«Альтернативная» занятость

30 августа, 2020, 12:58 Распечатать
Отправить
Отправить

Успевает ли рынок кадров за изменениями в секторе энергетики.

«Альтернативная» занятость
© Pixabay

Современный мир отдает предпочтение повышению энергоэффективности и использованию энергии из возобновляемых и альтернативных источников. Этот переход меняет не только технологии производства энергии, но и кадровые потребности в энергетическом секторе и квалификационные требования к работникам. Так успевают ли кадры адаптироваться к изменениям?

Производство в секторе возобновляемых источников энергии (ВИЭ) растет в мире чрезвычайно быстро. По оценкам экспертов, к 2040 году альтернативные источники энергии будут обеспечивать свыше 40% мирового спроса. В начале этого года Европейский парламент проголосовал за поддержку Европейского зеленого соглашения, общая цель которого — сделать климат Европы нейтральным к 2050 году.

Украина не остается в стороне от этих процессов. В октябре 2014-го правительство утвердило Национальный план действий по возобновляемой энергетике до 2020 года. Этим документом было предусмотрено увеличение доли возобновляемых источников в общем балансе генерации электроэнергии в 2020 году до 11%, а в 2035-м — до 25%. По оценкам экспертов, уже в этом году мы можем выполнить свою Энергетическую стратегию и достичь 11% производства электроэнергии из ВИЭ.

Занятость в возобновляемой энергетике постоянно увеличивается — в 2018 году в мире в ней трудились около 11 миллионов человек. По данным Министерства энергетики США, технологии ВИЭ обычно создают больше рабочих мест на один доллар инвестиций по сравнению с традиционными технологиями производства электроэнергии.

Согласно выводам компании Ernst&Young, реализация амбициозной цели по повышению доли возобновляемой энергетики в ЕС с 27 до 35% может к 2021 году увеличить занятость только в солнечной энергетике до 175 тысяч человек. Повышения занятости в производстве оборудования можно ожидать в связи с созданием Европейского совета по производству для солнечной энергетики (European Solar Manufacturing Council, ESMC). Европейская ассоциация солнечной энергетики (Solarpower Europe) предполагает, что реализация соответствующей промышленной политики в этом направлении может увеличить занятость в солнечной генерации до 300 тысяч человек.

Украина также движется в этом тренде. В 2018 году страна получала от ветра 47% чистой возобновляемой электроэнергии. В 2019 году доля солнечной энергии составляла 52% от общей генерации всех источников возобновляемой энергетики, а по темпам развития солнечной энергетики наше государство входит в десятку стран Европы. Таким образом, вполне логичен вопрос об объемах занятости, которую обеспечивает «зеленая» генерация Украины. Выяснению этого было посвящено исследование «Создание рабочих мест в сферах энергоэффективности и возобновляемой энергетики в Украине», проведенное Европейско-Украинским энергетическим агентством в сотрудничестве с Немецким обществом международного сотрудничества (GIZ) в июне 2020 года.

Занятость в энергетике состоит из прямых, косвенных и индуцированных рабочих мест. Прямая занятость — это рабочие места работников, непосредственно занятых на объектах производства электроэнергии, а также их постоянных субподрядчиков. Косвенная занятость — это рабочие места персонала, занятого полное время в цепочке поставок и в отраслях, поставляющих продукты и услуги для него. Индуцированная занятость — это рабочие места, которые создаются, когда выплаты работникам, занятым на прямых и косвенных рабочих местах, тратятся в более широкой экономике при закупке товаров и услуг.

Занятость работников на строительстве и эксплуатации солнечных электростанций (СЭС) и ветровых электростанций (ВЭС) в Украине в 2014–2019 годах была рассчитана на основе методик Международного агентства по возобновляемым источникам энергии (International Renewable Energy Agency, IRENA).

Результаты этих расчетов показывают, что за шесть лет солнечная и ветровая энергетика страны обеспечила занятость 45 тысяч работников. Поскольку в Украине в этот период не была демонтирована ни одна СЭС или ВЭС, суммарный дополнительный потенциал занятости на этапе снятия с эксплуатации мощностей, введенных в 2014–2019 годах, составит еще 2,5 тысячи работников.

По профессиональным группам наибольшей была занятость строительных рабочих и технического персонала (38,60% на СЭС и 45,27% на ВЭС), а также промышленных рабочих (30,31% и 20,88% соответственно). Содержание и техническое управление обеспечивало 12,47% занятости на СЭС и 4,48% — на ВЭС. Без учета производства оборудования в солнечной энергетике были заняты 53,82%, в ветровой — 68,24% от общего количества занятых.

Производство оборудования для СЭС и ВЭС в Украине тоже развивается. В феврале 2019 года в Виннице был запущен завод KNESS PV — первое масштабное промышленное производство панелей для солнечных электростанций в Украине. На нем создано 120 новых рабочих мест и еще более 50 человек будут привлечены к работе в сфере технических разработок, логистики, реализации и дистрибуции продукции. Введение в эксплуатацию завода KNESS PV позволяет говорить об Украине как о производителе 100% комплектующих для отрасли солнечной энергетики. По информации компании, с момента запуска завода в начале 2019 года в Украине построены 12 промышленных фотоэлектрических станций общей мощностью 70,66 МВт с использованием солнечных модулей их производства.

В 2012 году на базе Краматорского завода тяжелого станкостроения было налажено производство первых ветрогенераторов мегаваттного класса. Главным заказчиком является «Фурлендер Виндтехнолоджи» (Furlander Windtechnology). По экспертной оценке Украинской ветроэнергетической ассоциации, с 2011-го по конец 2019-го общие построенные мощности «Фурлендер Виндтехнолоджи», на которых используются ветротурбины украинского производства, составляли 260,3 МВт.

По данным исследования Калифорнийского университета Беркли (University of California, Berkeley), каждое рабочее место в отрасли солнечной энергетики создает от 1,8 до 2,8 рабочего места в других сегментах экономики. Результаты аналитического обобщения более 30 статей и докладов на данных с 2000 года и примеры как ЕС в целом, так и отдельных стран-членов (Испании, Греции, Швеции, Италии, Германии, Франции, Чехии), а также США, Канады, Японии, Китая, Индии, Бразилии, Южной Африки и других показывают, что индуцированная занятость на ВЭС может достигать 1,59 человека на 1 МВт введенной мощности. С учетом того, что на конец 2019 года в Украине были введены 4925 МВт мощностей на СЭС и 1170 МВт — на ВЭС, индуцированную занятость можно оценить для СЭС в 8865–13790 человек, для ВЭС — в 1860 человек.

Представители 37 компаний, работающих в сфере ВИЭ и энергоэффективности, ответили на вопросы Европейско-Украинской энергетической ассоциации по поводу дефицита кадров и квалификации работников. Наличие дефицита квалифицированного персонала подтвердили 89,2% опрошенных. Из них весьма значительным (более 50%) его считали 67,6%, и по 10,8% компаний оценили существующий дефицит персонала как значительный (30–50%), не очень значительный (10–30%) и незначительный (менее 10%). Около 90% компаний инвестируют собственные средства в повышение квалификации персонала и считают, что на протяжении последних пяти лет квалификация работников, занятых в Украине в сфере возобновляемой энергетики и энергоэффективности, повысилась.

По мнению опрошенных экспертов, вследствие развития сектора ВИЭ и энергоэффективности в Украине появились такие новые профессии, как монтажники турбин, сервисные инженеры, сайт-менеджеры, менеджеры проектов. Вместе с тем некоторые из них отметили, что хотя возобновляемая энергетика в Украине и является новой отраслью, однако она нуждается в таких же профессиях, что и обычные энергетические технологии. Почти треть респондентов убеждены, что работники могут использовать свои опыт и знания, приобретенные во время работы в секторе ВИЭ и энергоэффективности, везде, где нужны технические навыки.

Социально-экономический эффект занятости в отрасли ВИЭ отображает размер уплаченных ею налогов и социальных взносов. По данным Государственной налоговой службы Украины, производители электроэнергии из возобновляемых источников энергии в 2009–2019 годах перечислили в бюджет 93,62 млрд грн налогов и взносов. Из них поступления от налога на доходы физических лиц составили 3,59 млрд грн и единого социального взноса — 2,81 млрд. Всего за десять лет угольная генерация принесла в госбюджет почти вдвое меньше средств, чем возобновляемая энергетика.

В условиях глобальной энергетической трансформации общества стремятся максимизировать социальные и экономические выгоды от развития возобновляемой энергетики. Одновременно с декарбонизацией и реализацией климатических целей странам необходимо создавать качественные рабочие места с высоким уровнем квалификации работников и стимулировать экономическое развитие. Это особенно актуально в условиях современных вызовов для экономического и социального развития, вызванных пандемией COVID-19.

Украина подписала и ратифицировала Парижское климатическое соглашение (L'accord de Paris) о регулировании мер по уменьшению выбросов диоксида углерода и должна воспользоваться всеми возможностями и механизмами, которые предусматривает его имплементация. Это ставит перед страной новые экономические и технологические вызовы, но вместе с тем открывает возможности для формирования новой энергетической политики.

Международное агентство по возобновляемым источникам энергии подчеркивает, что обеспечение успешного развития ВИЭ требует минимизации политических колебаний от сильных мер поддержки к агрессивному сдерживанию и должно сопровождаться реализацией надлежащей энергетической политики, направленной, среди прочего, на увеличение занятости, обеспечение квалификационного и профессионального развития и подготовки работников. При этом соответствующее сочетание мероприятий по содействию и ограничениям, поощрение иностранных инвестиций с наращиванием внутренних возможностей должно учитывать конкретные условия страны или региона. Таким образом, основные цели национальной политики занятости в контексте развития возобновляемой энергетики должны создавать условия для обеспечения справедливого перехода и смягчения последствий структурных изменений занятости при переходе к возобновляемой энергетике и повышению энергоэффективности. Но это вряд ли получится без надлежащей оценки возможностей занятости и средств к существованию, связанных с доступом к энергии, включая исследование гендерного измерения. Не менее важны усовершенствование знаний о формировании рабочих мест в сфере возобновляемой энергетики и энергоэффективности и изучение потребностей в обучении работников, в частности в цепочках поставок.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК