки, но и от финансового состояния поставщика и истории компании, в том числе кредитной. Ведь ни один европейский газотрейдер не продаст вам газ без проведения проверки вашей состоятельности, так называемой процедуры комплаенса.

Это уже сейчас предлагают и "Нафтогаз" совместно с "Укртрансгазом". Представители этих компаний были в составе групп по разработке кодексов. Возникает вопрос: почему эти предложения появились только сейчас, и кто возместит финансовые потери участников рынка?

Отдельно хочу отметить, что все осуществляемые на газовых рынках изменения и у нас, и в Европейском Союзе не являются самоцелью. Они нужны, чтобы обеспечить конкуренцию и минимально возможные цены для конечных пользователей. Поэтому в интересах потребителей сделать отечественный рынок максимально открытым.

Есть, конечно, еще целый ряд вопросов. Это и переход ПАО "Укртрансгаз" как минимум к суточной коммерческой балансировке, позволяющей каждые сутки подводить баланс газа в ГТС, причем по каждому поставщику и потребителю, и обучение диспетчерских служб газораспределительных предприятий работе в новых условиях (передача оператору ГТС — "Укртрансгазу" оперативной информации о том, кому и какие объемы газа поставляются, но и это еще не все). Можно отметить и отсутствие по состоянию на 25 января 2016 г. финансового обеспечения транспортировки природного газа (20% от планируемого месячного объема поставки) у "Нафтогаза Украины" и газодобывающих предприятий (газ для собственных нужд) для "Укртрансгаза", и целый ряд других.

Все проблемы рынка газа не могут решаться кулуарно в НКРЭКУ, "Нафтогазе" или заинтересованными чиновниками и депутатами. Необходима постоянно действующая независимая платформа, на которой с привлечением субъектов рынка можно было бы оперативно обсуждать пути и варианты решения всех вопросов, а не лихорадочно искать выходы из тупиков после принятия тех или иных нормативных документов.

Поэтому еще раз напомню: конкурентный рынок газа создается в Украине для потребителей. Поэтому их организации (советы, ассоциации и т.д.), а также крупные промышленные потребители обязательно должны участвовать в таких обсуждениях. Возможно, следует создать совет рынка и провести его аккредитацию как у регулятора, так и в профильных министерствах, а также в Совете экономических реформ при президенте Украины. Считаю, что такой путь является единственно возможным, если мы хотим построить в Украине действительно конкурентный рынок, одинаково лояльный ко всем его участникам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • alexvingaz alexvingaz 22 лютого, 11:09 На жаль ідеологія сьогоднішньої системи управління газовим ринком активно сприяє відторгненню фахівців, які розуміють сутність дій керманичів цїєї системи.Тому було б дуже добре проводити обговореня та публічне висвітлення процесу реформування газового ринку на майданчику газети, яка має свою власну незалежну позицію. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно