Связанные лица

25 января, 2013, 20:25 Распечатать Выпуск №3, 25 января-1 февраля

Ужесточение контроля ценообразования заставит олигархов раскрыть все свои активы?

Ох, и непростую задачу поставило перед собой украинское налоговое ведомство, решив контролировать трансфертное ценообразование по-взрослому. Непросто будет молодому и, судя по всему, амбициозному налоговому министру убедить в необходимости принятия норм, ограничивающих возможности избежать налогообложения в операциях между связанными лицами, этих самых лиц, ну или вернее тех, кому лица эти принадлежат. Впервые налоговики внесли предложение, настолько ущемляющее интересы, наиболее широко представленные во власти и настолько же трепетно ею оберегаемые. Что это — игры в Робин Гуда, намеревающегося пощипать финансовые активы особо жирных налогоплательщиков, или же банальная попытка получить еще один инструмент влияния на неугодный бизнес и политических партнеров-конкурентов, с большинством из которых инициатива налоговой явно не была согласована?

Так или иначе, на прошлой неделе налоговое ведомство таки внесло на рассмотрение Кабмина законопроект "О внесении изменений в Налоговый кодекс касательно трансфертного ценообразования", который с некоторыми оговорками был одобрен правительством для внесения его в Верховную Раду. Какую же опасность, риски и перспективы для государства и бизнеса таит в себе ужесточение контроля за трансфертным ценообразованием?

Распространенный в мире способ оптимизации

В Оксфордском словаре финансов и банкинга трансфертное ценообразование определяется как "установление цены для связанных компаний, осуществляющих между собой операции по поставке товаров и услуг". Согласно исследованию, проведенному Организацией экономического сотрудничества и развития, операции со связанными лицами составляют 60% всех мировых торговых операций. Еще одно исследование (Cristian Aid report, 2009) показывает, что вследствие оптимизации налогообложения с использованием занижения цен суммы недополученных развитыми государствами налоговых платежей только на протяжении трех лет (2005—2007 гг.) исчисляются сотнями миллиардов долларов. Метод манипулирования ценами между связанными компаниями является одним из наиболее распространенных способов оптимизации налогообложения в мире. Его отличает абсолютная законность действий налогоплательщика.

Так, никто не запрещает нам продать товар (услугу) из Украины не напрямую в Германию, а, скажем, через Кипр, территорию с низким налогом на прибыль (10%), оставив основную прибыль от осуществления такой операции на этом острове. При этом цена товара (услуги) в сделке между нашей украинской и кипрской фирмами будет минимальная, тогда как цена между Кипром и Германией уже будет рыночной. Экономия на налогах очевидна, не говоря о возможности замены Кипра более экзотическими странами, где налог можно вообще не платить. Такая сделка будет законна. Однако совершена она будет с единственной целью — уменьшить налогообложение. Законодательством и правовыми доктринами многих стран предусмотрена возможность налоговой переквалификации операций плательщика исходя из их экономической сути, а не правовой формы. Такая операция, если применять законодательство США, будет расценена как продажа товара (услуги) непосредственно из Украины в Германию с соответствующим доначислением недоплаченных налоговых платежей. Налоговая переквалификация не влечет за собой признание сделок недействительными, а действий — неправомерными. В Украине также формируется подобная правоприменительная практика
(см., например, Письмо Высшего админсуда от 02.06.2011 г.).

Таким образом, проблематика противодействия манипулированию трансфертными ценами не является для Украины чем-то новым. Однако ее истоки лежат не внутри государства, а за его пределами. Ведь характерна данная проблема именно для международной торговли. От манипулирования ценами предприниматель получает выгоду, а государство — ущерб лишь в случае, если связанные между собой стороны операции платят налог по разным ставкам, что позволяет им перераспределить объект налогообложения (доход, добавленную стоимость) из зоны высокого в зону низкого налогообложения. Внутри государства такое возможно только в случае, если государство сознательно предоставляет льготы определенным отраслям экономики. При этом между налогоплательщиками на общей и на упрощенной (льготной) системе налогообложения должны, вне всякого сомнения, применяться обычные цены. Такая норма закреплена сегодня в п. 39.1 ст. 39 НК, как и норма о том, что база налогообложения НДС абсолютно всех операций поставки товаров и услуг (независимо от того, между кем они производятся) исчисляется исходя из обычных цен (ст. 188 НК).

Круг связанных лиц расширяется

Итак, как видно, в Украине уже давно существует вменяемый институт определения объекта налогообложения исходя из обычных цен. В соответствии с ним договорная цена может отличаться от обычной не более чем на 20%. И это сводит к минимуму споры между налоговой и налогоплательщиками относительно цен производимых ими операций, предоставляя последним достаточный люфт для учета нюансов ценообразования в предпринимательской деятельности. Таким образом, существующее законодательство представляет собой некий компромисс между интересами государства и бизнеса в сфере ценообразования.

При этом с некоторыми оговорками можно констатировать, что в законодательство Украины имплементирован признанный Организацией экономического сотрудничества и развития и Налоговым комитетом ООН принцип arm's length, согласно которому цены по операциям между связанными лицами должны быть такими же, как если бы операция происходила на нормальном рынке между несвязанными лицами. Однако он заслуживает справедливой критики экспертов. Ведь найти справедливую (обычную) цену в огромном количестве случаев просто невозможно. При этом установленные законодательством правила определения обычных цен предпринимателям достаточно легко обойти. Именно с этим связано то, что проект модели, внедряемой сейчас в Украине, не является идеальным, содержит неоправданно широкий круг факторов, влияющих на определение справедливой цены (что, конечно, обуславливает высокую коррупциогенную составляющую), и справедливо вызывает нарекания критиков.

При этом достаточно легко можно предположить, во что превратится такой жесткий механизм определения справедливых цен, после того как попадет на благодатную для всяческих злоупотреблений украинскую налоговую почву. Именно эта сторона медали и вызывает вопросы относительно того, а для чего, собственно, городится огород? Для увеличения издержек предпринимателей на обход закона? Для создания и безбедного содержания еще одной структуры, аналогичной Госвнешинформу, который уже много лет "эффективно" проводит обязательную для перечисления валюты ценовую экспертизу внешнеэкономических контрактов на предоставление услуг, роялти и др., руководствуясь только одному ему известными принципами? Или все-таки последствия инициативы министра доходов и сборов имеют намного более далеко идущие последствия?

Отвечая на вопрос, подытожим:

1) в мире отсутствует эффективная модель противодействия оптимизации налогообложений путем манипулирования трансфертными ценами, а модель, предлагаемая в законопроекте, также, мягко говоря, несовершенна;

2) любой механизм может быть законно обойден предпринимателями с тем или иным объемов накладных расходов;

3) инициатива налоговой вызвала активное противодействие со стороны представителей крупного бизнеса в Кабмине.

И здесь обращает на себя внимание одно обстоятельство, до сих пор обойденное экспертами в своих комментариях, но, очевидно, полностью осознанное критиками законопроекта от крупного украинского бизнеса. Речь о том, что в соответствии с п. 39.4.1 ст. 39 НК крупные налогоплательщики в своей отчетности должны будут сами указать всех своих связанных лиц, определение которым дано в п. 14.1.159
ст. 14 НК и в отличие от редакции, действующей сегодня, охватывает значительно больший круг лиц, связанных с плательщиком, в том числе и через родственников последнего. Определение связанных лиц настолько широко, что относит, по примеру антимонопольного законодательства, к таковым любые организации, на которых лицом осуществляется влияние как путем владения уставным капиталом, так и в соответствии с заключенными ими договорами, либо наличия иной возможности одного лица влиять на решения, принимаемые другими лицами. При этом такое влияние учитывается независимо от того, осуществляется ли оно таким лицом непосредственно и самостоятельно или совместно со связанными с ним лицами.

Иными словами, законопроект обязывает всех крупных налогоплательщиков (оборот от 500 млн. грн. в год или объем налогов от 12 млн. грн. в год), а также налогоплательщиков, совершивших крупные операции, полностью раскрыть государственной налоговой службе всю группу связанных лиц, при этом не ограничиваясь только теми лицами, которые непосредственно участвуют в сделке либо связаны с лицом не напрямую (которые сложно вычислить, используя данные государственного реестра). Таким образом, все скрытые и явные полу- и даже четвертьолигархи будут обязаны дать полный расклад структуры своих активов (предприятий), находящихся как в нашем государстве, так и за его пределами.

А если нет? Если нет, их ждет на самом деле внушительный штраф в размере ни много ни мало 5% от суммы контролируемых операций! Добавьте сюда еще проверки, которые могут проводиться налоговой относительно трансфертного ценообразования практически неограниченно, — чем не эффективный аргумент раскрыться вовремя и в полном объеме?.. Ну а если да? Если действительно господа Коломойский, Пинчук, Порошенко, Тигипко и иже с ними раскроют все свои активы? Тогда, боюсь, вопросы к ним только начнутся…

…и инструмент влияния на крупный бизнес

Таким образом, налоговая в виде института контроля трансфертного ценообразования
фактически приобретает не просто эффективный механизм противодействия оптимизации налогообложения с использованием льготных налоговых юрисдикций, но и действенный инструмент прямого влияния на крупный бизнес.

На самом деле многое из вышеизложенного является не более чем догадками. Очевидно, что законопроект направлен против крупного бизнеса, как очевидно и то, что крупный бизнес не станет сидеть сложа руки в ожидании, когда предложенная редакция станет законом. Однако несмотря на скепсис некоторых экспертов, вероятность принятия документа в предложенной редакции достаточно высока ввиду его очевидной поддержки президентом. Что повлечет за собой его принятие, предположить сложно. Зато понятно, что получение призрачных 25 млрд грн в бюджет (недополучаемых, по славам налоговиков, вследствие существующих схем оптимизации налогообложения) является не единственной, а возможно, и не главной целью законопроекта.

Вместе с тем для представителей малого и среднего бизнеса есть хорошие новости. Принятый законопроект, вероятнее всего, не коснется их (по крайней мере, на первом этапе). Хотя распространение его действия на средний бизнес путем внесения изменений в законопроект в будущем не исключается. Поэтому потирать руки бизнесу средней руки, по старой украинской традиции радуясь проблемам соседа, пока рано…

Свои идеи для рубрики "На злобу дня" читатели могут присылать на редакционный e-mail: sledz@mirror.kiev.ua

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно