Социальное предпринимательство — неоцененная необходимость

13 марта, 2015, 22:00 Распечатать Выпуск №9, 13 марта-20 марта

О социальном предпринимательстве в Украине заговорили еще в начале 2000-х. Однако до сих пор даже представители бизнеса плохо понимают механизм его действия. Они не увидели в нем потенциал для себя и действенный инструмент решения общественных проблем. Тем более не осознают преимуществ социального бизнеса власть и общество.

 

О социальном предпринимательстве в Украине заговорили еще в начале 2000-х. Однако до сих пор даже представители бизнеса плохо понимают механизм его действия. Они не увидели в нем потенциал для себя и действенный инструмент решения общественных проблем. Тем более не осознают преимуществ социального бизнеса власть и общество.

Несколько попыток иностранных структур развить социальное предпринимательство были неудачными. Даже создание ресурсных центров не запустило процесс.

Так в чем причины неудач? При каких условиях социальное предпринимательство будет работать эффективно? Существуют ли в Украине успешные практики?

Социальное предпринимательство — это, прежде всего, бизнес. Однако, в отличие от традиционного, создается в том числе ради решения общественных проблем. Недостатков у рыночной экономики украинского образца слишком много. При всем желании государство не может решить все социальные проблемы. Так же традиционное предпринимательство нечасто заинтересовано в их преодолении. К тому же и власть, и бизнес ориентируются на масштабы миллионов. Ведь миллионы — это электорат, который обеспечит властное место. Также именно миллионных доходов хотят корпорации.

Поэтому социальное предпринимательство в Украине должно занять свободную нишу в экономике и обществе. Оно хотя бы частично решает проблемы малых групп. В частности, помогает в преодолении социальной изолированности, трудоустраивая людей с ограниченными физическими и психическими возможностями, безработных, представителей групп риска. А еще находит пути для реформирования государственных социальных услуг. Появляются и новые виды сервиса, остающиеся вне внимания обычного бизнеса из-за малоприбыльности, отсутствия надлежащей профессиональной подготовки. Конечно, снижает нагрузку на местные бюджеты в решении общественных проблем.

Учитывая ситуацию, в которой сейчас находится Украина, и ее последствия, социальное предпринимательство для нас становится еще более актуальным. Важно проанализировать причины предыдущих провалов в попытке запустить соответствующие процессы. Зачем увеличивать величину шишки на лбу? К тому же — дискредитировать социальный бизнес и тратить напрасно ресурсы?

Итак, немного предыстории.

Почти десять лет назад — в 2006-м был внедрен проект "Сеть общественного действия в Украине" (UCAN), финансируемый США. Американские эксперты провели тренинги для представителей общественных организаций. Позже американское правительство предоставило гранты на создание социальных предприятий на основе результатов конкурса бизнес-планов.

В 2010–2013 гг. была еще одна инициатива. В консорциум "Содействие социальному предпринимательству в Украине" вошли Британский совет, фонды "Восточная Европа" и "Відродження", аудиторская компания Pricewaterhouse Coopers, "Эрсте банк". Приобщилась и государственная неприбыльная организация — Украинский фонд поддержки предпринимательства. Однако после смены руководства государственная структура решила отойти. Многообещающее сотрудничество осталось только на бумаге — подписанном меморандуме.

В этот раз тренинги проводили не американские эксперты, а британские. Также был объявлен конкурс бизнес-планов. Но победители так и не получили льготный кредит от "Эрсте банка". А потом пришлось забыть об обещанном стартовом капитале — "Эрсте банк" сменил владельца и стал Фидокомбанком.

В частности, беспроцентный кредит должен был получить тогда еще не социальный предприниматель Николай Данцев. Он представил проект кафе-кондитерской бельгийского шоколада ручной работы. От 20 до 50% прибыли предприниматель хотел направлять на финансирование иппотерапии для детей с особыми потребностями. Также готов был предоставить рабочие места для их родителей. Проект стоил почти 135 тыс. грн. Хотя обещания банка остались только пиаром, ведь информация о невыданных льготных кредитах не разглашается, в Николаеве все же создано кафе-кондитерская по изготовлению бельгийских сладостей.

Позднее были открыты ресурсные центры развития социального предпринимательства в трех регионах.

Попытки донорских организаций способствовать развитию социального предпринимательства были искренними. И они не напрасны, ведь дали определенный толчок.

Однако важно понять, почему социальный бизнес в Украине так и не стал массовым.

Вышеназванные проекты были ориентированы на внедрение социального предпринимательства общественными организациями. Эксперты утверждают, что надо было вкладывать ресурсы не в ОО, а в предприимчивую личность. "Природа общественных и благотворительных организаций — неприбыльная. То есть у этих структур мог быть серьезный опыт подготовки и выполнения проектов, финансируемых международными донорами, однако это не означает умения зарабатывать. Часто предпринимательской квалификации нет ни у менеджеров, ни у бухгалтеров. В конце концов, тратить бюджет на деятельность легче, чем его наполнять", — говорит Руслан Краплич, эксперт по привлечению ресурсов.

Василий Назарук, руководитель Всеукраинского ресурсного центра развития социального предпринимательства, также отмечает привычку ОО проедать средства, а не мультиплицировать их. "Дайте денег!" — таков "уникальный" подход украинских институтов гражданского общества. Он настолько укоренился в сознании представителей третьего сектора, что даже для развития собственного бизнеса, который стал бы дополнительным или основным источником доходов общественной или благотворительной организации, они просят грант, а не кредит или беспроцентный заем. По крайней мере, донорские организации, пытавшиеся привить социальное предпринимательство в Украине, именно с помощью грантовых средств поощряли ОО создавать предприятия. Однако грант не стимулирует зарабатывать деньги, потому что никому и ничего возвращать не надо", — говорит эксперт.

Руслан Краплич советует учесть, что ведение бизнеса в Украине — дело рискованное, поскольку свыше 70% новообразованных предприятий банкротятся на протяжении первого же года деятельности. Поэтому внедрение предпринимательства среди неприбыльных организаций (именно они были главными участниками упомянутых выше программ) является делом еще более неблагодарным.

Также обращает на себя внимание, что персонал донорских организаций, проводивших конкурсы социальных проектов, — не предприниматели. Большинство из них, к сожалению, не имеют значительного опыта "подъема" собственного бизнеса. Экспертов для оценки проектов нередко приглашали из известных благотворительных или общественных организаций.

Что касается тренингов, проведенных иностранными экспертами. Юрий Лопатинский, основатель одного из социальных бизнес-проектов, принимал участие в обучении от консорциума "Содействие социальному предпринимательству в Украине". "Эти знания можно было бы применить для проектного менеджмента в сфере неприбыльных организаций. В моем случае они были малоприкладными. Я знал, как писать бизнес-план. Вместо этого нуждался в рекомендациях по работе с клиентами, о маркетинге, управленческом учете. Думаю, эффективность тренингов была низкой. Подтверждением для меня является факт небольшого количества социальных предприятий", — отметил он.

Каким же должен быть действенный механизм содействия развитию социального предпринимательства в Украине?

Прежде всего, нужно провести информационную работу. Ведь ни бизнес, ни власть, ни общество не понимают в достаточной степени преимуществ, которые дает развитие социального предпринимательства. Вопросы должны изучать и научные учреждения. Также, считает Руслан Краплич, нужно вести индивидуальный разговор с предприимчивыми людьми, а не общественными организациями. Они должны создавать социальные предприятия. Проводить их должно предпринимательское сообщество — консультанты-инвесторы, которые "подняли" бизнес и понимают суть социального предпринимательства. Это могут быть благотворительные фонды, имеющие свой неприкосновенный капитал. Они должны выступить коучами, которые не предложат пару тренингов стартаперам, а будут вести их на протяжении нескольких лет. Основной проблемой в развитии социального бизнеса в Украине Юрий Лопатинский считает именно отсутствие предпринимательского образования у инициаторов его создания. "Если бизнес-школы откроют двери для стартаперов социального предприятия, это будет шагом вперед", — говорит он.

Относительно предпринимательского сообщества коучей Руслан Краплич уверен, что оно сформируется, как только предприниматели поймут, что социальное предпринимательство — это незаполненная ниша в экономике и действенный механизм общественных изменений. И приводит аналогию с внезапным увеличением числа благотворительных фондов в Украине: "В конце октября 2014 г. их было почти 10 тыс., на начало февраля 2015-го — приблизительно 15 тыс. Волонтеры поняли, что благотворительные фонды — это хороший инструмент привлечения средств на нужды военных".

Реальным показателем того, что социальное предпринимательство закрепилось в Украине, будет момент самоорганизации социальных предпринимателей с целью обмена опытом и влияния на формирование благоприятной государственной политики.

Пока у нас нет много практик, разговоры о законодательстве, утверждении термина "социальное предпринимательство" бесполезны. Должно быть достаточное количество социальных предпринимателей, которые, достигнув консенсуса, будут лоббировать свои интересы через создание закона, говорят эксперты. В Украине уже была преждевременная попытка легализировать социальный бизнес. С законопроектом в 2011 г. выступил Александр Фельдман. Однако, к счастью, документ было отклонен еще на стадии его рассмотрения комитетом по вопросам налоговой политики ВРУ (ограничивал бы социальное предпринимательство, которого по сути еще нет, или же преференции для социальных предприятий обусловили бы злоупотребление ими со стороны как традиционного бизнеса, так и тех, кто их назначал бы).

Преждевременны и предложения разработать государственную стратегию по развитию социального бизнеса. Опять-таки, недостаточно практик и понимания. Как доказательство — очередной провал: в 2012 г. Львовский облсовет поддержал концепцию стратегии развития социального предпринимательства в области. "Предприниматели не смогли воспользоваться выделенными ресурсами из-за политических противостояний", — рассказывает Василий Назарук.

Поэтому пока есть только одна вещь, которой ждут от государства, — дерегуляция малого и среднего бизнеса. На этом этапе развитие социального предпринимательства — это дело не столько государства, сколько предприимчивых людей, которым должны помочь успешные бизнесмены-коучи. Образовательная деятельность также лежит на СМИ и научных учреждениях.

В завершение расскажем об один из успешных примеров эффективного социального предприятия в Украине. Пекарню "Ореховый дом" создала ОО "Народная помощь-Львов". Нужно было финансировать программу интеграции женщин, оказавшихся в кризисной ситуации. Им предоставляют жилье и с помощью социального работника и психолога на протяжении 14 месяцев пытаются вернуть к нормальной жизни. Именно женщины подвигли на идею пекарни. Ведь они не знали, как приготовить еду, не могли кормить детей, приходилось их этому учить. Основатель социальной пекарни Юрий Лопатинский рассказывает, что первые средства — это австрийский грант, потому что местная власть не готова была предусмотреть небольшие деньги в бюджете. Следующие — кредит на льготных условиях от голландских партнеров. "Потом набивали шишки на протяжении нескольких лет, что такое маркетинг, как зарегистрировать предприятие, как вести управленческий и бухгалтерский учеты", — рассказывает Юрий.

Однако сегодня о вкусном "печенье ради Доброго дела" знают многие люди. В 2014 г. ОО истратила только на 10 тыс. грн больше средств, чем смогла профинансировать ее нужды пекарня. "В планах — выйти в хороший плюс. Мы ведем переговоры о следующем кредите. Готовы к расширению деятельности", — делится основатель пекарни. Еще следует сказать, что женщины самостоятельно оплачивают коммунальные услуги. Это их финансовая ответственность, которая является составляющей программы интеграции. Одна из женщин работает уборщицей в "Ореховом доме". Другим в трудоустройстве помогает сеть клиентов социального предприятия. "У заказчика нашего печенья вендинговый бизнес. Вчера две женщины из кризисного центра должны были пойти на собеседование и обучение по наполнению аппаратов", — добавляет Юрий.

Социальное предпринимательство в нашем государстве часто является единственным возможным вариантом хотя бы частичного решения общественных проблем. Во время непростых вызовов в Украине бизнес для людей сверхважен.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно