РЖАВЧИНА НА САХАРЕ

16 апреля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 15, 16 апреля-23 апреля 2004г.
Отправить
Отправить

Вполне можно было предвидеть, что с распадом советского пространства Черновцы получат свой «пояс ...

Вполне можно было предвидеть, что с распадом советского пространства Черновцы получат свой «пояс ржавчины» из нескольких когда-то мощных предприятий военно-промышленного комплекса, еще в конце 80-х практически потерявших и заказы, и рынок сбыта, и объект, ради которого существовали. Но вряд ли кто-то мог предположить, что ржавчиной покроются высокотехнологичные линии буковинских сахарных заводов: на их продукцию всегда был и будет спрос, а сами эти предприятия традиционно обеспечивали миллионные поступления в бюджет, создавали рабочие места, да еще и содержали социальную инфраструктуру аграрной области.

В прошлом году из четырех сахарных заводов области с трудом смогли заработать три, да и то используя, из-за нехватки сырья, лишь незначительную часть своих мощностей. Производство сахара снизилось до критической черты — всего 4% от уровня 1990 года.

В упадке когда-то высокоприбыльной отрасли сахарники обвиняют аграриев, которые не обеспечивают предприятия сырьем, ежегодно сокращая площади посева сахарной свеклы и доводя ее урожайность до смехотворных показателей. Крестьяне, в свою очередь, считают, что отрасль похоронили именно руководители и новые владельцы заводов, задолжав им крупные суммы за сданную продукцию и оставив хозяйства без оборотных средств, а следовательно, без возможности заниматься свекловодством на должном уровне. Похоже, в этой локальной войне между буковинскими свекловодами и сахароварами победителями в итоге станут латиноамериканский сахарный тростник и те, кто прибрал к рукам квоту на его переработку вместе с местными сахарными заводами, еще не превратившимися в металлолом.

Десять тысяч тонн сахара-сырца с далеких заморских плантаций, поступившие в прошлом году на Черновицкий сахарный завод, оказались тем спасательным кругом, который позволил предприятию пережить крайне тяжелый сезон — едва ли не худший из всех предыдущих. Заготовка сахарной свеклы, выращенной на родных полях, шла очень медленно. Чтобы насобирать необходимое для запуска завода количество сырья, свеклу приходилось передерживать на кагатных полях, где она загнивала, теряя и без того низкую сахаристость. Крестьяне не торопились сдавать урожай. Во многих хозяйствах его просто не было.

Несмотря на довольно благоприятный для свекловодства год, валовой сбор корнеплодов с каких-то 15 тыс. гектаров (когда-то в области под сахарную свеклу засевали во много раз большую площадь) составил всего 163 тыс. тонн. То есть вдвое меньше, чем ожидалось по самым пессимистическим прогнозам. Да и откуда взяться этому урожаю, если только единичные хозяйства соблюдали все необходимые технологии выращивания. Органические и минеральные удобрения вносили в мизерных количествах и безграмотно, а защита от сорняков, вредителей и болезней вообще мало где проводилась. В результате в Кельменецком, Сокирянском, Хотинском районах урожайность снизилась до отметки, в советские времена считавшейся позором, 120—160 центнеров с гектара. Между тем, например, соседнее хозяйство им. Суворова Новоселицкого района получило с гектара почти полтысячи центнеров.

Впрочем, ради справедливости следует отметить, что низкий урожай — отчасти результат бумажных ухищрений, а не бездарного хозяйствования. На самом деле он может быть в полтора-два раза выше, но руководители хозяйств додумались расписывать его еще и на частные приусадебные участки (естественно, свои или родственников) и спокойненько сдавать на переработку как собственный. Эти схемы мелкой торговли хорошо известны на свеклоприемных пунктах. Но с ними мирятся, поскольку на показатель валового сбора они не влияют. А он был настолько низок, что выращенной в прошлом году в области свеклы не хватало даже на полную загрузку одного сахарного завода. Около двадцати тысяч тонн удалось завезти из соседних областей и даже из Одессы. Но это не спасло положение: сахара было произведено 12,5 тыс. тонн — меньше половины потребности даже внутреннего рынка области.

При таком дефиците сырья — а в текущем году его вряд ли будет намного больше — естественным (хотя в то же время и диким) представляется тот факт, что вслед за доведенным до банкротства Кельменецким сахарным заводом с дистанции сошел патриарх буковинского сахароварения — Зарожанский завод, обслуживавший зону свекловодства Хотинского района. Работать зарожанским сахарникам все равно не на чем: хозяйства Хотинщины запланировали весной засеять свеклой всего 400 гектаров. Это для района мизер. А сельскохозяйственные общества Новоселицкого и Кельменецкого районов, которые традиционно возили в Зарожаны свеклу, наладили ее сбыт на соседней Хмельнитчине. Хотя путь неблизок (что отрицательно сказывается на качестве сырья и увеличивает его себестоимость из-за значительных транспортных затрат), но подольские сахарные заводы дают хорошие деньги. Патриотизм патриотизмом, а свекла — врозь.

Неудивительно, что на недавнем совещании представителей свеклосахарной отрасли края, проходившем под эгидой первых лиц Черновицкой облгосадминистрации, буковинские сахарники слезно умоляли аграриев не уменьшать площади посева свеклы, как следует за ней ухаживать и затем продавать именно им, а не где-то за пределами области. «Мы в одной связке, — говорили директора двух сахарных заводов — Черновицкого и «Хрещатика», которые еще уцелели в жесткой конкурентной борьбе и которые комиссия от «Укрцукру» аттестовала для работы в нынешнем году. — Если вы не дадите нам сырье, мы не сможем работать, люди останутся без зарплаты, область — без сахара, государственный бюджет — без поступлений». — «Мы бы и рады выращивать свеклу, — отвечали крестьяне, — но нечем сеять ее, подкармливать и собирать. Дайте нам семена, минудобрения и технику, не занижайте сахаристость наших корнеплодов на своих свеклоприемных пунктах, не завышайте безосновательно загрязненность, а главное — вовремя рассчитывайтесь».

— В прошлом году на заводе «Хрещатик», куда мы привезли, по предварительному соглашению, свеклу, нам выставили ее загрязненность аж в 98%, словно мы им отгрузили с поля один лишь мусор, — во всеуслышание жаловался руководитель сельского кооператива «Зоря», что на Кицманщине, Василий Скорейко. — И ничего нельзя поделать. А сколько раз без зазрения совести обвешивали — ни много ни мало по тонне на машину. Я обращался и в инспекцию, и в управление сельского хозяйства. Но сахарные заводы никого и близко не подпускают к контролю за качеством сырья, определяя его по своему усмотрению. А сколько приходится потратить сил и нервов, чтобы выбить из заводов законный расчет. По двадцать раз ездим к ним за нашими же, честно заработанными сахаром и жомом. Зачем нам вообще эти заботы? Лучше перепрофилируем пашню под зерновые и сою.

Иметь дело с сахарной свеклой сегодня аграриям не только не выгодно, но и опасно. Обанкротившиеся буковинские сахарные заводы, погружаясь в водоворот приватизационных махинаций (от которых государство несет миллионные убытки, у кого-то — миллионные навары), потащили за собой аграрный сектор Кельменецкого, Хотинского, Сокирянского районов, которые когда-то специализировались на свекловодстве. Не в последнюю очередь из-за того, что Кельменецкий сахарный завод не рассчитался (и уже не рассчитается) со своими бывшими поставщиками сырья, распались когда-то сильные хозяйства «Ивановецкое», «Олексиевское». А вслед за ними приходят в упадок и окружающие села. Не сумев отдать взятые в свое время под выращивание свеклы банковские кредиты (которые надеялись погасить после того, как им заплатит завод сахаром или деньгами), они вынуждены были отдавать кредиторам технику, недвижимость. Причем — лучшую. Полоть же свеклу вручную, как в давние времена, уже некому: буковинские женщины, на фактически дармовом труде которых и держалась отрасль, массово выехали на заработки в Италию.

Поэтому сейчас в области запланировано посеять сахарной свеклы всего на 9,5 тыс. га, что составляет 2% от обрабатываемой площади. В соответствии с давним крестьянским опытом и всеми научными обоснованиями, этот процент должен быть не менее 10. Иначе можно говорить о полном упадке отрасли. Что в конечном счете и наблюдаем. Если эти площади еще удастся сохранить, а также если крестьяне будут соблюдать технологии посева, ухода и сбора (что, честно говоря, при их финансовых и технических ресурсах нереально), область сможет собрать 210 тыс. тонн сахарного сырья. Произвести из нее установленную квоту в 33 тысячи тонн сахара невозможно.

Подсластить горькое положение отрасли может разве что сахарный тростник. Во всяком случае, у новых хозяев Черновицкого сахарного завода есть богатый опыт работы с ним и с его поставщиками.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК