Бизнесу приготовиться к худшему

28 сентября, 18:03 Распечатать Выпуск №36, 29 сентября-5 октября

Ради детенизации рынка труда правительство грозится включить репрессивную машину на полную мощность.

5 сентября Кабмин на своем заседании принял распоряжение №649-р "О мерах, направленных на детенизацию отношений в сфере занятости населения"

Документ предусматривает проведение Госинспекцией по труду, ГФС, ПФУ, Нацполицией и другими центральными органами исполнительной власти, а также органами местного самоуправления совместных комплексных мер, направленных на "детенизацию рынка труда и совершенствование контроля за оформлением трудовых отношений с наемными работниками". То есть бизнесу (особенно малому и среднему) нужно приготовиться к худшему, точнее, еще худшему; да и для экономики в целом такая новость ничего хорошего не сулит. Зачем же правительству понадобилось затевать репрессии, да еще и в предвыборный период? 

На самом деле это просто отложенная расплата за попытки правительства вводить и поддерживать социалистические нормы в бедной и коррупционной стране. Позволю себе небольшое лирическое отступление об истории вопроса. Два года назад, когда наш тогда еще свежий премьер внезапно объявил об удвоении минимальной зарплаты, я в интервью изданию "Збруч" прокомментировал это так: "[як] підтверджують емпіричні дослідження, підвищення мінімальної зарплати не зменшує, а збільшує бідність. І в цьому частині наших людей доведеться, на жаль, переконатися — особливо тим, хто працює у малому бізнесі в депресивних реґіонах… [Зазвичай] у нас подібні речі здебільшого не працювали, бо замість звільняти працівника його просто переводили "в тінь". [Але] зараз уряд може виявити дурну запопадливість і почати масово перевіряти малий бізнес, аби будь-що попередити цю реакцію підприємців і зібрати-таки жаданий ЄСВ [єдиний соціальний внесок]. Отоді вже буде дійсно непереливки".

В результате один из инициаторов этой "реформы" обратился ко мне лично, искренне возмущенный таким предположением. Высокопоставленный чиновник уверял, что никаких репрессий не будет, лично он категорически против, и, вообще, как это можно было подумать такое… Однако социализма без репрессий не бывает: как и любой противоестественный порядок вещей, он с необходимостью требует насилия. Поэтому вполне закономерно, что вначале правительство предложило и провело через парламент драконовские штрафы для работодателей, потом озаботилось (ре)организацией соответствующей службы проверок и вот теперь грозится включить эту репрессивную машину на полную мощность. 

Увы, в этой части прогноз сбывается в его худшем виде — впрочем, ничего удивительного: законы общественного развития имеют немалую предсказательную силу… 

К счастью, чисто экономические последствия сокращения занятости (уровень безработицы по методике МОТ вырос с 9,5% в 2015-м до 9,9% в 2017-м, и это на фоне роста экономики!) оказались незначительными, поскольку популистско-фискальный шаг правительства совпал по времени с началом экономического восстановления и, самое важное, — открытием польского рынка труда для украинцев. Поэтому действительно безработных вряд ли стало больше, и, более того, появился дефицит рабочей силы, который заставил резко взвинчивать зарплаты — и реальные, и официальные. Последнему способствовало снижение ЕСВ до 22%, вступившее в силу с 2016 г. — в результате легальные зарплаты, а с ними и поступления от ЕСВ и НДФЛ в 2016-м выросли на 24% (в абсолютных величинах), а в 2017-м еще на 37% — итого почти на 70% за два года!

Вдохновленные этим успехом, социальщики заложили в бюджет-2018 рост поступлений от ЕСВ еще на 35%, в то время как более реалистичный в своих прогнозах Минфин остановился на цифре 27% — однако только для НДФЛ: над прогнозами собственных поступлений "независимого" Пенсионного фонда он, к сожалению, не властен. К сожалению, потому что по факту радужные надежды социальщиков не оправдались: с одной стороны, снижение общего налогового давления на фонд зарплаты было не настолько радикальным, насколько это необходимо, чтобы массово вывести зарплаты из тени; с другой — продуктивность-то не росла такими темпами, как зарплаты, поэтому, как и следовало ожидать, малый и средний бизнес уперся в потолок своих возможностей, часто оставаясь без прибыли ради того, чтобы удержать кадры. 

А что бывает, когда запланировали получить много и подверстали под это выплаты, а получили по факту меньше? Правильно, дефицит. Тот самый, который так беспокоит МВФ: бюджет-то выполняется в целом, как запланировано, а вот "дыра" в ПФ оказалась больше, чем думали. И закрывать ее приходится, конечно же, госбюджету. Поскольку эти дополнительные траты никто не планировал, они рискуют увеличить дефицит теперь уже госбюджета — а это основной показатель не только для МВФ: он должен волновать любого гражданина, поскольку от него косвенно, но сильно зависит курс гривни. Естественно, ситуация сложилась скандальная, и виновные должны бы отвечать. Но им не хочется, поэтому ответом и стала (точнее, может стать) кампания по запугиванию работодателей и репрессиям против них.

К чему она может привести? На самом деле инспекторов не так уж и много, а компенсируется это чудовищной величиной штрафов, т.е. ставка делается на запугивание. Меньшим злом будет, если задуманное не сработает — ну, например, исходя из прошлого опыта подобных кампаний, в реальности все неприятности для работодателя будут (в подавляющем большинстве случаев) сводиться к умеренной взятке. Хуже будет, если угрозу воспримут всерьез, и малый бизнес начнет еще интенсивнее закрывать предприятия, уезжая в ту же Польшу или переходя в полную тень. При этом ситуация с предпринимательством в Украине и без того приближается к катастрофе: согласно ежегодному опросу компании Amway, свое дело хотят открыть только 21% наших соотечественников — это на 12% меньше, чем в прошлом году. Для сравнения, в ЕС этот показатель вдвое выше, среднее среди опрошенных стран в этом году — 49%, а победитель этого года Вьетнам показал вчетверо больший результат — 84%. Чем больше правительство будет давить на предпринимателей, чтобы они "делились с наемными работниками и бюджетом", тем меньше будет тех, кто может и хочет это делать. Можно заставить платить налог, но нельзя заставить создать рабочее место и тем более фирму…

Кроме неофициального найма и зарплат "в конвертах" правительство собирается разобраться и с теми, кто выплачивает вознаграждение за работу в виде предпринимательского дохода ФЛП 3-й группы. Иными словами, новая волна репрессий ожидает ИТ-компании и прочие фирмы, использующие высококвалифицированный труд работников или индивидуальных подрядчиков. Нужно ли напоминать, к чему привела предыдущая серия подобных "наездов"? Плохо, если страна теряет кадры квалифицированных рабочих, но это полбеды, поскольку в ХХІ в. промышленность — это все же вчерашний день. А вот интеллектуальные услуги и инновации — сегодняшний и завтрашний. Если мы потеряем эти кадры (а они, в отличие от разнорабочих, уезжают обычно насовсем, даже сейчас, при наличии возможности платить единый налог в 5%), то навеки останемся страной "третьего мира".

Впрочем, аргумент правительства простой и, на первый взгляд, звучит справедливо: "так наймите своих работников на полную ставку, платите за них все налоги — и не бойтесь штрафов и проверок! Есть же компании, которые так делают! В конце концов, налоги на зарплату в Украине не больше, чем в ЕС. Да и вообще, ЕСВ — это же не налог, а помощь вашим же родителям-пенсионерам и забота о вашей будущей пенсии!". 

Действительно, никто, кроме отдельных сектантов, не оспаривает печальной необходимости платить налоги. Однако в реальном контексте описываемой проблемы такой призыв правительства выглядит, скорее, как демагогия. 

Во-первых, на самом деле ЕСВ мало кто всерьез рассматривает как пенсионный взнос (а иначе стояла бы очередь из желающих его платить), он де-факто давно превратился в налог на труд. Такой налог не имеет ни малейшего экономического обоснования и оценен Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) как один из самых вредных для экономического роста. Кроме того, как мы видим, он массово провоцирует уклонение и коррупцию, поэтому не имеет права на существование. Сбалансировать ПФ искусственным образом, может быть, и можно (всегда есть возможность поднять пенсионный возраст, ставку налога и т.д.), да только чем лучше эта система сбалансирована, тем менее выгодно в ней участвовать, тем больше будет желающих уклониться даже с учетом риска. Это — путь в тупик.

Во-вторых, страны ЕС — это не референтная группа для Украины, нас просто невозможно сравнивать ни по уровню благосостояния, ни по качеству государственного управления. В лучшем случае — с Болгарией, но там эти налоги меньше. Если же брать сопоставимые по доходам и институтам страны, то окажется, что в Украине нагрузка на фонд оплаты труда экстремально высока, как и ощущают это, по факту, работодатели и работники (подробнее об этом и многом другом — в исследовании ИСЭТ "Порівняльний аналіз оподаткування фондів заробітної плати та видатків бюджету в окремих країнах СНД, ЄС, Азії, Латинської Америки"). А если закон не воспринимается как справедливый, то он всегда массово нарушается. 

В-третьих, для того, чтобы заплатить хотя бы столько же, но "в белую", работодателю нужно сегодня потратить на 41% больше. Учитывая, что для работника имеет значение только "чистая" зарплата (именно ее он сравнивает с "чистой" в Польше и других странах), требование оказывается для многих предпринимателей МСБ невыполнимым, особенно с учетом уже состоявшегося роста зарплат. То есть они просто не имеют экономической возможности выполнить эти требования и закроют свои фирмы, уволив работников.

Наконец, если раньше работники ценили "белые" зарплаты — это позволяло брать кредиты, ездить за границу и т.д., то сейчас такой мотив остался разве что у среднего класса, и то не очень: кредиты баснословно дороги, за границу — безвиз… Зато для малооплачиваемых "белая" зарплата может означать лишение права на жилищную субсидию. Поэтому появилась проблема уже у тех работодателей, кто сам хочет платить "в белую". А с учетом того, что рынок труда — это сейчас часто рынок продавца (во многих случаях работники диктуют условия), предприниматели попали в патовую ситуацию.

Кроме налогового аспекта, не нужно забывать, что штатного работника у нас по-прежнему защищает социалистический до последней запятой КЗоТ: его невозможно уволить, даже если он совершенно не справляется с работой, и вообще работодатель обязан все, а работник — ничего. Поэтому официально трудовых отношений добросовестные работодатели избегают, как только могут. Пытаясь защитить работника, социалисты на деле оставили его вообще без всяких прав, даже, например, при несчастных случаях на производстве. Ну и, соответственно, в бюджет и соцфонды от такого работника тоже ничего не поступает.

Именно по этим причинам нелегальная и "серая" занятость у нас приобрели такие масштабы. Впрочем, ничего удивительного: если смотреть, опять же, на референтную группу стран с подобным нашему ВВП на душу населения, то там вообще, как правило, основная часть работников занята полностью неофициально. Только там у властей обычно хватает ума (и опыта) не пытаться бороться с массовыми нарушениями путем репрессий: это обычно плохо заканчивалось. Украине тоже следовало бы поучиться тому, как создавать механизмы компромиссной детенизации. Впрочем, один пример — и очень успешный — есть в нашем собственном опыте: это упрощенная система налогообложения для малого бизнеса. Ее опыт подтверждает известную истину: для того, чтобы бороться с массовыми нарушениями в коррупционном обществе, карательные и репрессивные меры бессмысленны и вредны, работают только заградительные меры вроде "бетонного блока поперек дороги". Если же в соответствующей сфере ничего подобного применить нельзя, то нужно, с одной стороны, снижать стимулы к нарушениям (в нашем случае — выигрыш от "тенизации"), с другой — если возможно, создавать механизмы позитивного стимулирования. И только тогда, когда нарушения станут исключением из правила, можно, при необходимости, применять репрессии.

В данном случае нужно, прежде всего, максимально снизить нагрузку на заработную плату. Но на это предложение обычно следует стереотипный ответ: "А как же платить пенсии?". На самом деле пенсионерам все равно, за счет чего они получают свои гроши. Причем на сегодняшний день ¾ из них живут на минимальной пенсии, поскольку начисленная — еще меньше. Зачем же тогда упорно привязывать пенсионные выплаты к одному из самых вредных налогов, который, к тому же, невозможно собрать в достаточном количестве без массовых репрессий? Не лучше ли признать тот естественный факт, что солидарная пенсионная система уже давно мертва, похоронить ее с миром и продолжать платить уже начисленные пенсии за счет менее вредных для экономики источников?

Тем более что в Украине (в отличие от практически всех референтных для нее стран) бюджет и обязательные отчисления в "социальные фонды" составляют 44,5% от ВВП (больше, чем в Германии!). И чтобы расти не на 3% в год на пике международной конъюнктуры, а быстрее, этот размер нужно сократить хотя бы до 35—37%, а ЕСВ приносит, в общей сложности, как раз около 5—6% от ВВП. Таким образом, можно убить двух зайцев сразу, заставив государство умерить свои аппетиты (в основном за счет неэффективных затрат) и освободить работников и работодателей от крайне вредного налога. Причем, как установили исследователи МВФ (подробнее см. процитированное выше исследование ИСЭТ), сокращение именно налога на труд дает 0,15% роста ВВП на каждый процентный пункт ставки, в то время как в целом сокращение налогового давления — 0,1%. Иными словами, если упразднить ЕСВ как описано выше, экономика смогла бы расти примерно вдвое большими темпами, чем сейчас! Только, конечно, при этом и гарантировать государство впредь уже будет только прожиточный минимум — как в Грузии, например. Впрочем, по факту, напомню, и сейчас это так для подавляющего большинства пенсионеров.

Но и 18% НДФЛ для многих, скорее всего, покажется слишком большим, чтобы его платить с легкой душой. Глубоко в традициях лежит "десятина" — 10%, и такой налог действительно хорошо себя зарекомендовал, например, в более-менее похожей на нас Болгарии. Если бы удалось снизить давление на фонд оплаты труда до такого уровня, проблема "теневых" зарплат отпала бы практически полностью. И такая возможность тоже есть: Украина имеет большие резервы в части налогообложения земли и построек, которое сейчас дает меньше 1% ВВП, а может — до 3—4%. Нынешний налог работает из рук вон плохо, вдобавок он еще и испещрен необоснованными привилегиями, которые часто раздают местные власти просто по своему усмотрению. Есть предложения относительно модернизации этого налога с тем, чтобы его сделать прозрачным и бронебойно защищенным от коррупции, а при уплате зачитывать его в уплаченный НДФЛ.

Наконец, но не в последнюю очередь, КЗоТ и минимальную зарплату, если и оставлять, то только в качестве антимонопольной меры, для "градообразующих" предприятий, которые действительно имеют возможность, злоупотребляя своим монопольным положением и низкой мобильностью рабочей силы, эксплуатировать работников. В остальных случаях защищать работника от того, кто создал ему условия для заработка, не имеет смысла, а во многих случаях и контрпродуктивно. Лучшая защита для него — это конкуренция работодателей. Но репрессиями против них эту конкуренцию не создашь, ее можно только убить. Пожелаем же правительству провала в этом неблагородном и неблагодарном деле. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
  • Игорь Игорь 29 вересня, 21:26 "снижение общего налогового давления на фонд зарплаты было не настолько радикальным, насколько это необходимо, чтобы массово вывести зарплаты из тени"----------------------Дело не столько в величине налога, сколько в доверии общества (в частности бизнеса) к власти. Сегодня я покажу реальные доходы, а что они скажут завтра? согласен 4 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №38, 13 октября-19 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно