ДОЛГОВАЯ ЭНЕРГЕТИКА

08 ноября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 43, 8 ноября-15 ноября 2002г.
Отправить
Отправить

Украинский энергорынок и долги — это почти синонимы. Только в прошлом году на нем впервые стали появляться компании, полностью рассчитывающиеся за полученную электроэнергию...

Украинский энергорынок и долги — это почти синонимы. Только в прошлом году на нем впервые стали появляться компании, полностью рассчитывающиеся за полученную электроэнергию. А в общем, если, конечно, называть вещи своими именами, практически все украинские энергокомпании — полные и безнадежные банкроты. То есть они не могут своевременно платить по своим обязательствам перед кредиторами. Исключением являются разве что приватизированные в прошлом году шесть облэнерго — им реструктуризировали долги на пять лет. Впрочем, до 2000 года эта проблема не слишком уж и волновала энергетиков. Поступавших денег не хватало даже на текущую оплату топлива, и проблема долгов невольно оказывалась далеко на заднем плане. Ну и конечно, существовало стойкое убеждение, что рано или поздно долги спишут.

Однако постепенно стало ясно, что сама собой проблема не рассосется. В 2000 году за небольшой в общем-то долг из состава «Донецкоблэнерго» ушли электросети, дававшие треть прибыли, в 2001году от «Донбассэнерго» остались только рожки да ножки. Потом было «раздевание» «Луганскоблэнерго», а в нынешнем году активно банкротят «Днепрэнерго».

Кроме того, текущие полтора десятка миллиардов долга генерации уже равны их балансовой стоимости. Говорить на этом фоне об их возможной приватизации как-то вообще неловко.

В этом году проблему впервые попробовали вытянуть на законодательный уровень. В сентябре Минтопэнерго предоставило в Верховную Раду проект закона Украины «О реструктуризации задолженности субъектов предпринимательской деятельности Украины, возникшей вследствие неполных расчетов за энергоносители».

Целью закона ставилась нормализация финансового состояния предприятий ТЭК, устранение возможности банкротства и ненормативных схем приватизации. Ну и, естественно, повышение инвестиционной привлекательности.

Основная идея законопроекта заключалась в выведении старых долгов на отдельные обособленные подразделения с дальнейшим их присоединением к ГП «Энергорынок». Планировалась. Для этого производится инвентаризация задолженности и списание ее безнадежной части. Для погашения кредиторской задолженности намечался широкомасштабный взаимозачет. Технологически его планировали провести по уже «обкатанной» схеме использования однодневных банковских кредитов.

Были и другие идеи, тем не менее с самого начала закон был абсолютно непроходной. Понятно, что энергетики хотят быстрее избавиться от долгов. Однако возникает вопрос: с какой это радости кредиторы компаний должны будут согласиться на перевод долга с компании с реальными активами, на обособленное подразделение «Энергорынка», у которого, кроме компьютера и пары стульев, фактически ничего нет? Между тем к началу мая этого года генерирующие компании только за топливо были должны им 2,1 млрд. грн. А долг энергопредприятий за комплектующие еще выше. Именно он составляет основную часть т.н. «иной задолженности» энергокомпаний в 3,7 млрд. грн.

Вообще основной трагедией украинского энергорынка явилось то, что так и не была достигнута главная задача — полная оплата поставленной электроэнергии. Средний уровень оплаты в ОРЭ за период в 1997—2002 годах составил 83%. В итоге за пять лет накопился долг примерно равный году работы. При этом оплата денежными средствами выработанной электроэнергии в период 1997—1999 годов была менее 9% стоимости отпущенной электроэнергии. Завышение цен на поставляемое топливо и материалы являлось зауряднейшим явлением.

Ситуацию улучшило принятие в июне 2000 года Верховной Радой изменений и дополнений в Закон Украины «Об электроэнергетике». Тогда запретили все формы расчетов за текущее потребление, кроме банковских. Это позволило резко увеличить текущий сбор денежных платежей.

Однако вопрос, что делать со старыми долгами, фактически замяли. Пожар кое-как погасили, сбор денежных средств увеличился в 10 раз. В сентябре этого года он достиг уже 94%.

А долги никуда не делись, они только росли. Незначительно задолженность «Энергорынка» сократилась только перед ТЭС. Зато по тому же «Энергоатому» ее с июля 2000 года разогнали в 2,7 раза — до 7,3 млрд. грн.

В еще более сложное положение попали энергопоставляющие компании. Действующие тарифы не покрывают расходов энергопоставщиков: по итогам 2001 года рентабельность большинства облэнерго является отрицательной. При этом требование 100% оплаты денежными средствами, при одновременном запрете, в т.ч. законодательном, отключения целых категорий потребителей фактически исключило возможность погашения своих долгов.

Кроме того, часть должников облэнерго практически прекратили свое существование. Так, в сельском хозяйстве после проведения аграрной реформы фактически стали безнадежными до 1 млрд. задолженности за поставленную электроэнергию. Вдобавок действующие тарифы не покрывают расходов энергопоставщиков: по итогам 2001 года рентабельность большинства из них была отрицательной.

Для полноты картины стоит добавить огромный размер потерь электроэнергии в сетях (21% в 2001 году) вызывает большую разницу в суммах между полученной из ОРЭ и поставленной потребителям товарной продукцией. В итоге у энергопоставляющих компаний колоссальный разрыв между долгами потребителей за отпущенную им электроэнергию (около 9 млрд. грн.) и долгами самих облэнерго перед ОРЭ — 14,1 млрд. грн. Получается около 5 миллиардов гривен, висящих в воздухе.

Сейчас лавинообразно нарастают исковые претензии к энергокомпаниям. Сложившееся положение создает реальную опасность техногенных катастроф. Уже производился арест энергооборудования АЭС, необходимого для обеспечения функций безопасной эксплуатации...

В общем, куда ни посмотришь, везде «весело». Уже очевидно — или энергетика разберется с долгами, либо они с ней. Простейшее решение вопроса — пригласить волшебника, чтобы он с помощью волшебной палочки за ночь разобрался.

Но так как знакомого старика Хоттабыча не наблюдается, то долги придется разгребать самим. Наиболее простым методом решения вопроса кажется введение ценовой надбавки. Однако, называя вещи своими именами, эта попытка заставит добросовестных потребителей дважды заплатить — сначала за себя, потом за того парня. Не говоря уже о том, что речь идет о суммах, минимум в 4—5 миллиардов гривен.

Кроме того в этом случае и у самого облэнерго исчезают стимулы к погашению долгов? Действительно, какой смысл выбивать дополнительные платежи, если в итоге они все равно будут уходить на погашение неизвестно как появившихся долгов. Тем более для энергокомпаний (особенно приватизированных) не представляет ни малейшего секрета, как они реально образовывались и сколько из них откровенно «дутых». Примерно три четверти текущей задолженности осталось от времен преобладания бартерных расчетов, когда завышение цены, скажем, на газ в два раза было скорее правилом, чем исключением. Об оборудовании можно вообще помолчать. Известны случаи завышения цен в сотни раз… Однако определить это можно будет только в судебном порядке, что потребует как минимум много сил и времени. Но и оплачивать сверхприбыль дяде людям как-то не улыбается.

Не говоря о том, что в ближайшие годы предстоит повышение тарифов на электроэнергию с выводом их на уровень минимальной рентабельности. Это коснется и таких социально значимых потребителей, как население и жилищно-коммунальное хозяйство. В общем введение надбавок на всю сумму долга — это лекарство, которое хуже болезни. С другой стороны, гасить — то как-то надо.

В поисках выхода все чаще вспоминают о вексельных схемах. Конечно, слово вексель на украинском энергорынке это почти ругательство, но при грамотном использовании оно позволяет решить ряд проблем. Облэнерго смогут с дисконтом выкупить у кредиторов генерации часть долгов. При этом будет погашена более значительная сумма, чем при использовании надбавки. Кроме того, применение долговых обязательств может снять самую горячую часть кредиторской задолженности. Именно частные структуры наиболее активно подают иски. Теперь у них появится альтернатива. Либо долго и нудно судиться, либо сразу получить деньги. Кстати нередко в разговорах энергетиков проскальзывает мечта, что будет принят некий закон, который обяжет кредиторов не делать того-то и того-то. Как бы этого ни хотелось, такого закона не может быть в принципе. Согласно украинскому законодательству, для изменения долговых обязательств всегда требуется согласие кредитора. Долги всегда легче накопить, чем гасить. Так что договариваться придется все равно.

Конечно, при этом возникнет развеселая проблема, как не допустить смешения расчетов по старым долгам с обязательством оплаты текущей задолженности исключительно денежными средствами. То, что желающих запустить в платежи за свежую электроэнергию немножечко фантиков будет достаточно, это несомненно. Однако, кажется, для этого и существует государственный орган, чтобы этого не допускать. К примеру, неплохо если бы конечное разрешение на проведение сделки давала НКРЭ. Это, кстати, даст ей в руки неплохой пряник (и кнут тоже) и будет стимулировать те же облэнерго к полным расчетам за текущее потребление. Погашение бюджетной задолженности должно идти исключительно через Госказначейство и т.д. С целью обеспечения прозрачности можно организовать торги и обращение на одном из организованных фондовых рынков (бирже или Первой фондовой торговой системе).

Эмитентом выпускаемых векселей может выступить как «Энергорынок», так и сами энергогенерирующие компании. Сами бумажки выпускать по принципу: чем дальше срок погашения, тем лучше. Это, конечно, потребует умения вести переговоры с кредиторами, но это уже рынок. Естественно, идеальных схем не существует, но и под лежачий камень вода не течет.

Долговая проблема настолько масштабна, что понадобится множество механизмов погашения. Это могут быть и кредиты, и перевод долга, может быть выпуск акций или облигаций. Вообще инструменты погашения должны быть максимально гибкими. Конечно, это гораздо легче сказать, чем сделать, но ведь когда-то надо начинать. Да и времени уже нет. Вопрос не то что созрел, он давно перезрел. Трогать его конечно страшновато, но придется. Если болезнь не лечить, она уйдет вглубь. А получившийся гнойник придется резать, и тогда будет еще больнее. Да и опаснее.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК