Утраченные шансы украино-польского пограничья

18 сентября, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №34, 18 сентября-25 сентября

Расположенный на границе со Словакией Новотаргский уезд Польши во многом можно сравнить с Мостисским или Яворовским районом либо же с другими пограничными районами Львовщины и Волыни. Это также прекрасный пример, показывающий, почему украинцы остаются бедными, тогда как поляки в основном удачно воспользовались своим шансом.

 

Расположенный на границе со Словакией Новотаргский уезд Польши во многом можно сравнить с Мостисским или Яворовским районом либо же с другими пограничными районами Львовщины и Волыни. Это также прекрасный пример, показывающий, почему украинцы остаются бедными, тогда как поляки в основном удачно воспользовались своим шансом.

Скучный, неинтересный городок, в котором, на первый взгляд, только и перспективы, что сбежать в недалекий Краков в поисках лучшей жизни. Это обычный районный центр, где особенно смотреть не на что, хотя некоторые интересные места отыщутся. Точно такой же, как украинский городок Мостиска. Однако, в отличие от Мостиск, Яворова или Сокаля, Новый Тарг прекрасно умеет зарабатывать на своем пограничном расположении. И зарабатывать не контрабандой, а легальным и перспективным бизнесом — прежде всего, в сфере туризма и пограничной торговли.

Пограничные районы выиграли первыми

Если внимательно посмотреть на историю польской трансформации и евроинтеграции, то привлекает внимание тот факт, что в наиболее выигрышном положении оказались именно пограничные земли (если не принимать во внимание столицу и крупные города). Это следствие ЕС-овской в целом и немецкой, в частности, грантовой политики в отношении тогдашних восточных соседей Евросоюза. Особенно в 90-е годы был популярным принцип, что пусть в Польше и Чехии в целом дела идут, как угодно, но в интересах той же Германии иметь за своей восточной границей минимум 50-километровую зону относительного благосостояния, условно говоря, Европы. Некий буфер, в развитие которого европейскому и немецкому налогоплательщикам следует инвестировать — не из чувства солидарности с поляками или чехами, а исходя из собственного эгоистического интереса.

Почему? Да хотя бы по причинам безопасности. Бедные районы вблизи немецких границ, с их высоким уровнем безработицы, социальными проблемами, больше всего вреда нанесли бы именно немцам. Это источник контрабанды, коррупции, организованной и мелкой преступности, нелегальной миграции. Все те явления, которые в Берлине, расположенном всего в 60 км от польской границы, знали слишком хорошо. "Лучше стабильный и зажиточный сосед, чем бедный" — решили тогда немецкие чиновники.

На сегодняшний день Польша уже давно в ЕС, но в первой половине 90-х годов прошлого века эта страна с точки зрения обычного западного немца была чем-то наподобие страны третьего мира. На этом фоне западные, пограничные с Германией польские районы были оазисом относительного благосостояния: люди здесь неплохо зарабатывали благодаря соседству Германии и уже тогда жили на таком же уровне, как восточные немецкие земли.

И на этом аналогии с Мостисским или Жолковским районом заканчиваются. Ведь в украинских, пограничных с Польшей районах использование преимуществ пограничного расположения ассоциируется в основном с не вполне легальными вещами. Если кто-то в Мостисском районе разбогател, то преимущественно благодаря взяткам на таможне, торговле сигаретами или заработку в стиле "50 баксов за то, что перевезем тебя через границу без очереди". Уверенность, что на соседстве польской границы можно заработать только нелегально, копируется и в низших сферах. Несостоятельным жителям Мостисского или Яворовского района и в голову не придет возить в Польшу на продажу другие товары, кроме сигарет и алкоголя, хотя положительные исключения есть. На польско-немецкой границе в 90-е годы и в упомянутом уже Новотаргском уезде ситуация была противоположной.

Прежде всего, еще в 90-е годы благодаря большим финансовым дотациям ЕС и правительства Германии была создана нормальная инфраструктура польско-немецких пунктов пропуска. На польско-немецкой границе длиной 467 км их было в 2004 г. 42, все они доступны также для пешеходов и велосипедистов. То есть были все условия для того, чтобы не возникали очереди, чего польско-украинской границе еще ждать и ждать (с нынешними темпами открытия новых пунктов пропуска наша граница будет напоминать немецкую через... 286 лет). Благодаря немецким и ЕС-овским фондам (например PHARE) польские пограничные с Германией городки уже в 90-х годах стали, по крайней мере, визуально выглядеть, как восточнонемецкие, а часто даже лучше. За эти средства восстановили дороги, школы, тротуары, создали велодорожки, канализацию и т.д. И это были не единичные проекты, а масштабная программа, эдакий местный "план Маршалла" для Западной Польши.

Из-за этой помощи Европы завидовала своим западным уездам вся Польша. Знаковым было то, что уже в 1995 г. десятилетние ученики из пограничных польских Слубице или Згожельца ходили в школу в соседние немецкие Франкфурт-на-Одере и Герлиц. Не все, конечно, но такие возможности были. Ходили сами, без сопровождения родителей, с паспортом в руке, через пешеходный пункт пропуска, где контроль длился буквально минуту. Попробуйте представить себе что-то подобное с детьми из украинских Шегинь, если бы они каждый день посещали польскую школу в соседний Медице, которая всего в полутора километрах от их дома. На польско-немецкой границе в середине 90-х это была реальность, и именно так люди понимали европейскую интеграцию, хотя до вступления Польши в ЕС надо было подождать еще десять лет. На украинско-польской границе даже после победы Евромайдана такое вряд ли возможно.

А на чем зарабатывали жители пограничных с Германией польских уездов? Ну контрабанда и коррупция тоже были, но не такими тотальными, как на границе с Украиной. Не было, например, такого, чтобы поляки ездили/ходили в Германию и предлагали там прохожим сигареты и водку. Наоборот, это немцы приезжали в Слубице, Згожелец, Костжин или Свиноуйсьце и скупались в тамошних магазинах и на рынках. Так немцы оставляли деньги в Польше, благодаря чему поляки имели работу и хорошо жили, хотя в других уездах той же Нижней Силезии, не граничивших непосредственно с Германией, безработица достигала 30%.

Сигареты вместо развития

А почему нельзя такую же схему использовать в украинско-польском пограничье? Чтобы это понять, вернемся к упомянутому в начале Новотаргскому уезду.

Новый Тарг, как мы уже отмечали, — последний город, куда кто-либо поехал бы с туристической целью, хотя вокруг него есть прекрасные горы: Татры, Пенины и Горцы. Но они не в самом городе, а почти в 20 км от него. В самом Новом Тарге почти ничего интересного нет. Есть историческая Площадь рынок, там можно посидеть час-полтора, выпить кофе или пива — и ничего больше. Можно также в Новом Тарге скупиться, город как раз этим и славится — здесь большой рынок с несколькосотлетними традициями, множество супермаркетов, оптовых складов, рассчитанных на клиентов из Закопаного, а также из Словакии.

Подобная ситуация в украинских Мостисках. Там есть что посмотреть и где отдохнуть, но только на час-два, и лучше по случаю, путешествуя транзитом во Львов или же в Польшу.

Дальше уже сравнение Мостиск и Нового Тарга расходится. В начале 2015 г. автор этих строк пробовал пропагандировать Мостисский район как интересный туристический продукт для поляков. Ведь, по моему мнению, у района есть потенциал развития — особенно велосипедного и транзитного туризма, а также агротуризма, направленного на поляков. Привлекательность, с точки зрения поляка, уже в том, что он сможет побывать в другой стране, поехать на однодневную экскурсию в те же Мостиска, Судовую Вишню или форты Поповичи. Именно поэтому поляки ездят в словацкую Трстену, где буквально ничего интересного нет, а цены выше, чем в Польше, потому что это же другое государство, другой язык — интересно. При случае в Мостисках можно пообедать, выпить кофе, посетить музей, что-то купить — после девальвации гривни большинство продуктов намного дешевле, чем в Польше, и не только алкоголь и сигареты. То же самое, в конце концов, можно сказать и о других пограничных с Польшей районах Украины.

Украина-Польша_2
Велодорожка — польско-словацкая граница

Пример упомянутого уже Нового Тарга показывает, что в этом есть смысл. Недавно была открыта 35-километровая велодорожка из Нового Тарга в словацкую Трстену, построенная за средства фонда ЕС "Польша—Словацкая Республика". Кто-то скажет: "Зачем это нужно? У нас нечего смотреть, лучше езжайте в Закопане!". Но нет, реализовали этот и многие другие проекты, направленные на привлечение туристов в эти объективно непривлекательные районы Польши и Словакии. Здешние польские и словацкие общины стараются воспользоваться любой возможностью, чтобы туристы к ним все же приехали. Едешь в Татры? Так, по крайней мере, задержись в Новом Тарге или Трстене транзитом, сделай у нас покупки. Находишься в Закопаном? Посвяти один день из десятидневной программы отдыха на посещение нашей велосипедной трассы Новый Тарг—Трстена, ведь в Закопаном такого нет.

А как это выглядит в Мостисках? Реакция жителей на подобные предложения была приблизительно следующей: "Вы что, с ума сошли, у нас нечего смотреть, какой агротуризм, какой велотуризм? Мы носим по две пачки сигарет в Польшу, и нам этого достаточно".

Хотя бывают исключения. Есть активисты, которых волнуют вопросы развития города, района, привлечения туристов. В частности, в Мостисском районе создан веломаршрут к фортам Первой мировой войны, обустроены сами форты для потребностей туризма, там проводился фестиваль "Фортмиссия". Потенциал есть. Но, к сожалению, подавляющее большинство жителей района, включая его руководителей, вовсе не считают подобные действия шансом на развитие Мостисчины. А на людей, предлагающих такие проекты, как создание польско-украинских велодорожек (например, Перемышль—Мостиска, наподобие маршрута Новый Тарг—Трстена) или сети агротуристических усадьб, здесь смотрят, как на "лохов" (извините за такую лексику).

Это и объединяет местных олигархов, местных бедняков и львовскую интеллигенцию. Первые над этими намерениями смеются: "Мы же зарабатываем миллионы на организованной контрабанде или коррупции". Вторые радуются: "И я каждый день ношу сюда по две пачки сигарет, водку и пиво, заработаю 30 злотых в день и как-то живу". Для третьих, то есть львовских интеллектуалов, эта проблема наиболее отдаленная, они ведь заняты своими грантовыми конференциями в Варшаве и Киеве на тему польско-украинских отношений, в которых находится место для обсуждения Волынской резни или проблем украинской литературы, но никак не проблем развития Мостисского района или других пограничных земель. Львов и Мостиска — словно два разных мира, которые друг друга не понимают и не хотят понять, хотя между ними всего 50 км...

Украина-Польша_1
«Контрабандисты» возле перехода в Медице

Европейские гранты ничего не дают

Вот так все живут — и всем "хорошо". И тут стоит спросить: а что в таком случае с грантами по ЕС-овской программе "Польша—Беларусь—Украина", направленной, теоретически, на повышение уровня жизни и развитие того же Мостисского и других пограничных с Польшей районов Украины?

Вопрос очень уместный в контексте того, что выше было сказано о роли подобных фондов в развитии польских уездов на границе с Германией. Здесь теоретически должно было быть что-то подобное. Но этого нет и, скорее всего, не будет.

Сказать, что пограничные с Польшей районы Украины совсем не используют ЕС-овские гранты, было бы несправедливо. Да, используют и даже с некоторой пользой для местной общины (ведь не все средства разворовывают). Проблема в том, что в этом нет более глубокой мысли, никакой дальновидной цели, никакой стратегии развития, сравнимой с тем, что было на польско-немецкой или даже польско-словацкой границе, где, поверьте, коррупции тоже хватает. Почему так происходит, мы уже сказали, — потому что дискуссию на эти темы должна была инициировать, прежде всего, львовская интеллигенция, у которой есть организационная база (влияние, авторитетные НОО) и опыт сотрудничества с еврофондами и проведения конференций. Нет только одного — желания.

На примере проектов, реализованных за средства фонда "Польша—Беларусь—Украина", можно сделать вывод, что это скорее случайные меры — они никак не складываются в одно целое, не являются элементом достижения какой-то четко определенной цели. Неудивительно, что их наличие никак не помогает преодолеть кризисное положение пограничных с Польшей районов. Так, за ЕС-овские средства здесь отремонтируют одну дорогую, там проведут энергомодернизацию школы, где-то отремонтируют дом культуры — хорошо и это. Но в целом не видно, чтобы эти деньги качественно изменили Мостисский, Старосамборский, Яворовский, Жолковский или Нововолынский районы. За последние 20 лет Львов или Киев изменились к лучшему до неузнаваемости. Села Мостисского, Яворовского и Жолковского района не изменились совсем, а если изменения и произошли, то к худшему. Такой вот прогресс и евроинтеграция.

Абсурды пограничной торговли

ЕС-овская грантовая программа "Польша—Беларусь—Украина" не оправдала себя. И уже пришло время сказать это четко и назвать причины.

Первое поражение заключается в том, что, вопреки очевидным перспективам развития агротуризма, велотуризма и транзитного туризма, жители пограничных районов не умеют (не хотят) ими воспользоваться. К этому приводит попустительство мелкой контрабанды сигарет с польской стороны. Украинцы торгуют сигаретами прямо на глазах польских таможенников (возле рынка в Медице), а те не реагируют. Следствием этого является отсутствие мотивации для изменений, потому что можно и дальне жить на весьма низком, но стабильном уровне, каждый день ходя на границу со своими двумя пачками сигарет и бутылкой водки. Вследствие этого на коридоре "нон-ЕС" образуются многочасовые очереди, что отбивает желание туристов посещать Мостисский район и Украину в целом, в том числе и Львов. Развития (которое могло бы прийти с туристами) нет, зато есть выживание, что здесь всех устраивает — люди не умеют жить иначе.

Поражение номер два — это отсутствие легальной пограничной торговли, которая могла бы стать двигателем развития пограничных районов. На сегодняшний день украинские цены очень привлекательны для поляков, однако почему-то в Мостисках, Яворове или Раве-Русской нет толп польских покупателей. И неудивительно, если учесть, что они должны были бы прождать на границе пять часов да еще заплатить 100 долл. взятки ради того, чтобы благодаря более дешевым закупкам потратить в Мостисках 200 злотых вместо 300 в Перемышле.

И еще одна не менее важная тема. Поляки обожают украинские изделия, особенно домашние. У них они ассоциируются со вкусами детства, которые в Польше давно исчезли, а в Западной Украине еще живы. Поэтому многие необеспеченные жители Западной Украины теоретически могли бы продавать свои домашние продукты на рынках в соседних польских городах и зарабатывать на достойную жизнь. В Польше сейчас такие домашние блюда очень популярны, по всей стране проходят ярмарки, на которых по более высоким, чем в магазинах, ценам можно купить домашние продукты, причем не только польских производителей, но и литовских из района Вильнюса. Последние ассоциируются с модной "кресовой пищей". Идентичные и даже лучшие, чем в Вильнюсском районе, домашние продукты производят в селах Мостисского, Старосамборского или Жолковского района Украины. Литовцы на этом зарабатывают, украинцы нет. Почему?

Виновато в этом польское законодательство, которое практически делает невозможной легальную пограничную торговлю. Чтобы украинская бабушка из Мостисского района могла легально продать на базаре в Перемышле немного лука с собственного огорода, собранные в украинском лесу и замаринованные грибы, другие домашние блюда, она должна... учредить общество с ограниченной ответственностью и позаботиться о разрешении на экспортно-импортную деятельность. Да еще и пройти аттестацию на качество своих домашних изделий. На самом деле таковы официальные требования польского законодательства.

Законы можно изменить. Если бы украинскую власть это беспокоило, эту тему можно было бы внести на обсуждение на встрече с польским президентом или премьер-министром и при желании найти какие-то решения. Проблема в другом — к здоровому развитию украинско-польского пограничья никому нет дела, включая жителей. Ведь они даже не представляют, что можно жить без контрабанды и коррупции и что пограничную рыночную торговлю можно узаконить, упрощая польское законодательство. Боюсь, что мы все уже прошли точку невозврата, после которой все анонсированные реформы таможенной службы и региональной политики обречены на поражение, потому что никто уже не поверит в реальность изменений.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно