СИНИЙ ТУМАН, ФУМИГАЦИОННЫЙ ОБМАН

28 февраля, 2003, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 28 февраля-7 марта 2003г.
Отправить
Отправить

Начну с азбучных истин. Зерно — это та среда, в которой паразитируют разновидности сорняков, споровых болезней, кузек...

Начну с азбучных истин. Зерно — это та среда, в которой паразитируют разновидности сорняков, споровых болезней, кузек. Иногда с хлебом потребляем истертые в порошок ножки, крылышки и брюшка последних. Нам нравится, ведь это — наше, родное. В конце концов, «мясные» добавки компенсируют недостаток аминокислот... Но когда пожирателей продовольственных запасов вместе с зерном живьем транспортируем за границу, то там от одного лишь вида усатых и сороконогих теряют сознание: угроза фитосанитарной безопасности страны! Так же, как и мы цепенеем, узрев в заграничной партии лампочек шустрых пауков-тарантулов или скорпионов...

Чтобы избавиться от карантинных вредителей и болезней растений, страны используют фумигацию — уничтожают непрошеных завсегдатаев токсичным газом. Украина — не исключение. Есть у нас соответствующая служба, экипированные фумигационные отряды, даже профессиональный гимн — «За туманом ничего не видно...» Дело в том, что туман, учитывая особенности химических реакций, постоянно сопровождает обеззараживающие работы. Правда, в переводе на русский язык титульная партитура приобретает более четкие признаки: «Синий туман похож на обман...» А все из-за непрозрачности операций. Говорят, если повнимательнее присмотреться, то в густой пелене можно заметить две фигуры. Бизнесмена и чиновника, монополизировавших этот рынок. Чтобы развеять завесу, а с ней и сомнения, мало магизма Аллегровой с ее «Я тучи разведу руками...»

Министерство сельского хозяйства и продовольствия в 1991 году на базе союзных учреждений создало Главную государственную инспекцию по карантину растений с Центральной научно-исследовательской карантинной лабораторией и Центральным фумигационным отрядом. Госкарантину подчиняются 14 пограничных госинспекций в областях, Крыму, Киеве и Севастополе, 13 государственных областных инспекций по карантину растений, 13 региональных фумигационных отрядов, 14 зональных и областных карантинных лабораторий, 221 районный и межрайонный пункты по карантину растений, 189 пограничных карантинных пунктов при морских и речных портах, пристанях, на железнодорожных станциях, в аэропортах, на аэродромах, предприятиях почтовой связи, автомобильных дорогах, автовокзалах, автостанциях, пунктах пропуска на государственной границе. Для чего так скрупулезно перечисляю? Чтобы уважаемые читатели ни на йоту не усомнились в том, что «персонам нон грата» противостоит мощная национальная сила, способная вовремя выявить, локализовать и ликвидировать их. Не успевают «перебежчики» пикнуть, как сигнал тревоги поднимает 1,7 тыс. штатных сотрудников системы Госкарантина плюс почти 250 «бойцов» фумигационных отрядов. Если добавить, что они действуют совместно со Службой безопасности, Министерством внутренних дел, государственными комитетами — по делам охраны госграницы и таможенным, органами местного и регионального самоуправления, то это — настоящий приговор для нежелательной флоры и фауны.

Аграрные реформы подстегнули фитосанитарную службу, поскольку возросший экспорт зерна вынуждал так или иначе овладевать передовой технологией обеззараживания грузов, действовать в рамках международных соглашений и конвенций по карантину растений. Но из-за финансовой и технологической нищеты, нехватки кадров и опыта инспекции с государственными фумигационными отрядами не могли самостоятельно проглотить неожиданно свалившийся на них объем работ. Воспользовавшись безрыбьем, нишу заполнили несколько отечественных и зарубежных коммерческих структур, которые начали обеззараживать в портах экспортные партии зерна. В трактовке бессильного что-либо изменить Госкарантина подобная деятельность классифицировалась как «нелегальная» и была пресечена с участием правоохранительных органов. А что же вместо этого?

Госструктура никак не хотела выпускать из рук лакомый кусок. Сотрясая, словно цитатниками, Законом «О карантине растений», государственные фумигаторы добились безусловной монополии на рынке обеззараживания подкарантинных грузов. Центральный офис приказом №51 от 28 августа 1995 года обязал Николаевскую, Одесскую и Херсонскую пограничные государственные инспекции, Мариупольский фумигационный отряд обеззараживать экспортное зерно в морских портах Украины исключительно силами государственных фумигационных отрядов Госкарантина и оформлять фитосанитарные сертификаты на зерно, обеззараженное только специалистами указанных служб. Но упомянутый закон, прочие законодательные акты не запрещали обеззараживать экспортные грузы иным, кроме фумигационных отрядов, субъектам хозяйствования. В документах речь идет об исключительном праве областных инспекций по карантину растений организовывать «оздоровление и обеззараживание подкарантинных материалов и объектов, транспортных средств, прибывающих из-за границы», то есть импортного груза.

Таким образом, Госкарантин своим приказом не допустил «чужих» заключать договоры с экспортерами зерна на его оздоровление в морских портах, а затем начал препятствовать реализации их услуг. Обделенными оказались и трейдеры: их заставили стучать в одну дверь — государственную. Изданная через месяц инструкция усилила монопольные претензии: в соответствии с ней, действие фумигационных отрядов распространялось не только на морские порты, но и на пограничные пункты вне пределов акваторий, в частности железнодорожные станции. Несмотря на то, что Украина — не член Международной фумигационной организации и выполненные Госкарантином роботы не признаются в международных портах.

Сначала такие аппетиты никого не встревожили. Никого не волновали очевидные признаки нарушения действующего на тот момент антимонопольного законодательства, проявившиеся в дискриминации субъектов хозяйствования органом государственной власти путем установления ограничений на осуществление отдельных видов деятельности. Безнаказанность подтолкнула к более масштабным махинациям.

Мало захватить плацдарм — нужны силы, чтобы его удерживать. А таких, как уже говорилось, у Госкарантина явно не хватало. Помогать в «фумигации всей страны» начала компания «Пест Контроль Лтд» (зарегистрированная в Ирландии, с центральным офисом — в Женеве (Швейцарии), с которой Центральный фумигационный отряд, не будучи юридическим лицом, 17 декабря 1997 года заключил договор о сотрудничестве. Что же соблазнило украинскую сторону? Госкарантин избавился от самой неприятной функции — ответственности за весь фумигационный цикл и, в сущности, почти полностью делегировал иностранной компании уже захваченные монопольные права. Наши специалисты, в качестве субподрядчиков, выполняют лишь черновую работу — закладывают опасное вещество (фумигант) в трюмы, остальные процессы — экспозиция, дегазация и токсикологический контроль на судне в порту разгрузки — это удел ирландских швейцарцев. Они за собственные средства проводят, в случае необходимости, повторную фумигацию, сопровождают груз до пункта назначения, оплачивают страховые риски и технологические отстои судов. Например, за время работы на наших просторах «Пест Контроль Лтд» уплатил штрафов на сумму более 600 тыс. долл., — это годовая зарплата Госкарантина.

Еще одна наживка, на которую клюнули в аграрном ведомстве, — записанное в договоре обещание ирландцев разработать проект производства в Украине новейших препаратов-фумигантов на базе отечественных предприятий и профинансировать его реализацию. А также наладить выпуск фумигационного оборудования, создать пенсионный фонд и фонд оздоровления сотрудников фумигационных отрядов и многое другое. Казалось бы, теперь голова должна болеть лишь у дятла. Ирландская компания — действительный член Международной фумигационной организации, британской ассоциации «Пест Контроль», американской ассоциации «Пест менеджмент» с международным опытом обработки зерновых с 1995 года...

Прошел год. С «Пест Контролем Лтд» заключили новый договор, в котором обязательства сторон были аналогичными, а вот срок его действия — неограниченным. В сущности, иностранная компания нанимала сотрудников украинских фумигационных отрядов, обеспечивала всем необходимым для первого этапа обеззараживания, и те лезли в трюмы закладывать токсичные «таблетки». Во всех договорах на обеззараживание экспортных партий зерна фигурировал лишь «Пест Контроль Лтд» как единственный контрагент. Почему-то никого из аграрных чиновников не заинтересовало, что средства за фумигацию украинского зерна в украинских портах адресуются с зарубежных счетов заказчиков этой услуги — транснациональных компаний-экспортеров — на швейцарский счет «Пест Контроль Лтд». «Проморгали» и въедливые в иных случаях налоговики. Схема работает просто. Обращается зернотрейдер к карантинным инспекциям в Николаевской, Херсонской, Одесской, Донецкой или Запорожской областях с просьбой выдать фитосанитарный сертификат на экспорт зерна, а чиновники объясняют, что следует заключить с «Пест Контроль Лтд» договор на фумигацию груза, предупреждая, что в случае отказа он автоматически попадает в «черный» список. Правда, и список неудовлетворенных действиями фумигаторов-диктаторов рос.

Министерство агропромышленного комплекса, чувствуя носом озон — признак грозы, в феврале 1999 года для отвода глаз провело внутренний конкурс на участие в технологическом процессе обеззараживания зерна в портах совместно с Госкарантином и местными инспекциями. Самодельный тендер действительно оказался внутренним, т.к. о нем не знало большинство отечественных фумигационных фирм. Вот потому среди счастливчиков оказались три компании, одна из которых тактично отказалась от участия в конкурсе, и победителями в «острой конкурентной борьбе» вышли уже известный «Пест Контроль Лтд» (Ирландия) и СП ООО «Трансбалктерминал» (Украина). У «Трансбалктерминала» хоть и меньше регалий, зато он оперирует на одном из крупнейших зерновых терминалов Украины по перегрузке зерна в Ильичевском порту. Остальные многочисленные причалы, где осуществляется перевалка зерна, давно уже опекает «Пест Контроль Лтд».

Но даже если бы отечественные конкурсанты построились в очереди и ломали дверь, стремясь принять участие в конкурсе, многим из них оказались бы не по силам дополнительные требования, выдвинутые аграрным ведомством. А именно: бесплатное снабжение фумигационных отрядов фумигантами и оборудованием для проведения обеззараживания, средствами защиты и спецодеждой, обеспечение отечественных исполнителей работ современными технологиями фумигации, средствами связи, транспортом, оргтехникой, затраты по страхованию и компенсации убытков в случае повторной фумигации груза в порту разгрузки, дополнительной дегазации груза, сверхнормативного простоя судов. Ко всему прочему, от претендента на победу в тендере требовали в Украине залогового страхового взноса валютой, недвижимостью, оборудованием на сумму 350 тыс. долл. Таким образом, Минагропром путем «тендера» легализировал права «Пест Контроль Лтд», полученные им по прежним договорам, и еще раз намекнул жалобщикам: то, что позволено Юпитеру, быкам — дудки!

В 2001 году относительное затишье в фумигационных заводях снова было потревожено. Возросшие экспортные зерновые потоки вызвали заторы в портах, с которыми не справлялись фумигаторы; участились претензии импортеров к фитосанитарному состоянию зерна. Но больше всего жалоб, просочившихся и в Кабинет министров, и в Антимонопольный комитет, касались финансового среза сотрудничества Госкарантина с «Пест Контроль Лтд». Экспортеры за фумигацию тонны зерна платят 1,25—1,30 долл., между тем как в США эта же операция стоит 25 центов, в Аргентине — 35, в Европе — 30—60 центов. При этом затраты на заработную плату, технику безопасности, социальное страхование там значительно выше, чем в Украине. Даже в России, где рынок фумигационных услуг столь же мутен, тарифы ниже — 60—80 центов. Более того, из 1,25—1,30 долл. «пестконтролевских» заработков лишь 20 центов возвращаются в Украину в качестве платы нашим фумигаторам-чернорабочим. Из заработанных в 1999 году на нашем зерне 6 млн. долл. в бюджет «капнуло» целых 2 млн. гривен, в 2000-м — соответственно 3 млн. и 800 тыс., почти столько же и в 2001-м. Эти треклятые, снятые с потолка 1,25—1,30 долл. ложатся на плечи зернотрейдеров, те в свою очередь перекладывают их на шею земледельцев, уменьшая на столько же цену зерна. Монопольно высокие расценки породили еще одну разновидность бизнеса — контрабандную фумигацию. Посредством разнообразных ухищрений некоторые компании договариваются с турецкими фумигаторами, и те в черноморских водах, прямо по ходу балкера проводят обеззараживание — на 40 центов дешевле.

Этих деталей не нашел в представлении Министерства аграрной политики премьер-министру Анатолию Кинаху в конце 2001 года. Правда, были там другие любопытные вещи: «Анализируя ситуацию, мы пришли к выводу, что данному вопросу (фумигации. — В.Ч.) уделяется внимание не столько для его лучшей организации, сколько из желания определенных лиц с помощью Кабинета министров Украины добиться реального влияния в портах Украины на рынок зерна. Такой вывод подтверждается еще и тем, что в последнее время на министерство осуществляется давление отдельными высокими должностными лицами и народными депутатами в устной форме. От нас добиваются увольнения руководителей карантинной службы Украины, предлагают «свои» кандидатуры и коммерческие структуры для участия в карантинных мероприятиях.

Разумеется, эти явления имеют место главным образом потому, что в деле фитосанитарного контроля действительно есть еще много узких мест и недостатков. Министерство осуществляет мероприятия по исправлению положения. С целью дальнейшего улучшения фумигационного дела в 2002 году министерство поручило Укрглавгоскарантину по завершении маркетингового периода весной 2002 года провести новый конкурс на участие партнеров в технологическом процессе обеззараживания экспортных грузов. Наша задача — поставить дело так, чтобы в 2003 году система карантина растений осуществляла свои функции без посторонней помощи, как того требует действующее законодательство».

В этих любопытных моментах не обошлось без лукавинок. Ни одного конкурса в прошлом году Госкарантин не проводил. И нового договора с «Пест Контроль Лтд» не заключал, а просто пролонгировал еще на год прежние договоренности. Поэтому вряд ли в этом году национальные фумигационные отряды будут действовать в сфере обеззараживания зерногрузов самостоятельно. Более того, аграрное ведомство упрямо доказывает: если возложить на государственные фумигационные отряды весь цикл обеззараживания, это потребует значительных бюджетных затрат — 3—4 млн. гривен. Алогизм: почему для осуществления прибыльного во всем мире вида деятельности — обеззараживания зерна в трюмах судов — МинАП нужна государственная поддержка, тогда как коммерческие структуры обходятся без нее?! Единственным и неизменным в деятельности аграрных госструктур остается категорическое игнорирование отечественных компаний, которые не хуже ирландской обеззараживают зерно, отказ им в оказании фумигационных услуг, поскольку это, мол, прерогатива государственных карантинных отрядов.

Видели бы вы эти «операции»! Мне посчастливилось пробраться инкогнито на Одесский зерновой терминал, где как раз загружался пшеницей пришвартованный балкер. Приняв меня за своего, рабочие рассказали обо всех тонкостях фумигационной «кухни».

— Трюм «панамакса» водоизмещением 50 тыс. тонн разделен на пять-семь секторов 10-метровой высоты. Через «рукав» зерно попадает в «брюхо», и мы должны, по технологии, через каждый метр ставить «пистоны» — таблетки фумиганта. Но кто же придерживается этих правил? Когда трюмы заполнены доверху, специальной трубой выборочно «прокалываем» пласт зерна и через отверстие в ней бросаем фосфид алюминия или цинка... Дьявольская работа! А то и вообще разбрасываем «таблетки» по поверхности. «Сэкономленные» препараты идут «налево»: с руками и ногами их отрывают, ведь цена — демпинговая. В Бельгии килограмм фумиганта стоит 47 долл., а мы «толкаем» вдвое дешевле. Но самое смешное происходит на третий-пятый день, когда судно, лишь бы сократить стоянку на рейде в порту назначения, прямо по ходу открывает люки трюмов для проветривания. Угарные испарения оттуда так «укачивают» команду, что все — от капитана до кока — блюют дальше, чем видят...

В Одессе интересовал еще один объект — консультационный центр по борьбе с возбудителями болезней «Л.П.С.». Это одна из многих фирм, которым Госкарантин запрещает фумигировать зерно. О профессиональной подготовке ее сотрудников свидетельствует хотя бы тот факт, что навести лоск на теплоходе «Тарас Шевченко», на котором Леонид Кучма встречался с коллегами — президентами стран СНГ, доверили именно «Л.П.С.». Я уже не говорю о бесплатных обработках резиденции мэра, горисполкома, прокуратуры, областной санэпидстанции, жилищно-коммунальных хозяйств... В виде шефской помощи «гасили» вспышку малярии в Саратском районе, аэрозольным методом эффективно дезинфицировали Белгород-Днестровский областной противотуберкулезный диспансер... И ни разу клиенты не жаловались на качество работ. Но действительно ли столь альтруистична эта одесская фирма, действующая в сфере дезинфектологии с 1996 года, имеющая филиалы в Киеве, Симферополе, Херсоне, Полтаве, Белгород-Днестровском?

— Не скрою: на рынке фумигации зерна крутятся бешеные деньги. Бе-ше-ные! Но почему зерновое государство, имея отечественные компании, отдало его на откуп чужакам? — возмущается Сергей Криводонов, генеральный директор «Л.П.С.». — Пусть контролирующие функции остаются за государством, а услуги оказывают фирмы, имеющие на это право. На каком основании «Л.П.С.» лишили его? По статье 17 Закона Украины «О карантине растений», «профессиональной деятельностью в отрасли карантина растений могут заниматься граждане Украины, имеющие соответствующее высшее или среднее специальное образование». У меня есть разрешение на использование ядовитых веществ, а сотрудники фирмы имеют удостоверение о допуске к работе с ними, три лицензии... Что еще нужно? Считают нас проходимцами? Да у нас работает Виктор Михайлович Снитко, профессор, академик, известный во всем мире, всю жизнь занимающийся безопасностью обеззараживания грузов. Десять лет проработал на космическую медицину... Корифей! В 1979 году он вместе с Евгением Андреевичем Левченко разработал ноу-хау, за которое каждый получил вознаграждение — 20 тыс. рублей. Советский Союз, продав разработку, выручил 20 млн. долларов. Скажу откровенно: расценки за фумигацию зерна завышены в несколько раз. На элеваторах, зернохранилищах ее вообще не проводят, хотя оттуда, как говорится, и ноги растут. А еще точнее — с поля. Из-за бедности агроформирования не применяют средства защиты растений, поэтому зерно просто кишит жучками-паучками: в килограмме — 350 граммов вредителей. А Всемирная организация здравоохранения считает его токсичным при наличии 15 жуков. Мы предлагаем намного более дешевый способ: обеззараживать зерно в элеваторах, складских помещениях. Масимум — 1,70 гривни за тонну. А трюмы перед загрузкой профумигированного зерна обрабатывать аэрозолем — 18 копеек за кубометр. 1,88 гривни — это ведь не 1,25—1,30 доллара!

Однако этих аргументов упрямо не желают слышать ни Министерство аграрной политики, ни Госкарантин. Их не дисциплинировал даже вердикт Антимонопольного комитета, усмотревшего в действиях обоих ведомств антиконкурентную согласованную политику, дискриминацию субъектов хозяйствования. Еще не заплатив штрафы (Главная государственная инспекция по карантину растений Украины — 25 тыс. гривен, Одесская пограничная госинспекция — 50 тыс., Николаевская — 30 тыс., Херсонская — 25 тыс., Мариупольский фумигационный отряд — 7 тыс., компания «Пест Контроль Лтд» — 133 тыс. гривен), подразделения Госкарантина с января текущего года ввели отраслевые «новации». Областные пограничные государственные инспекции своими письмами запретили оформлять фитосанитарные сертификаты в портах отгрузки, требуя на каждую экспортную партию зерна предоставлять фитосанитарные требования страны-импортера.

Наших карантинщиков можно понять: напуганные проверками на «вшивость», международными скандалами вокруг чистоты украинского зерна, они теперь дуют и на холодную воду Черного моря. Но нынешнее требование — обыкновенная прихоть, и отразится она прежде всего на реноме карантинной службы Украины. Тем более что это решение основывается на соответствующем пункте «Правил фитосанитарного контроля на государственной границе Украины», принятых еще в 1996 году, когда экспорт украинского зерна был мизерным. Нам предлагают откат на исходные позиции?!

Генеральный директор Украинской зерновой ассоциации Владимир Клименко предвидит дальнейшее развитие событий в нескольких плоскостях. И ни один из прогнозов не улучшает имидж Украины.

— Если нововведение не будет отменено, — отмечает Клименко, — то мир подхватит тезис о неспособности украинской карантинной службы должным образом обеспечивать необходимое качество зерна. Соответственно притормозится отгрузка зерна, экспортеры понесут ощутимые убытки, пострадает репутация компаний... Совершенно очевидно, что получить необходимые требования страны-импортера намного легче транснациональным компаниям, имеющим представительства во многих странах. То есть компании с украинским капиталом останутся вне экспортного коридора. Наконец, существует опыт мирового рынка. Особенности какой-либо страны-импортера еще никогда не служили поводом для осложнения режима экспорта в стране, вывозящей зерно. Например, американскую пшеницу и сою в связи с внутренними специфическими требованиями не принимали Бразилия и Китай, но никто при этом не нарекал на плохое качество продукции. Это — проблема исключительно контрагентов. Поэтому нет никакой необходимости получать фитосанитарные требования страны-импортера на каждую партию зерна. Наиболее просто и эффективно — государственным органам Украины обратиться к фитосанитарным службам стран-импортеров за соответствующей информацией, обеспечить ею зернотрейдеров, чтобы те использовали сведения для проверки всех грузов всех компаний. К тому же подобная информация не является секретной, получить ее можно в международных органах фитосанитарного контроля.

Проскочила крамольная мысль: а зачем вообще при экспорте грузов проводить обеззараживание, тратиться, «сжигать» нейроны? Вон в США экспортный контроль свели до минимума, зато импортный — чрезвычайно суров. Правда, в Америке внутренние требования к качеству — не то что наши. Там растениеводческую продукцию от вредителей и болячек защищают уже на поле, несколько раз обрабатывая посевы пестицидами. Хранят в почти стерильных элеваторах... А у нас? Туманная пелена! Заметил ее и Президент, поручив рассмотреть вопрос о создании национальной фумигационной компании. Леонид Данилович, в чьем гитарном репертуаре есть песня «А я еду, а я еду за туманом...», точно знает: за туманом могут быть мечты. И реалии, далекие от жизненных идеалов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК