Опыт гиперинфляции как национальное достояние

29 августа, 2014, 19:45 Распечатать Выпуск № 30, 29 августа-5 сентября 2014г.
Отправить
Отправить

Очередной чернобыльской аварии в отечественном бухгалтерском учете посвящается

Опыт гиперинфляции  как национальное достояние

Некоторое время назад (достаточно давно, чтобы все величайшие творцы отечественных П(С)БУ успели оформить себе заслуженную научную пенсию, но недостаточно давно, чтобы что-то существенно изменилось в отечественных нравах и экономике) появился такой себе очередной национальный бухгалтерский стандарт "Учет в условиях гиперинфляции". Все стороны, прямо или косвенно причастные к процессу, в очередной раз отрапортовали, что процесс неизменно движется в сторону "строительства новой державы". Правда, оппозиция утверждала, что власть готовится к новому витку гиперинфляции. А власть, в свою очередь, была уверена, что движется в Европу, а потому лишь адаптирует к национальным условиям стандарт, давно существующий в международном бухгалтерском учете. При этом и те, и другие предпочли умолчать о реальном отечественном опыте начала 90-х.

Все дело в том, что стандарт "Учет в условиях гиперинфляции" не является в полной мере инструментом учета. Он лишь адаптирует его итоговые результаты с целью объективного сопоставления показателей хозяйственной деятельности на протяжении нескольких периодов резкого обесценивания национальной валюты. При этом считается, что остальные стандарты учета достаточно уравновешены и мудры, чтобы стабилизировать учет в условиях внешнего негативного воздействия, подрывающего саму учетную единицу.

Со всем этим можно было бы согласиться, если бы наша учетная модель существовала для нужд исключительно финансовой отчетности, а рядом сами по себе существовали правила исчисления налога на прибыль. Однако с некоторых пор налогообложение прибыли у нас базируется на общих стандартах, а потому непременно скажется на его результатах по аналогии с началом 90-х годов.

Дело в том, что в западной учетной модели налог на прибыль трактуется как налог на капитал. Можно себе представить, что происходит с такой учетной моделью в условиях гиперинфляции, если после деноминации 1996 г. уставный фонд многих недавно созданных предприятий оценивался величиной менее одной гривни. Параллельно с этим происходило катастрофическое вымывание оборотных средств предприятий - как за счет беспрерывного обесценивания находящихся в их распоряжении денежных средств, так и за счет кумулятивного роста базы налогообложения на разнице в ценах между моментами закупки сырья и продажи готовой продукции. То есть, помимо "инфляционного налога" гиперинфляция расширяла еще и классическую базу налогообложения.

Несмотря на кажущееся пополнение государственной казны, правительство это ничуть не радовало. Из-за вымывания оборотных средств предприятий падение производства оказалось еще более катастрофическим. Для стабилизации ситуации в бухгалтерский учет были внесены временные радикальные изменения, граничащие с развалом самой учетной модели. Предприятиям было разрешено "самостоятельно проводить переоценку производственных и товарных запасов до цен последнего приобретения", причем выводить сумму дооценки из-под понятия прибыли. По такому пути, не сговариваясь, пошли все постсоветские государства, испытавшие на себе искушение гиперинфляции. Различие заключалось лишь в названии фонда, в который такая дооценка сбрасывалась: "фонд дооценки", "добавочный фонд" и т.п.

Нынешними национальными и международными стандартами такая процедура и близко не предусмотрена. По ним справедливая оценка запасов определяется по наименьшей из двух величин: стоимости приобретения (себестоимости) или стоимости воспроизводства (рыночной стоимости). Первоначальное признание активов, как правило, проводится по стоимости приобретения. Предполагается, что с течением времени запасы могут терять свои потребительские свойства, а значит, подлежат возможной уценке. Как исключение в качестве приведения к справедливой цене может проводиться небольшая дооценка, но в рамках не более ранее состоявшейся уценки. То есть, в любом случае оценка запасов не может превышать затрат на их первоначальное приобретение.

Стесняюсь сказать, да эти люди просто не жили в рамках настоящей гиперинфляции! У них просто не было счастья испытать, что остается от хваленых международных стандартов в этой вакханалии. Западной школе с устоявшимися традициями, передающимися из поколения в поколение, еще предстоит исследовать и исследовать живучесть нашей учетной модели периода 90-х по образцу и подобию Чернобыльской аварии.

Самое интересное, что в последнее время американские стандарты (US GAAP), как и континентальная модель (МСФО) декларируют стремление к открытой рыночной модели. И потому принципиально не против корректировки справедливой стоимости активов в ту или другую сторону в случае необходимости. Но для развивающихся демократий существует осторожное предостережение: "Объективная стоимость активов в некоторых случаях может подменяться субъективной оценкой их полезности, что в странах с неразвитыми принципами корпоративного управления может привести к негативным последствиям: манипуляциям отчетностью и усугублению отношений между менеджерами и собственниками". На самом деле эти люди страшно далеки от понимания особенностей "развивающихся демократий" украинского типа. Здесь "менеджер с собственниками" как-нибудь между собой договорятся. А вот когда "справедливая переоценка активов" начинает расцениваться как "манипуляция отчетностью и усугубление отношений между предприятиями и фискальной службой…", тогда жди настоящих проблем.

Законодательство о налогообложении прибыли, нежданно-негаданно наложившееся на финансовый учет, всегда тяготело к излишне оптимистическому признанию доходов и всяческому торможению признания затрат. И никакой переоценки в сторону увеличения. А уценка - исключительно в пределах норм естественной убыли. Результат умеренно-консервативного подхода, который мы переняли. Беда в том, что такой умеренно-консервативный подход помогает рачительному хозяину не впасть в условия гиперинфляции, но мало чем поможет, если ситуация уже состоялась по не зависящим от него причинам.

Можно сказать, что уникальный отечественный опыт гиперинфляции 90-х не нашел своего продолжения в традициях национального счетоводства. Дескать, "это никогда не повторится, потому что больше не может быть никогда!" Да здравствуют учетные традиции US GAAP - МСФО развитых стран!

Что? Национальная учетная единица, она же национальная валюта, обесценилась в несколько раз? Ну так поищите после этого остатки своих хваленых западных учетных стандартов в постоянных и переменных налоговых разницах между бухгалтерским учетом и реальным налогообложением.

Потому что в наших условиях невиданный счетоводческий прогресс в нормативной базе каким-то странным образом уживается с такими раритетами, как "необлагаемый налогом минимум" в 17 грн. Который почему-то не стали корректировать в соответствии с жизненными реалиями. Вот забыли о нем, и все. Стыдно стало за жизненные реалии. Зато пошли дальше - к западным традициям учета.

Аналогично как-то запамятовали, что после "учетных событий" 90-х и последующего пересчета в гривню по соотношению 1:100000 уставные фонды многих предприятий стали составлять менее 1 (одной!) гривни. А ведь в момент учреждения многих тех самых предприятий это были весьма значимые инвестиции в производственную деятельность. Не желаете отжать чью-либо долю по остаточной учетной стоимости?

Если уж подводить итог нашим П(С)БУ как некоторым раритетным документам, "отражающим национальные особенности бухгалтерского учета", то из уникального опыта 90-х в них не осталось самого важного - связи с реальной жизнью. С реальной ОТЕЧЕСТВЕННОЙ жизнью. В которой национальная валюта - не только бухгалтерская "учетная единица", но элемент реальных взаимоотношений: политических, экономических, правовых. И если в этих взаимоотношениях все летит кувырком, сложно представить, что где-то в стороне останется уютный и неприкасаемый в своей абстрактной мудрости ареал Национальных стандартов бухгалтерского учета.

Related video

P.S. В качестве напоминания "нормативным органам": исходя из международного опыта инфляция считается "умеренной" - на уровне до 10% в год, высокой - свыше 10%, "галопирующей" - от 20% до 200%, а дальше - "гиперинфляция". Сколько-сколько там по прогнозам на нынешний год? А сколько будет в реальности? Не пора ли принимать какие-либо разъяснения для выживания предприятий? Или открыто объявлять все это скрытой разновидностью "военного налога". До полной победы над экономикой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК